eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В России

«Демократию взяли в пакете вместе с потребительскими ценностями»

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Когда в РФ появится окно политических возможностей, Европа должна будет выглядеть привлекательной, полагает историк Дмитрий Травин.

20:25, 08.08.2022 // Росбалт, В России

«Наши сограждане иногда плохо понимают, что они хотят».
© Фото ИА «Росбалт»

«Открытое письмо из закрытой России» руководителя Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрия Травина вызвало бурную общественную реакцию. Одни размещают его у себя в соцсетях, другие его яростно критикуют. В письме содержится несколько важных тезисов, которые так или иначе обсуждаются после 24 февраля политиками, социологами и просто неравнодушными гражданами. Дмитрий Травин прокомментировал свое послание и реакцию на него. Полностью беседу можно послушать в подкасте «Включите звук».

— Я попытаюсь кратко изложить суть вашего обращения к друзьям и коллегам в Европе: наша страна оказалась в тяжелейшем положении, а российская интеллигенция, ориентировавшаяся на западные ценности, испытывает давление со стороны как отечественных властей, так и западной бюрократии. Когда известные события на Украине завершатся и станут возможны положительные изменения в нашей жизни, Россия будет вольна выбрать западный путь, если сама Европа станет сильной и привлекательной. Последнего пока не наблюдается. Правильно ли я изложил суть вашего письма?

В Германии спорят про «зимний компромисс» с Москвой Оппозиция ищет серьезные поводы для отставки канцлера ФРГ Олафа Шольца, критикуя его партию СДПГ за недостаточную помощь Украине.

— Да, совершенно верно. В частности я хотел обратить внимание зарубежных коллег, а также большого числа российских читателей на то, что суть тех действий Европы, которые могут помочь России, состоит вовсе не в том, что сейчас происходит: ограничения на визы, на обучение российских студентов, на поездки. Я понимаю те меры, которые предпринимают западные бюрократии, и не обижаюсь на них. Некоторые невнимательные читатели решили, что мы предъявляем Европе какие-то счеты. Нет.

Главное другое: Россия двигалась по европейскому пути обычно тогда, когда Европа была сильной и привлекательной. Так было неоднократно в истории России: царской, советской, постсоветской. Когда Старый свет выглядел недостаточно привлекательно, наша страна выбирала какой-то другой путь. Было бы очень хорошо, если бы европейцы это понимали. Это важно подчеркнуть, потому что они не знают нашу историю так, как ее знаем мы.

Я напомнил о том, что происходило в российской истории, и специально подчеркнул, что когда наша страна будет вновь готова двигаться по европейскому пути, очень важно, чтобы Европа выглядела привлекательной для российских граждан.

— Что вы понимаете под термином «привлекательная Европа»? Из вашего письма следует, что когда у нас откроется окно политических возможностей, Европа должна выглядеть иначе. Что вам сейчас не нравится?

— Дело не в том, нравится мне или не нравится. Мы с вами реалисты и понимаем, что Россия начнет движение по европейскому пути не в тот момент, когда десяток интеллектуалов из российских университетов решат, что нам надо идти в ту сторону. Судьба России зависит от десятков миллионов российских граждан. От того, что они хотят. Наши сограждане иногда плохо понимают, что они хотят. Иногда не могут это выразить. Иногда они подвержены кремлевской пропаганде. Тем не менее, как бы ни было запутано сознание многих россиян, все-таки обычно Россия движется по тому пути, которого наши сограждане хотят. Это не всегда понимают как некоторые российские интеллектуалы, так и наши зарубежные друзья.

Кто научит Россию После разрыва с Западом нашей стране приходится брать уроки у Востока. Китай недостижим. Остаются Турция с Ираном.

Я приведу только один пример. 30-35 лет назад, времена Перестройки и начало реформ 1990-х годов. Россия тогда ведь двинулась по европейскому пути. Мы стали строить рыночную экономику, и даже политический режим при Борисе Ельцине был относительно демократичным, хотя неидеальным. Почему мы двинулись по этому пути? Потому что Европа выглядела привлекательной. Вспомним, что творилось в СССР: дефицит товаров, вместо масла производятся пушки, людям надоело стоять в очередях, получать все по талонам и карточкам.

Европа в тот момент выглядела достаточно привлекательно, поскольку там люди могли покупать все, что им нужно, а в России в этот момент в потребительской сфере царил полный хаос. Россияне же смотрели западные фильмы, видели, как выглядят Париж или Нью-Йорк. Это был совершенно иной мир. И мы сделали европейский выбор.

Демократию, в общем-то, не выбирали. Ее взяли в пакете вместе с потребительскими ценностями и наполненными прилавками. Зачем была нужна демократия или толерантность, мало кто понимал.

Теперь давайте посмотрим, что происходит сейчас. Рыночная экономика есть, дефицита нет. Более или менее ситуацией российские граждане удовлетворены. При этом мир стал существенно иным. Он перестал быть однополярным и стал биполярным. Россия зажата между успешными Европой и Америкой, с одной стороны, и так же успешным, динамично развивающимся Китаем. У нас появилось два возможных соблазна: Запад и Восток. Какой путь выберет Россия через ряд лет, когда откроется новое окно политических возможностей? Выберем мы демократическую Европу или авторитарный Китай?

Европа стреляет себе в ногу из оружия Москвы ЕС избавляется от «зеленых» иллюзий медленнее, чем нарастает угроза полного перекрытия Москвой газового вентиля.

Сегодня у меня нет уверенности, что Россия выберет демократический путь даже в тот момент, когда у нас появится возможность нового выбора. Мир очень сильно изменился благодаря динамизму Китая за последние 30-40 лет. Это очень серьезная проблема. Если Европа не будет достаточно привлекательной, то мы можем не использовать и следующее окно политических возможностей.

Если европейского пути не захочет основная масса населения России, то его и не будет. Это зависит, прежде всего, от европейцев. От того, как будет выглядеть Европа. Будут ли Старый свет и Северная Америка лидерами современного мира, которые соблазняют всех двигаться по своему пути, или к тому времени лидером будет восточный авторитарный Китай. Это серьезная проблема.

— Наверное, обе стороны могут быть кому-то милее. На ваш взгляд, что больше всего повлияет на выбор россиян через определенное время?

— Это очень сложный вопрос, который недостаточно изучен. Я думаю, здесь комплекс обстоятельств. Некоторые заметные примеры можно вспомнить. Среди российских обывателей довольно популярен тезис о том, что ни Европа, ни Америка ничего не производят. Они живут в долг. Деньги им одалживает тот же самый Китай, а также Россия. При такой картине мира кто выглядит сильнее? На кого надо ориентироваться?

Я подчеркиваю, что это искаженная картина мира, которая, с одной стороны, сложилась из объективных процессов. Китай за последние 40 лет действительно резко рванул вперед. С другой стороны, кремлевская пропаганда скрывает кое-что важное о развитии стран Запада.

Перманентный закат западного мира. Все, как предсказал Шпенглер? Капитализм «загнивает» уже более века. А сколько осталось существовать крупнейшей цивилизации?

Например, если Китай сегодня производит много товаров, то важно учесть, где они разрабатываются, где интеллектуальный центр мира находится. Америка и Европа очень успешны, потому что это высокотехнологичные экономики. Пусть они выносят какие-то производства на Восток или Юг, но интеллектуальным центром по-прежнему является Запад.

Есть и другие факторы, которые влияют на выбор. Многих беспокоит кризис, который связан с мигрантами. Он становится все очевиднее. Я думаю, что через 10-15 лет он будет еще более острым. Если европейские страны не смогут так или иначе его разрешить, не смогут умиротворить общество, то в этой ситуации российский обыватель действительно начнет думать, нужен ли нам этот демократический или псевдодемократический мир, в котором царит подобный хаос.

Из массы таких вещей, как реальных, так и увеличенных пропагандой, формируется некий образ Запада и Востока. Подчеркну, что в конце 1980-х образ Запада был совершенно иным. Он нам только открывался. Наши журналисты и пропагандисты стремились рассказать о том, как там все выглядит реально. Более того, признаемся, что даже несколько Запад приукрашивали. В тот момент образ Запада был позитивный. Сегодня, с одной стороны, там свои проблемы, с другой стороны — резко усиливается Китай. На все это накладывается госпропаганда, которая стремится принизить значение Европы и Северной Америки в современном мире. Всю эту «кашу» вкладывают в голову обывателю, и это будет серьезная проблема в будущем.

Беседовал Петр Годлевский

Подписывайтесь на канал Росбалта в Дзене

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +7°
Санкт-Петербург: +9°