eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В России

Коронавирус увел китайских туристов с Байкала

Бурный поток соседей, желающих посмотреть на жемчужину Сибири, внезапно иссяк, и обнажилась горькая правда: россиянам здесь не место.

19:32, 06.02.2020 // Росбалт, В России

СС0 Public Domain

Новый тип пневмонии ударил по туристической отрасли Прибайкалья. Вспышка болезни привела к закрытию границ, ограничению транспортного сообщения с Китаем, и в результате туристический поток из КНР на Байкал значительно сократился.

По данным представителей туристической отрасли, путешественники из Китая составляли 60% местного турпотока, причем некоторые туркомпании работали только с китайскими гостями. Массовая отмена поездок им грозит убытками и даже разорением.

Чиновники заговорили о том, что турбизнесу Байкала следует переориентироваться на прием россиян. Однако другие участники рынка полагают, что сейчас сделать это будет, мягко говоря, непросто.

Насколько китайские туристы нужны Байкалу?

До вспышки коронавируса в Китае, когда турпоток был устойчивым, оценки последствий пребывания зарубежных гостей на озере были различными. Местные жители и эксперты сетовали, что приезжие мусорят и усиливают антропогенное воздействие на природу. В связи с сокращением потока кто-то даже задумался: а может даже и хорошо, что теперь меньше людей приедет на озерные берега?

Экс-депутат гордумы Иркутска, специалист по туризму Ольга Жакова считает, что Россия больших доходов от китайских туристов не получала, поскольку многих из них в Прибайкалье обслуживали их же соотечественники. «У китайского туризма есть свои отдельные „сектора“. Даже магазины у них есть свои, куда их привозят. Иркутская область от таких туристов много не заработает. Но при этом кто-то уже начал говорить о компенсациях потерь турфирмам, которые якобы теряют какие-то доходы из-за сокращения потока», — заметила эксперт.

Создатель сайта Siberiana Захар Сарапулов полагает, что сокращение турпотока негативно повлияет на регион: «Китайский туризм в этом году сокращается из-за того, что просто останавливают поезда на границе, а нескольких человек с самолета отправили обратно в Китай. Турфирмы несут убытки. Я считаю, что это плохо. Туризм должен развиваться, туризм — это деньги для региона, в том числе и деньги для охраны Байкала».

«Китайский туризм строится на следующем: турист едет на Байкал, ему там все нравится, он возвращается домой, рассказывает родственникам, как там хорошо, и тогда они тоже едут. Но люди, которые хотели приехать на Байкал, а их развернули, вернувшись домой, еще и отсоветуют другим приезжать», — пояснил Захар Сарапулов.

Негативные последствия от сокращения туристов видит и депутат парламента Бурятии Баир Цыренов. «Хорошо это или плохо, что китайцев стало меньше? Думаю, что плохо. Я понимаю обоснованные страхи по поводу состояния нашей природы. Но тут все зависит от работы региональных властей, насколько хорошо будут организованы туризм и рекреационные объекты. Любая боязнь перед иностранцами связана с нашими внутренними слабостями, с плохой работой властей. Отсюда появляются страхи, что нас захватят, оккупируют и т. д. Но если все нормально организовать, то хозяин рад гостям. Поэтому лучше, чтобы к нам приезжали гости, а меры, чтобы их приезд не наносил ущерба, во многом зависят от нас», — подчеркнул депутат.

Он обратил внимание, что потеря китайских туристов для кого-то может оказаться критической. «Если в Иркутской области рекреационная инфраструктура более развита, то в экономике Бурятии туризм занимает меньшую долю. Но именно поэтому малейший удар по отрасли может оказаться серьезным», — заметил Баир Цыренов.

Почему на Байкал так массово не едут россияне?

Ориентировать местную туриндустрию на россиян раньше никто не планировал. «Даже жителям Улан-Удэ съездить отдохнуть на Байкал будет дорого. Мы, конечно, можем поехать „дикарями“ или на какую-то простенькую базу, чтобы просто комната переночевать была. Но благоустроенные номера стоят просто нереальных денег. Добавим, что бюджетный вариант перелета из Москвы нормальной авиакомпанией стоит примерно 16 тысяч рублей в одну сторону. А с проживанием и питанием для семьи из нескольких человек отдых на Байкале обойдется невероятно дорого. Есть, например, предложения — прокатиться за три дня по красивым отдаленным местам Байкала. 120 тысяч выкладывай и — пожалуйста… В общем, такой отдых — по карману только обеспеченным туристам, коими российских граждан назвать сложно», — объяснил Баир Цыренов.

Надежды на «переориентацию» Байкала призрачны, уверен и эксперт по туризму Валерий Туроверов. «Туриндустрия байкальского региона многие годы была „заточена“ на въездной туризм из Китая. Если же начать ориентироваться на туристов из Москвы, Петербурга, то нужно менять ценовую политику: сейчас туры на Байкал из европейской части России получатся дороже, чем для китайцев. Если же переводить бизнес на население Забайкалья, Иркутска, Восточной Сибири, то цены надо снижать в разы. Там доходы у населения ниже, чем в Москве или Петербурге. Поэтому я выражаю очень большие сомнения, что в ближайшее время удастся переформатировать этот бизнес. Скорее, мы увидим очень большое падение, пока не прекратятся эпидемия и закрытие границ. Будет спад турпотока и спад доходов от приезжающих туристов», — считает эксперт.

Что можно сделать?

Захар Сарапулов полагает, что теперь надо приманивать путешественников из других стран. «Я думаю, что не столько даже на российского туриста надо переориентировать индустрию, сколько на западного. Те же китайские туристы очень мало денег оставляют в регионе. В среднем считается, что каждый китайский турист по прибытии на Байкал оставляет около 500 долларов. А, например, австралийский турист — около 11 тыс. долларов. Европейский турист — где-то посередине. Нам выгоднее рекламировать Байкал для западных туристов — просто потому, что они больше приносят денег. Это будет выгоднее для экономики», — предложил он.

Руководитель Туристского экспертного сообщества Сергей Поздняков уверен, что заполнить берега Байкала российскими отдыхающими можно, но для этого никто ничего не хочет делать.

«От китайских туристов прибыли было совсем немного, но другое дело, что они брали количеством. И это количество сильно влияло на отчетность чиновников. Сейчас от того, что туристов приехало намного меньше, пострадают бумажки. Но анализа того, какую реальную выгоду приносят китайские туристы, нет. А без этого понять саму целесообразность приема большого числа иностранцев невозможно», — указал эксперт.

Госструктуры мало что делают в развитии отечественного туризма в целом, поэтому вряд ли стоит ждать от них иной позиции по Байкалу. «В стране должно быть максимально комфортно отдыхать прежде всего россиянам, а уже потом всем остальным. Но для этого по всей стране нужно менять ориентиры. В госбюджете достаточно денег, которые можно направить на развитие региональной инфраструктуры, в том числе байкальских регионов. И цены можно снизить. Например, чартерный авиаперелет за рубеж стоит в два-три раза дешевле по сравнению с регулярными авиарейсами. Что мешает направить чартеры из Москвы на Иркутск и Улан-Удэ? И цена будет не заоблачная, а меньше 10 тысяч рублей. Тогда и совсем другой поток туристов будет. Но нам внушают, что внутренних чартеров у нас не будет. Туризм у нас не стоит в приоритете. Вместо этого мы видим какие-то политические игры. В общем, все очень просто на самом деле. У нас в стране все очень просто. Поэтому очень сложно», — заключил Сергей Поздняков.

Одной из проблем российского бизнеса является то, что он недолговечен, ориентирован на получение прибыли «здесь и сейчас». Мало кто задумывается об инвестициях в будущее. Так получается и с прибайкальским туризмом: стоило перемениться ветрам, и перспективы улетучились. При таком подходе Байкал туристической меккой не станет.

Дмитрий Ремизов

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 26°
Санкт-Петербург: 20°