eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В России

Россия дорого заплатит за спад на Западе

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Наша страна заработала триллионы на американо-европейской антикризисной расточительности, но теперь придется финансировать их убытки.

18:00, 07.07.2022 // Росбалт, В России

Речь идет не о предполагаемых потерях Запада из-за антироссийских санкций, а об очередном циклическом кризисе, через который мировое хозяйство проходит каждые несколько лет.
© СС0 Public Domain

Госпропаганда тоже бывает права. Как сломанные часы, которые дважды в сутки показывают точное время. Непрерывные злорадные декламации о приближающемся спаде западных экономик сейчас ближе к исполнению, чем когда-либо раньше. Никаких гарантий на этот счет никто дать не может, но главные мировые аналитические службы оценивают вероятность глобальной рецессии в ближайшие год-два в среднем в 50% (от 30% до 75%). И по текущим опросам, большинство рядовых американцев ожидают скорого спада своей экономики. А в таких ситуациях самосбывающиеся прогнозы — самое обычное дело.

Но надо внести три уточнения.

Во-первых, речь идет не о предполагаемых потерях Запада из-за антироссийских санкций, а об очередном циклическом кризисе, через который мировое хозяйство проходит каждые несколько лет. Вклад экономической битвы с Россией в это явление невелик и может быть заметен только на отдельных участках — скажем, в случае полной блокировки поставок газа, немецкая экономика потеряет пару процентов ВВП.

Во-вторых, возможный глобальный спад вовсе не обещает стать тем крахом и аварией, о которых толкуют наши казенные агитаторы. Речь может идти о довольно умеренном снижении производства и уровня жизни в Америке, в Европе и в некоторых странах с развивающейся экономикой. Чего-то похожего на восьмипроцентное падение реальных доходов, происшедшее в России за последние четыре месяца, там вряд ли стоит ждать. Они переживут. Незачем за них тревожиться.

А в-третьих, и это главное, экономический кризис на Западе крайне невыгоден для России и обещает государственной казне, а затем и согражданам, тяжелые убытки. Заранее упиваться такой перспективой способен только наш типовой пропагандист-агитатор.

Четыре причины падения рубля О том, какие факторы привели к резкому росту курсов доллара и евро, рассказывает экономист Сергей Хестанов.

Но сначала о сегодняшних признаках близости западного кризиса. Главный из них, конечно, инфляция, невиданная там с 1980-х годов. В этом мае индекс потребительских цен в годовом исчислении составила в США 8,6%, а в зоне евро — 8,1%. Это существенно меньше, чем в России (17,8%), но для тех американцев и европейцев, кому меньше 60-70 лет, совершенно непривычно.

Президент США Джо Байден, как бы соглашаясь с российским агитпропом, объяснил своим избирателям, что это «путинский скачок цен». Но это выдумка. Еще в начале 2021-го американская инфляция была ниже двух процентов. Пятипроцентный уровень она преодолела в прошлогоднем мае. Семипроцентный — в декабре. Инфляция в США и в ЕС бесперебойно и быстро растет уже полтора года.

Поскольку она становится нестерпимой, Федеральная резервная система, а за ней и Европейский ЦБ переходят к стандартным антиинфляционным мероприятиям — повышают или готовятся повысить ключевую ставку, т. е. затрудняют субъектам экономики доступ к деньгам. Тамошние центробанкиры давно отвыкли от таких крутых мер и переходят к ним робко и с большим опозданием. Еще недавно они вообще уверяли, что инфляция якобы утихнет сама собой.

Прошлую галопирующую инфляцию, в начале 1980-х, сломил легендарный глава ФРС Пол Волкер. Он не побоялся поднять ключевую ставку до двадцати с лишним процентов. Инфляция за три года упала с пятнадцати процентов до трех, но производство, естественно, съехало вниз. Чучела Волкера сжигали на площадях. Через несколько лет он ушел в отставку, окруженный уважением, но под общий вздох облегчения. Его сегодняшние робкие преемники боятся повторить этот путь. Ведь каждое увеличение ставки повышает вероятность хозяйственного спада. Но деваться, видимо, некуда.

А теперь — о роли России в этих западных финансовых зигзагах.

В нашей стране большую часть экспортных доходов (и огромную долю бюджетных) дают нефть, нефтепродукты и газ. Их зависимость от мировых цен носит критический характер. Каждый глобальный или даже локальный спад в крупных экономиках приносит снижение мировых цен на энергоносители и тяжелые потери в российской выручке от экспорта.

Запреты в интернете: россияне не спорят, но обходят Большинство сограждан поддакивает решениям начальства о блокировках соцсетей и сайтов, но те же люди запросто устанавливают VPN.

Восточноазиатский спад конца 1990-х снизил цену барреля нефти Brent с $21 в 1996-м до $13 в 1998-м и принес России дефолт. Схлопывание пузыря доткомов в 2000-м привело к снижению нефтяной цены до $24 в 2001-м с $28 в предыдущем году. Рецессия 2008-го снизила цену с $97 до $62. Ковидный кризис уронил Brent почти на $30 — до $42 в 2020-м. Каждый такой зигзаг бил по российскому бюджету, уменьшал ресурсы, находящиеся в распоряжении властей и, помимо прочего, конвертировался в снижение уровня жизни простых людей.

Но у этой палки было два конца. После победы Волкера над инфляцией большая часть цен словно бы перестала подчиняться привычным закономерностям. Гигантские «антикризисные» вливания денег в западные экономики, произведенные ФРС и ЕЦБ ради борьбы со спадом 2008 года почему-то не привели к скачкам цен на большинство товаров и услуг. За несколькими исключениями, главными из которых стали сырьевые и особенно нефтяные рынки. Никогда, ни до, ни после, среднегодовая цена барреля не была так высока (около $110) как в 2011-м — 2013-м.

Получилось, что изрядная доля американо-европейских «антикризисных» трат досталась не тем, кому они формально были адресованы, а странам-продавцам энергоносителей. И Россия получила чуть ли не самый крупный приз, общая стоимость которого за десяток жирных лет измерялась триллионами долларов.

«Антиковидная» западная терапия 2020-го — 2021-го повторяла и развивала «антикризисную». Опять рекой полились деньги, и опять цены на нефть взлетели за год на $30. Но на этот раз забытые финансовые закономерности вдруг заработали, и потребительские цены на Западе пошли вверх, все ускоряясь и ускоряясь.

Значит, на этот раз деваться уже некуда, и западным центробанкам придется-таки ограничить потоки выбрасываемых на рынки денег. Одни только слухи о возможности этого сбили нефтецены за последние пару недель на $10-15, оставив их, впрочем, весьма высокими (около $100). Но если сбудутся мечты наших пропагандистов, и в «недружественных странах» действительно начнется спад, то российской казне придется иметь дело совсем с другой нефтяной ценой. И взамен получения доли в западных денежных накачках придется взять на себя долю в западных убытках.

Виталий Гранкин

Нет сил читать? Смотри наши видео на Youtube

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +10°
Санкт-Петербург: +8°