eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В России

Как Крыму сегодня живется без воды

Север полуострова — совсем другая «страна». И она больше всех страдает от последствий украинской блокады.

23:40, 21.02.2020 // Росбалт, В России

Фото Игоря Ротаря

Первая и вторая части этих «путевых заметок» были посвящены общим впечатлениям от посещения Крыма осенью прошлого года, третья — крымским татарам. Сегодня поговорим об одной из главных проблем, которые переживает население полуострова, — дефиците воды. Кстати, в последние недели этот вопрос обострился и даже стал предметом обсуждения между украинскими и российскими политиками.

До 2014 года Украина обеспечивала через Северо-Крымский канал до 85% потребностей Крыма в пресной воде. После присоединения полуострова к РФ подача днепровской воды прекратилась. В Херсонской области возвели сначала временную, а затем стационарную дамбу. «Водная блокада» — серьезнейшая проблема для Северного Крыма, где проживает 800 тысяч из приблизительно двухмиллионного населения полуострова. Многие эксперты предрекают, что все эти районы могут превратиться в солевую пустыню, воды не будет хватать даже для питья, и все население придется эвакуировать.

После побережья северный Крым воспринимается как другая страна: бескрайние степи, бедные села с типичными украинскими мазанками. Все выглядит серо и запущенно. Проезжая село Войково, я увидел внушительный православный храм и решил здесь остановиться.

Фото Игоря Ротаря

«Вы должны понять, что северный Крым — это совсем другой регион, чем побережье полуострова, — говорит настоятель храма отец Павел. — После высылки в 1944 году крымских татар сюда переселилось довольно много народу из западных районов Украины, а в 90-е  депортированные стали массово возвращаться — в нашем селе, например, их почти половина. Поэтому здесь присоединение к России встретили не с таким бешеным энтузиазмом как на побережье и в Симферополе. Большинство, конечно, „за“, но и противников было не так мало».

По сформировавшемуся менталитету жители здешних мест также отличаются от «прибрежных», отмечает священник. Здесь нельзя, как на побережье, сдать жилье и «ничего не делать». Можно выжить лишь упорным трудом. Психология «северян» сильно отличается от «южной».

В том, что нравы здесь совсем некурортные, я убедился на собственном опыте. Разговаривал с пожилой крестьянкой на отдаленной молочной ферме в степи, и вдруг на бешеной скорости к моей машине подъехали старенькие «Жигули». Оказалось, что это сын хозяйки, который решил, что ферму пришли грабить. «При Украине» ограбления стоящих на отшибе хозяйств происходили достаточно часто, сейчас нападения бандитов, кажется, прекратились, но фермеры все равно боятся. 

Фото Игоря Ротаря

Но вернемся к воде. Cегодня ее в Крымском канале нет вообще, вдоль дороги то и дело попадаются потрескавшиеся участки земли — это заброшенные поля.  Однако люди не унывают. «Раньше в нашем селе все выращивали морковку, но после перекрытия канала это стало невозможно. Теперь большинство людей ездит на работу в Симферополь. Я же на летний сезон устраиваюсь поваром в Евпатории, и вы знаете — не  жалею, это легче, чем пахать в поле», — рассказывает мне крымская татарка Гузель из села Трактовое.

«Те, кто выращивал рис, прогорели однозначно. Я занимаюсь огородничеством и, тьфу-тьфу, приспособился. Использую придуманную хитрыми израильтянами систему капельного орошения. Пока, вроде, все нормально. Но после закрытия канала люди начали массово бурить скважины, а это ведет к истощению водных запасов. И если воды станет еще меньше, то я прогорю», — говорит фермер из Советского района Геннадий Савенков.

«Мы выращивали рис, но после того как Украина  перекрыла канал, были  вынуждены перейти на турнепс. Прибыль, конечно, существенно меньше. Но даже это не самое страшное. К нам приезжали специалисты из Москвы, они проводили здесь исследования и пришли к выводу, что процесс засоления уже начался, и если вода не появится, то через десять лет Крым превратится в безжизненную пустыню», — рассказывает управляющий сельхозобъединением «Штурм Перекопа» Сергей Руденко.

Фото Игоря Ротаря

«При СССР Крым получал 3 млрд кубов воды, сейчас только 800 млн. В советское время орошалось 430 000 га, теперь — 150 000!» — рассказывает президент Крымской академии наук Виктор Тарасенко. По мнению ученого, сельское хозяйство Крыма придется коренным образом перепрофилировать: «Выращивать теперь рис, помидоры  и виноград — нереально. Но можно попытаться выращивать засухоустойчивые зерновые и масленичные культуры». В то же время Тарасенко признает, что пока для выращивания новых культур приходится использовать скважины, что в конечном итоге приведет к полному обезвоживанию, и, следовательно, к краху.

Увы, проблема сельского хозяйства — не единственная. На самом севере полуострова, в городах Армянске и Перекопе расположены титановый, бромный и содовый заводы. Из-за нехватки воды их очистные сооружения работают не на полную мощность. Наиболее тяжелое положение в Армянске. В августе 2018 года из-за испарений кислоты из отстойника металлические предметы покрылись ржавчиной, опала листва и пожухла трава. В сентябре отсюда эвакуировали четыре тысячи детей и подростков. Летом 2019-го выбросы повторились, из-за чего многие местные жители получили ожоги слизистой оболочки носа и рта.

Армянск произвел  на меня впечатление классического  «совкового» города, идеального места для съемок, например, «Облако рай»: унылые хрущевки, памятник Ленину в центральном парке. Разговорился с группой молоденьких мамаш с детьми. Они говорят, что когда жара спала, ситуация более-менее стабилизировалась, но следующим летом все повторится. Как утверждали мои собеседницы, очень многие уехали из города, стоимость квартир упала вдвое.

Фото Игоря Ротаря

«При производстве титана вырабатывается кислота, которая накапливалась в специальном отстойнике. И при СССР, и при Украине он заливался водой, но после перекрытия канала это делать перестали, — рассказывает экологический активист, бывший депутат горсовета Армянска Виктор Мохов. — Вначале думали, что пронесет. Увы, не пронесло, и в 2018 году произошла настоящая экологическая катастрофа. Тогда стали спешно бурить скавжины, но воды все равно не хватает, поэтому в 2019-м кислотные испарения вновь накрыли Армянск, хотя и в меньшем масштабе. То же самое может произойти и следующем летом. Кроме того, добыча воды из скважин истощает запасы, а что же мы будем делать, когда они иссякнут?!»

Однако, по его словам, закрыть заводы в Армянске и соседнем Красноперекопске — нереально. Куда девать работающих на предприятиях людей? К тому же эти заводы дают до трети крымского бюджета. «Правда, если кислотные дожди достигнут и курортной зоны, то это поставит под угрозу главный источник дохода полуострова», — говорит Виктор Мохов.

Вспомним мрачное пророчество главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова, кажется, пару лет назад заявлявшего об угрозе новой войны с Украиной именно из-за этой проблемы. «Оказалось, что мало забрать Крым и построить Крымский мост. Для снабжения водой нужно забрать Прикрымье!» — говорил Венедиктов.  

Казалось, что позиция новых властей Украины по «водной войне» начала меняться. Недавно глава бюджетного комитета Верховной рады Юрий Аристов сказал, что есть идея начать продавать воду для снабжения полуострова. Однако большинство украинских политиков с негодованием отвергли «заработок на торговле с оккупантами». «Конечно, дефицит воды в Крыму есть — в степной части это уже катастрофа для сельского хозяйства. Мы будем подавать воду, обязательно, но только после освобождения Крыма от оккупантов. Разговоры о том, что это наносит ущерб жителям, другие сантименты — расскажите это в другом месте», — заявил экс-глава запрещенного в РФ крымскотатарского меджлиса Мустафа Джемилев.

Как хотите — не понимаю. Если в Киеве называют Крым «своей территорией», то как же можно так обращаться с ней и со «своими  гражданами»?!

Игорь Ротарь, Симферополь — Армянск

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 4°
Санкт-Петербург: 5°