eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В России

К чему может привести голодовка Навального

Член московского ОНК Марина Литвинович напомнила историю экс-главы Серпуховского района Шестуна, которого за решеткой начали кормить принудительно.

19:21, 31.03.2021 // Росбалт, В России

© Фото из личного архива

Оппозиционер Алексей Навальный, отбывающий срок в колонии во Владимирской области в среду объявил голодовку с требованием допустить к нему приглашенного врача. Незадолго до этого правозащитница и член московского ОНК Марина Литвинович в эфире программы «О!Пять Росбалт» поделилась своими мыслями насчет текущего состояния здоровья Навального и медицины в местах лишения свободы. Она также рассказала кто и как может попасть к нему в колонию.

— Сейчас поступают сообщения, что у Алексея Навального ухудшается самочувствие, он испытывает проблемы с позвоночником. Что вы думаете по этому поводу? По-вашему, это просто естественные проблемы со здоровьем или что-то еще? Как вообще лечат в местах лишения свободы, и что могут в этом плане предложить конкретно Навальному?

— К сожалению, с медициной в местах лишения свободы все очень плохо. Максимум, на что можно рассчитывать — это таблетка аспирина, которая тебя от боли на время спасает. Только в крайних случаях вывозят в районную больницу. Не знаю, что у Алексея, но у многих людей после сорока лет возникают проблемы с межпозвоночными грыжами, из-за которых может теряться чувствительность конечностей. Может, там как раз такая история. Она, к сожалению, практически никак не лечится, кроме как гимнастикой и операцией в тяжелых случаях.

— С гимнастикой и плаванием там будут проблемы.

— Это правда. Хотя утренняя гимнастика там присутствует — он сам писал об этом — она входит в распорядок дня.

«Хватать, бить и сажать — другого пути у них нет» Депутат Госдумы от КПРФ Валерий Рашкин рассказал, считает ли он Навального политзаключенным и есть ли у Путина шансы на власть после 2024 года.

— Не может ли это быть последствием отравления?

— Может, конечно. Подобное воздействие сильно влияет на организм. Но мы с вами не врачи. Мы только понимаем, что болеть, находясь в местах лишения свободы, лучше не надо. Потому что получить медицинскую помощь крайне сложно. У меня лично есть история, как мы полгода с кучей усилий добивались того, чтобы полковнику Захарченко была проведена операция по удалению грыжи брюшной полости. Она его долго беспокоила, но, в качестве давления на него, эту операцию ему делать не хотели. Мы очень долго боролись за это, потому что он реально испытывал боли, жаловался нам, врачи фиксировали это заболевание. То есть, даже учитывая, что мы этим занимались, ждать пришлось полгода. В колонии, я боюсь, никто этого добиваться не будет, если не поднимать каждый раз шум.

— А к Навальному могут попасть представители ОНК? Это какие-то местные представители должны быть?

— Да.

— То есть, из Москвы не могут приехать члены наблюдательной комиссии?

«Правовых оснований исключать меня из ОНК нет» Впервые в нашей организации донос написан одним правозащитником на другого — это совершенно невозможная ситуация, говорит Марина Литвинович.

— Нет, только местные. Мы работаем по территориальному принципу. И еще туда могут попасть члены СПЧ при президенте, члены общественного совета ФСИН, уполномоченный по правам человека. В общем, много людей туда могут приехать и проверить условия его содержания. Но, вы знаете, проблема в том, что это «красная» колония (в которой строго соблюдается режим). И любой заключенный знает: если ты пожалуешься хоть на что-нибудь, это плохо скажется на твоем там пребывании, у тебя будут проблемы. Поэтому они, как правило, говорят, что все хорошо и ни на что не жалуются.

— А вы знаете кого-нибудь из ОНК Владимирской области? Может, там есть какие-то правозащитники, которые могли бы попасть Алексею Навальному и отследить его состояние?

— Я там никого не знаю, но могу рассказать вам плохую историю. У нас был очень тревожный арестант — Александр Шестун, бывший руководитель Серпуховского района Московской области. Он долго сидел в больнице, в «Матросской тишине». Мы к нему часто заходили, потому что он держал голодовку. И он голодал всерьез. Опять же, иногда бывает, что люди голодают, но не по-настоящему, но Шестун действительно голодал. Мы видели, что он скоро умрет, и врачи нам это подтвердили. По его анализам было видно, что организм отказывает. Его тогда начали принудительно кормить.

Потом его осудили и отвезли в Тверскую область. Одна из наших членов ОНК написала пост с призывом к тверскому ОНК, что надо его посетить. К ней в комментарии пришел глава местной комиссии и написал странный комментарий, вроде «что мы будем бегать за каждым арестантом». А потом они к нему сходили и сказали, что он ни на что не пожаловался, и все было хорошо. После этого стало известно, что в тот же день он попал в карцер, что у него все плохо и снова держит голодовку, что все ужасно, его бьют. Все это он передал через жену. И этот контраст между тем, что сказали в ОНК и тем, что мы узнали от его супруги, поражает. К сожалению, не во всех регионах ОНК независимы и работают эффективно.

Напомним, позже представители ОНК Владимирской области навестили Алексея Навального в колонии ИК-2, где он содержится в настоящий момент.

Беседовали Алексей Волошинов и Станислав Корягин

Полную версию программы смотрите на YouTube-канале «Росбалт News».

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +10°
Санкт-Петербург: +2°