eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

Реакция

Telegram-канал Proeconomics. «Дедолларизация планеты началась»?

Настоящий материал (информация) произведен, распространен и (или) направлен иностранным агентом АО «РС-Балт» либо касается деятельности иностранного агента АО «РС-Балт». 18+

12:40, 23.01.2023 // Росбалт, Реакция

Вводная картинка
© СС0

Одной из главных тем в Рунете и Telegram стало намерение Аргентины и Бразилии вновь побеседовать о возможности введения единой валюты. Этому рядовому событию в России тут же придали политический окрас: «доллар трещит по швам», «дедолларизация планеты началась» и т. п.

Но разговоры о единой валюте для стран Латинской Америки идут с 2007 года. А воз и ныне там. Хотя были даже созданы финансовые институты: Bank of Sur в 2007 году и Unasur в 2008-м. И тогда также политизировали это событие. Как пример нашел бодрую заметку казахстанского медиа в 2009 году: «США получили очередной удар по престижу своей финансовой системы, и не откуда-нибудь, а прямо со своего „заднего двора“ — так называют в Штатах Латинскую Америку. Девять государств Центральной и Южной Америки, входящие в региональный экономический альянс, согласовали процедуру введения единой валюты, которая должна будет прийти на смену доллару в международных расчетах».

Идея валютных зон — правильная, как давно доказано экономистами. Но создать такую зону удалось лишь Евросоюзу. К ней Европа шла без малого 40 лет — это для понимания сложности пути. Впервые о зоне единой валюты заговорили в конце 1950-х в «Объединении угля и стали» (прообраз ЕС). А первую теоретическую работу на этот счет будущий нобелевский лауреат Роберт Манделл написал в 1961 году. Затем экономисты-теоретики работали над темой почти 20 лет, пока в марте 1979 года не начала функционировать Европейская валютная система (European Monetary System, EMS), создавшая единую виртуальную валюту Европы экю.

Затем в дело включилась группа экономиста-практика Жака Аттали, и спустя еще 20 лет получилась знакомая нам всем единая валюта евро.

В ходе этой 40-летней работы Роберт Манделл сформулировал «Теорию оптимальных валютных зон». Не буду ее пересказывать, о ней в интернете много информации. Отмечу только два обязательных ее атрибута: единый рынок капитала и единый рынок рабочей силы. Т.е. если вы хотите получить единую валюту для нескольких стран, то вам придется открывать границы, унифицировать кодекс экономических законов — и, скорее всего, все это должно закончиться созданием единого политического организма, как ЕС.

Несколько объединений стран пытались за это время создать единую валюту, игнорируя «Теорию оптимальных валютных зон» Манделла. Например, несмотря на намерения, это так и не удалось сделать постсоветским странам в ЕАЭС.

В 2007 году страны — члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (Gulf Cooperation Council, GCC) тоже надумали ввести единую валюту, отвязав свои собственные от американского доллара. Планировалось, что общая денежная единица будет введена в Бахрейне, Катаре, Кувейте, Объединенных Арабских Эмиратах, Омане и Саудовской Аравии к 2010 году. Прошло 15 лет — ничего не вышло.

Кстати, сам Манделл призывал не унывать страны, не добившиеся создания единой валюты в своих объединениях. Он рассчитал, что малым странам даже выгоднее привязать свою национальную валюту к крупной и стабильной валютной зоне. Как, например, в той же Латинской Америке это сделал Эквадор в 2000 году.

Намерение Бразилии и Аргентины возобновить разговор о создании единой валюты похвально. Теоретически это выгодно. Но на практике за этим должны стоять годы и годы трудной работы, в том числе и политическое объединение стран Латинской Америки. Благо, что есть пример Европы, как устроен механизм такого перехода.

Telegram-канал Proeconomics

Подпишитесь на нас в Дзен.Новости

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -5°
Санкт-Петербург: -1°