eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В России

Атака на Украину: логика и иррациональность Кремля

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Лучшая российская регулярная армия со времен Николая I полностью готова к большой региональной войне, но население страны ее вряд ли поддержит.

00:01, 01.12.2021 // Росбалт, В России

Вводная картинка
© Фото Евгения Шабанова, ИА «Росбалт»

Большая война между Россией и Украиной в ближайшее время не особенно вероятна. Но не из-за того что к этому не готова российская армия, а потому что этого в массе своей не хотят граждане РФ. Для достижения своих экономических и политических целей Кремль использует шумиху и нагнетание военной угрозы, но дальше «боевых действий» в информационном пространстве дело вряд ли зайдет. Такой общий вывод можно сделать из выступлений экспертов на заседании Политклуба «Росбалта» (полное видео можно посмотреть на канале агентства в YouTube), прошедшего во вторник в московском пресс-центре агентства и посвященного теме гипотетической большой войны между бывшими крупнейшими республиками СССР.

Военный обозреватель Павел Фельгенгауэр остановился на военных аспектах данной темы. По его мнению, у Кремля «где-то со второй половины января открывается окно возможностей на проведение скоротечной зимней (военной) кампании (против Украины)».

© Фото Евгения Шабанова, ИА "Росбалт"

Учитывая осеннюю распутицу, сейчас начало такой войны маловероятно, поскольку для охвата основной группировки украинской армии российская техника «должна двигаться по полям и грунтовым дорогам, и даже гусеничная техника будет застревать в грязи, не говоря уже об автоколоннах». Перспективы для России в этом смысле откроются после Нового года и Рождества, полагает эксперт, подчеркивая, что это лишь «окно возможностей». Пока, отмечает он, никаких значительных движений российских войск и техники нет.

© Фото Евгения Шабанова, ИА "Росбалт"

По словам Фельгенгауэра, на границе с Украиной размещены до 100 тыс. российских военных, «но они там находятся постоянно». Учения российской армии на Опукском полигоне в Крыму в апреле 2021 года показали, что она «за один день может высадить, по сути, стратегический десант численностью до 10 тысяч человек (2 тысячи с воздуха, 8 тысяч — с моря) в глубине обороны противника», отметил эксперт. Главной целью быстротечной (пока не опомнятся на Западе) операции российских войск стал бы глубокий охват основных сил ВСУ на Донбассе. В то же время, по его мнению, в такой большой российско-украинской войне «правофланговая группировка (РФ), которая была бы в ней основной, пока не просматривается».

Между тем, Фельгенгауэр со ссылкой на данные, которые приводил начальник Генштаба российской армии Валерий Герасимов, высказал мнение, что «для очень большой региональной войны в России сегодня все готово». Он напомнил, что в военных учениях прошлой весной в РФ принимали участие 300 тысяч военнослужащих и 35 тысяч единиц техники.

Будет ли война России и Украины: что говорят косвенные признаки и эксперты из соцсетей Конфликта еще нет, а его последствия уже ощущаются.

«В России сегодня создана регулярная армия, какой у нее не было со времен Николая I. Она сегодня может воевать в большой региональной войне без мобилизации, и при этом у нее будут еще какие-то возможности и на других фронтах, например, на Курилах, Сахалине или Чукотке», — подчеркнул военный аналитик. «Осталось только политическое решение», — полагает он, добавляя, что в Вашингтоне надеются Москву от этого «как-то отговорить».

По мнению директора Центра украинских исследований Института Европы РАН Виктора Мироненко, сверхидея нынешней российской внешней политики состоит в самоутверждении в ее отношениях с США. Первые 10 лет новой России ее руководство самоутверждалось посредством дружбы с Америкой, а теперь посредством вражды, отметил он.

Говоря о возможности большого российско-украинского вооруженного конфликта, эксперт сказал, что хотя генералы всегда готовятся к прошлой войне, «если она начнется сейчас, то не будет такой, как все предыдущие». Он уверен, что «маленькая и даже победоносная война ничего не даст (Кремлю), а вот возможность получить свой Вьетнам или новый Афганистан — вполне реальна».

В связи с этим эксперт напомнил, что операция самой мощной по тем временам в мире Советской Армии в Западной Украине после победы над Германией в 1945 году длилась около десяти лет. По его мнению, и так уже идущую последние семь лет гибридную войну между двумя странами «надо заканчивать, поскольку она наносит колоссальный ущерб» и России, и Украине. Мироненко убежден, что политика Кремля «по отношению к Украине с самого начала строилась на иллюзиях». Он уверен, что Киев «свой выбор сделал, и в обозримом будущем он необратим».

«В том, что происходит сейчас, я никакой логики не вижу», — говорит экс-депутат Госдумы, политик и предприниматель Илья Пономарев, характеризуя информационный шум вокруг возможной российско-украинской войны. Он задается вопросом, «какие цели можно ставить в такой войне»: «Выйти на границы Донецкой и Луганской областей? Пойти на Киев? Но зачем?» По его словам, он понимает, что Кремль делает много вещей, которые не всегда поддаются простым ответам. Тем не менее, считает он, «Путин человек рациональный. Его логика может казаться извращенной, но она существует и ее можно проследить и объяснить».

Киев и Вашингтон «предвидят» войну с Россией? На Украине вновь говорят об угрозе вторжения армии РФ, приводятся данные о ее сосредоточении вдоль границы. Напряженность потихоньку возрастает.

По мнению экс-депутата Госдумы, «Украина является объектом для манипуляций».

«Во-первых, мы понимаем, что после Афганистана американцы не могут сегодня позволить себе никакого внешнеполитического фиаско. У Байдена уровень поддержки в стране не очень оптимистичный. Нужны успехи. И поэтому, когда американцы сегодня поднимают истерику, заявляя, что (российские) войска двинутся вперед, мне кажется, что они преследуют свои внешнеполитические цели», — считает Пономарев.

Другая история с Европой, продолжил политик. По его мнению, это связано с ситуацией вокруг Белоруссии. «Я по-прежнему считаю, что для Путина главный сценарий транзита 2024 года — объединение с Белоруссией и перемещение в кресло главы объединенного государства. Для этого надо добиваться, чтобы… на господина Лукашенко усиливалось санкционное давление. И в этом смысле любая конфронтация Белоруссии с Западом (для Кремля) это хорошо», — уверен Пономарев. С другой стороны, по его словам, есть тема «Северного потока», которую тоже очень удобно разыгрывать с целью размена с Западом, чтобы Москва «не пошла на Украину войной».

Историк и российско-украинский политолог Елена Галкина уверена в том, что «вероятность большой войны России и Украины сегодня составляет 10%». «Российскому руководству это не выгодно ни с какой стороны», — считает она. По ее словам, «это в 2013 году можно было придумывать проект «Новороссия». Но уже к апрелю 2014 года стало понятно, что никакой «Новороссии» не будет в принципе. Украинцы не поддерживают «русский мир», — констатирует эксперт.

Укрепляет ее в этой уверенности и то, что в российских СМИ сейчас «не просматривается „угрожающего периода“, который обычно продолжается несколько месяцев и должен заключаться в подготовке собственного населения, которое будет воевать и рукоплескать победам своего руководства».

США и КНР делят мир без России Пока Кремль занят усилением давления на Украину и белорусско-польским кризисом, американцы и китайцы договариваются о будущем планеты «на двоих».

«Сейчас ничего этого нет. Но в современном обществе без этих массовых манипуляций и соответствующего этапа подготовить войну невозможно, тем более, что население России готово к ней сегодня гораздо меньше, чем в 2013 году. Тогда россияне считали, что половина Украины нас любит, а сейчас у них таких иллюзий нет, зато есть боязнь большой войны, которую фиксируют и кремлевские соцопросы. Сегодня наименьшее количество россиян настроено агрессивно-шапкозакидательски», — убеждена Галкина.

По ее мнению, «крымского консенсуса больше не будет, россияне почувствовали цену (присоединения полуострова), и она достаточно велика». «Цена этого — в стагнации экономики, в закрытии границ, в репрессиях, в наступлении тоталитаризма и несвободы, которые чувствуют граждане Российской Федерации. Если несколько лет назад россиян, прежде всего, волновали их социальные права, то теперь для них сильно повысилась ценность свободы слова, собраний, свободы совести и передвижений. Жители России начинают чувствовать, что никаких социальных прав без этих гражданских свобод у них не будет. Все это также фиксируется опросами общественного мнения», — говорит политолог.

На этом основании эксперт делает вывод, что россияне сегодня «войны не хотят и к ней не готовы. Причем чем дальше, тем меньше они к ней готовы».

Социолог и историк Павел Кудюкин считает, что не стоит «переоценивать рациональность мышления в Кремле». По его словам, все рациональные аргументы выводятся из того, что там сидят разумно мыслящие люди, которые взвешивают реальные риски войны. По его мнению, «наблюдения за действиями и словами, исходящими из Кремля, заставляют выдвинуть гипотезу, что очень многое там определяется совершенно иррациональными соображениями, мифологизированными представлениями о реальности».

© Фото Евгения Шабанова, ИА "Росбалт"

По мнению эксперта, это связано с тем, что «центр принятия решений в Москве сдвинулся из администрации президента в Совет безопасности со свойственными сидящим там людям параноидальными особенностями мышления». Например, говорит он, «в Кремле до сих пор так и не поняли, что в украинском обществе нет никакого желания „лечь“ под Россию. Они до сих пор исходят из того, что на Украине есть достаточный слой коллаборационистов, на которых можно рассчитывать и которые в случае чего с цветами будут встречать российские танки. С рациональной точки зрения это удивительная картинка, но это тот фактор, с которым нам приходится считаться — люди в Кремле или, по крайней мере, значительная их часть, мыслят мифологемами, а не рациональными соображениями».

По словам Кудюкина, на самом деле в случае полномасштабного вторжения российской армии на Украину можно ожидать «как мирного, так и немирного сопротивления» не только в западных, центральных, но и в ее восточных областях.

Писатель и экономист Марина Шаповалова отмечает, что шум вокруг возможной большой войны с самого начала происходил исключительно в информационном поле. По ее мнению, «это в данном случае информационная кампания, и не потому что у России нет сил начать большую войну и не потому что она не угрожает (Украине). Естественно, угрожает. Но этой осенью ничего такого не изменилось, чтобы можно было говорить о военной эскалации».

© Фото Евгения Шабанова, ИА "Росбалт"

По словам эксперта, в любой стране имеются люди, которые до старости любят играть в танки и другие подобные вещи, но в Кремле есть люди, которые оценивают все правильно. Однако идущая гибридная война имеет свои цели. «В Кремле не допустят, чтобы Украина вошла в НАТО», — уверена Шаповалова. «Эта гибридная война ведется в информационном поле, в сознании людей. Именно там и можно добиться сегодня победы», — считает она.

Она также согласна с тем, что люди, как в России, та и на Украине, боятся войны. Хотя на Украине, по ее наблюдениям, есть определенный слой граждан, готовых сражаться за свою родину. «В РФ таких почти нет, поскольку на нее никто не нападал», — напоминает эксперт.

Александр Желенин

Подпишитесь на нас в Яндекс.Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +18°
Санкт-Петербург: +16°