eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В России

Китай с Россией практичен, а она с ним — романтична

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Великий сосед хладнокровно использует все трудности нашей державы. А соотечественники ищут в нем родственную душу.

20:05, 26.07.2022 // Росбалт, В России

Вводная картинка
© Фото с сайта www.kremlin.ru

Отношение Китая к России-2022 обусловлено трезвым практицизмом. Каждый шаг предваряется просчитыванием всех особенностей нового мирового статуса нашего государства. Какой-либо солидарности против Запада нет и в помине. Впрочем, Запад тоже не добился от Пекина поддержки в бойкоте России, хотя и просил.

Китайцы увеличили закупки российской нефти, раз уж ее стало некуда девать. В мае–июне их объем вышел на исторический рекорд, а стоимость общего месячного экспорта России в Китай достигла $10 млрд. Но в июле готовность покупать российскую нефть стала уменьшаться, а величина скидок, требуемых китайскими переработчиками, — расти.

Встречный же ввоз товаров из КНР в РФ, потребность в котором на фоне западного бойкота стала особенно острой, хоть и поднялся после весеннего обвала до $5 млрд в июне, все равно уступает уровню прошлого года. Китайский бизнес совершенно не стремится попасть под вторичные санкции.

«Поворот на Восток» не оправдает российских надежд Мечты найти себе почетное место на каком-то анти-Западе опираются на абсолютно неверное представление о действительности.

Поэтому торговля, пусть и с оглядкой, ведется, однако инвестирование в российскую экономику прекратилось. Так, вложения Китая в глобальную инициативу «Один пояс, один путь» в России впервые с начала существования этого мегапроекта упали в 2022-м до нуля.

Но особенно обидным для Москвы стал фактический крах российско-китайского альянса по созданию широкофюзеляжного самолета CR929-600. Лайнер, рассчитанный на три сотни пассажиров, должен был стать мировым конкурентом Boeing и Airbus. Это начинание, рожденное в 2014-м на волне посткрымского «поворота на Восток», заранее восхвалялось нашей госпропагандой как триумф антизападного сотрудничества двух великих родственных держав. И вот в прошлом месяце российские чиновники вдруг сообщили, что «этот проект идет в принципе не в том русле, которое нас устраивает».

«Как известно, друг познается в беде, — размышляет автор российского провластного ресурса „Репортер“. — Как нельзя лучше эта пословица подходит к некоторым нюансам деловых взаимоотношений России и Китая. Накануне стало известно о том, что наша страна сокращает свою долю в проекте перспективного широкофюзеляжного дальнемагистрального лайнера. И не по своей инициативе. Как же так получилось?»

Уточним, что, судя по рассказам китайских источников, ситуация движется уже не к сокращению, а к полному прекращению российского участия. Китайцы хотят привлечь в этот проект западные компании — они хладнокровно взвесили выгоды и выбрали тех, кто им полезнее. Сентиментальная романтика дружбы родственных режимов нисколько им не свойственна. И в этом конкретном вопросе, и во всех других. Китай развивает отношения с Россией только там, где они соответствуют его интересам.

В новой компании России будет веселее Вырисовываются очертания широкого клуба антизападно настроенных держав, в котором к странам БРИКС могут присоединиться Турция, Египет и Саудовская Аравия.

Российские власти это понимают — и вынуждены принимать. Зато рядовые соотечественники, если верить им на слово, пребывают в иллюзиях. Судя по свежему опросу фонда «Общественное мнение», их восприятие Китая, как никогда еще в этом веке, проникнуто мифологией некоей духовной близости.

«Как вы считаете, усиление Китая скорее угрожает или скорее не угрожает интересам России?» В соотношении 68% к 19% сограждане отвечают, что не угрожает. Это рекорд. Даже в «крымском» 2014-м, с его взрывом прокитайских симпатий, пропорция была скромнее (56% к 21%), а до этого во всех опросах доля видевших в КНР угрозу и вовсе была выше числа ее не видевших.

Впрочем, для баланса надо уточнить, что россияне, вопреки очевидности, считают Китай не таким уж могучим. Большинство из них (62% против 25%) полагают, что Россия «сегодня имеет большее влияние в мире», чем дальневосточная сверхдержава. Эта пропорция установилась очень давно и с годами лишь слегка меняется в пользу Китая.

Но заблуждение насчет того, кто в нашей паре империй старший партнер, меркнет рядом с иллюзией о китайской солидарности в противостоянии Западу. Целых 63% опрошенных полагают, что Китай «будет помогать или уже помогает России справиться с последствиями западных санкций». Тех, кто придерживается другого мнения, в три с половиной раза меньше.

При этом всего 9% респондентов, отвечая на открытый вопрос, отметили, что Китай реагирует на западный бойкот России, руководствуясь лишь собственными интересами. И только 2% опрошенных знают, что для китайцев важно избежать попадания под вторичные санкции.

Кто научит Россию После разрыва с Западом нашей стране приходится брать уроки у Востока. Китай недостижим. Остаются Турция с Ираном.

Преобладание сентиментально-романтических иллюзий насчет мотивов великого дальневосточного соседа влечет готовность приписать ему даже несуществующее сходство обычаев. Отвечая на вопрос, «сильно или не очень сильно различаются культура, образ жизни, ценности китайцев и русских», целых 30% опрошенных сообщают, что различия незначительны. Еще несколько лет назад таких ответов было 17%.

Но в этих иллюзиях есть логика. На чем еще может держаться вера в то, что китайцы из сентиментальных соображений подчинят свои интересы кремлевским? Только на незнании того, что хладнокровный рационализм — стержень китайской традиции, радикально отличающий ее от российской. Уж не понимать дальневосточных соседей — так до конца.

Виталий Гранкин

Подписывайтесь на канал Росбалта в Яндекс.Дзен

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +20°
Санкт-Петербург: +21°