eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В России

Коронавирус ест рабочие места

В связи с пандемией массово закрываются или проводят сокращения предприятия малого и среднего бизнеса — прежде всего, в сфере услуг.

19:40, 25.03.2020 // Росбалт, В России

Иллюстрация ИА «Росбалт»

Олег Комолов, кандидат экономических наук, доцент Финансового университета при Правительстве РФ:

Фото из личного архива Олега Комолова

«Росстат пока не публиковал оперативной информации об увеличении безработицы. Но по законам макроэкономики те тенденции, которые сейчас происходят в нашей хозяйственной системе, вызовут рост безработицы в ряде секторов экономики, в первую очередь, связанных со сферой услуг, туризма, общественного питания, в гостиничном секторе и секторе развлечений.

Но в большей степени, мне кажется, пострадают самозанятые, представители малого бизнеса. Это видно уже сейчас. Эти люди находятся под особой угрозой удара кризиса, потому что услуги, которые они предоставляют, очень часто связаны с прямым общением человека с человеком. Эти контакты будут ограничены в силу распространения вируса и введения в российских регионах более строгих вариантов карантина.

В целом весь сектор услуг будет подвержен давлению. Это может вызвать не столько рост официального показателя безработицы, сколько увеличение скрытой безработицы. „Официальная“ безработица у нас относительно низкая, люди не стремятся регистрироваться как безработные, потому что государство никак не помогает с поиском работы и трудоустройством, а пособия — крайне низкие, по сравнению с европейскими странами. Поэтому официальные показатели, как мне представляется, будут не очень высокие, в то время как скрытая безработица будет стремительно расти, вызывать падение доходов населения, рост бедности и снижение совокупного спроса в экономике, что будет тормозить экономический рост».

Дмитрий Травин, научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге, кандидат экономических наук:

Фото ИА «Росбалт»

«Проблемы надвигаются. Если предприятия не работают в связи с эпидемией, то какие-то из них должны закрыться, а какие-то — сокращать численность персонала. Но надо сказать, что не всегда из кризисной ситуации вытекают такие прямые следствия. Скажем, в 1990-е годы в России безработица была мала, несмотря на сворачивание производства, потому что предприятия формально сохраняли занятость: люди на них числились, но они не получали зарплату, либо получали очень маленькую зарплату, либо получали ее с большими задержками, уже обесценивавшуюся из-за инфляции. С учетом вот этого опыта можно предположить, что необязательно будет открытая безработица. Она может быть и скрытой: люди формально будут числиться работающими, но реально либо не получать зарплату, либо получать зарплату крохотную.

Экономический кризис в значительной мере связан с последствиями коронавируса, с тем, что люди находятся в карантине. В России карантин пока мягкий, но может еще усилиться. И потом, люди сами меньше путешествуют, меньше общаются из-за коронавируса, что тоже является фактором усиления кризиса, поскольку, соответственно, меньше спрос на транспортные услуги, на гостиницы, на кафе и рестораны, на различные театры и прочие мероприятия. Все это связанные вещи».

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК, доктор экономических наук:

Фото ИА «Росбалт»

«Пока массового роста безработицы нет по ряду причин. Но все развивается стремительно, и риски значительного увеличения безработицы, безусловно, существуют, потому что экономический кризис будет углубляться.

Резкого роста нет, потому что тем отраслям, которые оказались на „переднем фронте“ — турбизнес, авиаперевозки, — правительство своевременно решило оказать помощь. Кроме того, многие владельцы бизнесов в курсе анонсирования того, что коронавирус или уход на больничный не должны быть причиной для увольнений. То есть работодатели элементарно боятся увольнять кого-либо по такой причине. То есть, из-за того, что все только в самом начале и есть определенная боязнь у работодателей, массового роста безработицы пока нет. Но это не значит, что этого явления не может случиться уже в ближайшем будущем.

Но я думаю, что резкого наращивания безработицы не будет, потому что будут оказываться меры поддержки пострадавшим отраслям. Другое дело, что, если все будет очень масштабно и глубоко, то никаких мер поддержки не хватит и тогда все же начнутся увольнения. Тогда поддержка людям, видимо, будет оказываться через пособия по безработице».

Андрей Нечаев, экс-министр экономики РФ, доктор экономических наук:

Фото из личного архива Андрея Нечаева

«Пока формально безработица не увеличивается, но это происходит в скрытой форме: людей отправляют, в том числе „под коронавирус“, на надомную работу, в вынужденные отпуска, в частично не оплачиваемые отпуска. Это приобретает уже достаточно массовый характер.

В первую очередь, страдают те секторы, которые были связаны с обслуживанием людей — рестораны, кафе, гостиницы, учреждения культуры — музеи, выставки, театры и кинотеатры и т. д. То есть вся сфера услуг, которая не связана с медициной и образованием. Хотя уже и в образовании ограничения достаточно жесткие: многие школы ушли на карантин, на вынужденные каникулы. Но там пока сокращений работников нет, а вот в коммерческих секторах сокращения массовые. Я знаю об этом из того, что мне бизнесмены пишут.

Я думаю, что никто не сможет разделить, какие последствия связаны с коронавирусом, а какие с кризисными событиями в экономике.  Нельзя сказать: 30% связано с этим, а 70% с этим или наоборот. То, что коронавирус, безусловно, ускорил наступление мировой экономической рецессии — это факт. Но конкретно последствия самого коронавируса, действительно, критичны для ограниченных секторов. При этом они усиливают кризисные явления в экономике в целом».

Олег Шеин, член комитета Госдумы по труду, соцполитике и делам ветеранов, вице-президент Конфедерации труда России:

Фото ИА «Росбалт»

«Мы пока еще не находимся в условиях тотального роста безработицы. Меры, которые государство сегодня считает возможными принимать в рамках нынешней ситуации, выглядят более „мягкими“, чем где-нибудь во Франции или Италии. Тем не менее, эти меры включают в себя увеличение пособия по безработице. Его размер придется наращивать и дальше.

Насколько глубоким будет кризис, пока ответа нет ни у кого, и объем мер, которые будут реализовываться, будет зависеть от того, насколько сложной будет ситуация.

Все будет зависеть и от того, как бизнес сможет пережить эту ситуацию. В условиях, когда государство дает определенные налоговые послабления, для бизнес-сообщества важно сохранить квалифицированных работников.

Но мы уже видим рост скрытой безработицы. В том числе, видим, что замерли стройки. А у нас значительная часть рабочего класса как раз работает — в „неофициальных“ условиях — на строительстве. Мы должны понимать, что, как минимум, работники этого сегмента рынка могут оказаться невостребованными в ближайшее время».

Дмитрий Ремизов

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 21°
Санкт-Петербург: 18°