eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В России

Крушение гибрида

К самолету Sukhoi Superjet 100 вопросы были давно, но катастрофа в Москве обнажила и другие проблемы: это и работа служб аэропорта, и квалификация пилотов.

21:05, 06.05.2019 // Росбалт, В России

Фото с сайта www.superjetinternational.com

В авиакатастрофе самолета Москва — Мурманск в «Шереметьево» погиб 41 человек. Следственный комитет назвал три возможные причины трагедии с бортом «Аэрофлота». Это недостаточная квалификация пилотов, диспетчеров и техников; неисправность воздушного судна и неблагоприятные метеоусловия. Приоритетной версией считается отказ электроники и радиосвязи из-за попадания в самолет молнии. Экипаж лайнера подал сигнал бедствия на высоте примерно два километра. Самолет совершил грубую посадку — борт четыре раза ударился о полосу. От удара разрушилась одна из стоек шасси — предположительно, ее части попали в левый топливный бак, и он загорелся.

Самолет Sukhoi Superjet 100 был разработан в 2000-х годах под патронажем первого вице-премьера Сергея Иванова. Чиновник в 2007 году лично участвовал в представлении самолета публике на авиазаводе КНААПО. Сообщалось, что на самолете установлена передовая авионика всемирно известных производителей. Главным потребителем стал «Аэрофлот», купивший десятки самолетов. При этом, по признанию главы холдинга «Сухой» Михаила Погосяна, чтобы проект окупился, нужно продать не менее трех сотен самолетов SuperJet-100. Программа создания нового самолета оценивалась в $1,4 млрд.

В последние годы в «дорабатывание» Sukhoi Superjet 100 включился «Ростех». Сообщалось также, что SSJ-100 имеют маленький налет из-за проблем с двигателями, а также с нехваткой и длительными сроками поставки запчастей при поломках.

Попадание молнии не должно приводить к отключению всей автоматики самолета и к такой ситуации, когда летчики вынуждены сажать лайнер вручную, визуально, а не по приборам, рассказал авиаэксперт, кандидат технических наук Вадим Лукашевич. В этом случае самолет становится сложноуправляемым.

«Отключение бортовой автоматики — это, конечно, вопрос к конструкторам. Самолет Superjet разработала самая сильная авиационная компания России. Но она не имела опыта работы в гражданской авиации. Есть такое понятие — „объем конструкторского пота“. Грубо говоря, если на самолет будет затрачен один миллион запланированных человеко-часов конструкторов, он получится. Если меньше — не получится. В этом смысле Superjet был сделан нормально. Нет поводов для нареканий по поводу того, что плохо спроектировали или торопились. Самолет сертифицирован как у нас, так и за рубежом. Однако любой самолет при плохом обслуживании, как и автомобиль, ненадежен», — заявил Лукашевич.

Авиаэксперт констатировал, что большинство зарубежных потребителей, купивших Superjet, отказались от этого самолета. Но причина все же не в конструкторских особенностях. «Были проблемы с поставками запчастей: это организационные вопросы, вопросы логистики. Они не связаны с надежностью и безопасностью полетов», — уточнил Лукашевич.

Эксперт полагает, что к большому количеству жертв привела также и неудовлетворительная работа аварийных служб аэропорта. Об этом говорит то обстоятельство, что при жесткой посадке лайнера рядом с ним в первые минуты не оказалось пожарных машин и карет «скорой помощи».

«В аэропорту была информация о том, что самолет идет на аварийную посадку. Что происходит на борту — есть пожар или нет, удалось выпустить шасси или нет, — аэропорт должен быть готов к любому развитию событий, включая самый тяжелый. В любом случае, аварийная посадка — это ситуация „из ряда вон“. Да у какого-нибудь пассажира просто могло сердце отказать, и „скорая“ уж точно должна была быть рядом с полосой, не говоря уже об остальном. Но, как мы видели, этого не было», — сказал Вадим Лукашевич.

Первопричиной неполадок могли быть погодные условия, а затем включились другие факторы, считает авиаэксперт, специалист по безопасности полетов Александр Романов. «Следствие выяснит, что происходило на самолете, какие были повреждения. Очевидно, произошли отказ радиосвязи, электроники, повреждение каких-то систем. В дальнейшем экипаж посадил самолет „не очень мягко“: на записи видно, что лайнер отделился от полосы, в авиации это называется „козел“. При грамотном исправлении надо было уйти на второй круг, конечно, но почему летчики не сделали этого? Вероятно, что-то происходило на борту, что они не смогли или были вынуждены продолжить этап посадки», — пояснил эксперт.

Александр Романов отметил, что Superjet может быть «не идеальным». «Самолет получил сертификацию, прошел все испытания. В душе я понимаю, что он часто ломается. Статистика показывает, что он, наверно, где-то сыроват. Но он летает, выполняет свою работу», — сказал эксперт.

Более категорично высказался летчик-испытатель, герой Российской Федерации Магомед Толбоев. «Я десятки раз уже говорил: этот самолет никуда не годится для наших условий. Я это говорил и на правительственной комиссии, и министрам… Ну, кому еще это надо сказать?», — прокомментировал летчик.

Магомед Толбоев считает, что изначально проект Superjet был тупиковым. «Не надо было его создавать. Самое лучшее было бы, если его совсем не выпустили, а дали ход Ту-334. Ведь был реальный самолет, созданный еще в Советском Союзе и реализованный уже в новой России. Но вместо нашего русского, отечественного самолета, сделали этот „гибрид“ иностранный. Зато миллиарды на этом проекте сперли, те, кто его курировал на высшем уровне, богачами стали», — сказал летчик.

В мировой практике после аварий самолетов принято приостанавливать полеты плохо зарекомендовавших себя моделей — до выяснения всех причин произошедшего. Но Sukhoi Superjet 100, видимо, слишком яркая витрина современной России, а, может, слишком многие завязаны на этот проект. Поэтому власти не торопятся с запретом на полеты.

Петицию с требованием остановить полеты Sukhoi Superjet 100 создали россияне в интернете. Депутат Госдумы Михаил Романов призвал Росавиацию и Ространснадзор провести проверку всех используемых самолетов этой серии и до момента окончания расследования не выпускать их в небо. «В мой адрес поступили обращения граждан, в том числе через соцсети. А надо сказать, самолетами SSJ-100 пользуются мои избиратели, я сам регулярно пользуюсь, и у меня вызвала беспокойство их дальнейшая эксплуатация. Люди уже начали массово сдавать билеты в авиакассы, чтобы не лететь, а воспользоваться железнодорожными маршрутами», — сообщил Михаил Романов.

В обществе, где приоритетом являются прибыль отдельных личностей и пресловутый престиж, никому нет дела до безопасности граждан. А тех, кто критикует SSJ-100, уже пытаются обвинить в «непатриотичности». Хотя в этом самолете и российского почти ничего нет. Зато пыль в глаза есть. Может, пора протереть глаза от «сухости»?

Дмитрий Ремизов

Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 17°
Санкт-Петербург: 6°