eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В России

Коронавирусные контрсанкции

Эмбарго на въезд китайцев в Россию грозит убытками не только туристической сфере, но и строительству, АПК, торговле.

18:54, 19.02.2020 // Росбалт, В России

С полуночи начнет действовать введенный правительством РФ из-за угрозы распространения коронавируса временный запрет на въезд граждан Китая. Он затронет всех, кто хотел приехать в страну для работы или в частных, учебных и туристических целях. Какие последствия это принесет российской экономике?

Илдус Ярулин, директор института социально-политических технологий и коммуникаций ТОГУ, доктор политических наук:

Фото из личного архива Илдуса Ярулина

«На Дальнем Востоке очень многое завязано на дешевую рабочую силу из Китая. Например, сельское хозяйство. Многие китайские фермеры арендовали землю для возделывания, да и наши фермеры брали на работу китайцев. А если не будет этих рабочих рук, то кто будет работать? Уже сейчас есть проблемы с продовольствием, потому что дальневосточные регионы зависят от поставок из Китая, да и то, что производится у нас, в значительной мере выращивалось китайскими рабочими.

С другой стороны, нет худа без добра. Ведь было много нареканий по поводу той продукции, которую производят китайцы на сельхозплантациях. Это и излишнее применение удобрений, да и сама продукция — не самая качественная.

А вот в строительной сфере проблемы будут еще серьезнее. Многие контракты в этой отрасли заключались с планами на привлечение рабочей силы из Китая. Ее теперь придется срочно менять на мигрантов из Средней Азии, что тоже не вызывает большой радости на Дальнем Востоке.

Переориентация на российских работников будет затруднительна, так как это будет вести к удорожанию продукции. Мигранты обходятся дешевле, чем свои рабочие. Наши, коренные жители Дальнего Востока, не идут работать за такую низкую зарплату ни в строительство, ни в сельское хозяйство, ни таксистами.

Сейчас также подсчитывают прямые потери в турбизнесе. Но большой ущерб из-за не приехавших китайских туристов будет причинен разве что гостиничному бизнесу. А в основном въездной туризм со стороны КНР обслуживался самими же китайцами, их аффилированными агентствами, и большая часть денег от такого туризма возвращалась в Китай.

Сейчас начнется весенний сезон, и уже надо готовиться к весенним работам. Но у нас нет статистики и серьезной аналитики о том, сколько к нам въезжало рабочих и на какие специальности. Общий миграционный поток мы знаем через миграционную службу. Каждый год бизнес заказывает квоты на иностранных работников. Но куда они едут и где работают — никто не даст точных цифр, так как не все прозрачно и не все контролируется. Теперь же планы, которые сверстывались осенью, договоры, которые были заключены, вряд ли будут реализованы. Будут и утраченная выгода, и прямые потери, и прерывание долгосрочных контрактов. Не самая страшная ситуация, конечно, но радости тоже нет.

Многие программы, в том числе относящиеся к нацпроектам, большие стройки предполагали привлечение рабочей силы из Китая. Что с ними будет — мы пока не знаем. В апреле—мае, возможно, узнаем, сколько проектов рухнуло».

Владислав Жуковский, экономический эксперт:

Фото Евгения Шабанова

«По официальным данным китайской статистики и Всемирного Банка, только с 2008 года, за десять лет, ВВП Китая в реальном выражении вырос более чем на 95%, а начиная с 1990-х годов, рост — более чем в 13,5 раз. То есть китайская экономика стала очень мощной, и автоматически вырос уровень жизни населения.

За последние десять лет в разы выросла покупательская способность жителей Китая. И закономерно, что они стали играть более важную роль в российском въездном туризме, с точки зрения продажи товаров и услуг. Тем более, что в 2008—2014 годах произошла девальвация рубля по отношению к американскому доллару, а значит — и по отношению к китайскому юаню. К американскому доллару рубль упал почти в три раза за последние десять лет — с 23 до 65 рублей за доллар. При этом китайский юань упал всего на 10%, поэтому автоматически российские товары и сфера услуг — рестораны, гостиницы — стали для китайских граждан за последние годы в разы более доступными. Поэтому Дальний Восток, Иркутская область, Алтай, крупные города-миллионники — не только на Дальнем Востоке, но и в Европейской части России стали привлекательны для китайских туристов. Если даже в Москве и Петербурге китайцы составили значительную часть туристов, то на Дальнем Востоке — и подавно.

Запрет на въезд китайским гражданам означает серьезный удар по туризму, российскому гостиничному бизнесу, общепиту, по малому бизнесу и самозанятым. Если история с коронавирусом затянется, то ущерб будет измеряться десятками миллиардов рублей. Это — серьезные деньги для региональных бюджетов и для регионального бизнеса.

При этом с точки зрения торговли недрами Россия ничего особо не теряет от запрета въезда китайским гражданам. Лес как гнали из России, так и гонят. Эшелоны с цистернами нефтепродуктов по-прежнему уходят в Китай. Другое дело, что в Китае в январе и феврале были остановлены крупные заводы, упал спрос на сырье, в том числе на нефтепродукты и металлы. Это автоматически сократило поставки из России. Вдобавок коронавирус обвалил цены на энергоносители, металлы, лес на 15-20%. Частично это падение было отыграно за последнюю неделю-полторы, но в целом цены остались ниже прежних. То есть коронавирус может бить как по физическим поставкам из России, так и в стоимостном выражении.

Запрет на въезд гражданам КНР, однако, может помешать еще и рабочим и деловым поездкам. Контракты, внешнеэкономические связи подморозились».

Дмитрий Абзалов, президент Центра стратегических коммуникаций:

Фото из личного архива Дмитрия Абзалова

«Еще на фоне китайского Нового года происходил определенный спад приезда китайцев в Россию. В середине-конце января граждане Китая выезжали с территории РФ, и потом они должны были вернуться. Что случится, если ограничения на въезд будут носить долговременный характер? Это может негативно сказаться на ряде отраслей.

Коронавирус уже привел к росту стоимости плодоовощной продукции в ряде регионов, прежде всего, дальневосточных, на которые приходится значительная доля импорта. Эта сфера в февральско-мартовский период вообще находится в очень сложном состоянии: в это время фактически вычерпываются запасы плодоовощных баз. Проблемы уже возникли в Приморском крае, Амурской области, Хабаровском крае, в меньшей степени — в Сахалинской области, Якутии и Бурятии.

Для дальневосточных территорий важен также трудовой миграционный поток. Значительная часть закрытых грунтов там обрабатывается с применением китайской рабочей силы. Поскольку трудовая миграция попала под запрет, то это может привести к сокращению сельскохозяйственного производства, прежде всего, именно на закрытых грунтах. Произойдут сокращения и в других отраслях, которые, например, связаны со строительством или розничной торговлей.

Пострадает, конечно же, туризм, который может просесть очень серьезно. С туризмом также связана транспортная отрасль. Если у вас сокращается турпоток, то придется сокращать и рейсы. Серьезные издержки понесут авиасообщение, железные дороги, автобусный транспорт.

Все это приведет к падению ВРП в регионах, прежде всего, приграничных: Хабаровском крае, Приморье, Еврейской автономной области».

Дмитрий Ремизов

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 0°
Санкт-Петербург: 17°