eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Для чего Россия «спасает» Туркмению

Ликвидирует ли возобновление поставок газа в РФ нищету в постсоветской республике, и что стоит за актом «благородства» Москвы?

10:02, 24.05.2019 // Росбалт, В мире

Фото туркменского общества «Микан»

Считается, что финансово-экономический кризис в Туркмении напрямую связан с утратой ею покупателей природного газа. По его запасам республика занимает четвертое место в мире, но — что с того? Ведь надо еще уметь продать газ и существовать в ладу с его импортерами. А вот этому туркменские власти не научились. Они рассорились со своими основными «клиентами» — Россией и Ираном, часто подводят и крупного потребителя газа — Китай. О доходах, альтернативных продаже углеводородов, в Ашхабаде не позаботились. Итог — нищета, острый дефицит продуктов питания, отмена практически бесплатной электроэнергии, воды и газа для населения «Родины процветания», как именует республику ее президент Гурбангулы Бердымухамедов. В общем, обнищали туркмены, которым покойный глава государства Сапармурат Ниязов обещал жизнь во «втором Кувейте», но — не получилось. А могло бы.

Нынешний лидер Туркмении, видимо, все же одумался и решил помириться и с «Газпромом», и с Ираном. Так, после трехлетнего перерыва республика возобновила поставки своего газа в Россию. Объем экспорта и стоимость сделки усиленно скрываются и продавцом — «Туркменгазом», и покупателем — «Газпромом». Официально известно лишь то, что до 30 июня текущего года российский газовый гигант приобретет у Туркмении 1,155 миллиарда «голубого топлива», то есть «каплю в море», которая никак не отразится на социально-экономическом положении центрально-азиатской республики и ничего не решит, с точки зрения «только бизнеса», для России. Тогда почему она «помирилась» с довольно склочной Туркменией и стала делать покупки? Ответов на этот вопрос может быть несколько, но прежде — немного истории.

С началом независимости Туркмения поставляла газ нескольким бывшим республикам СССР, но вскоре ее единственным покупателем на постсоветском пространстве осталась Россия. Параллельно туркменский газ стал поступать по новому трубопроводу в Иран, а затем началось строительство трубы в Китай. Все это сулило республике большие доходы, но отношения с «Газпромом», покупавшим около 90% туркменского газа, стали портиться. Сначала на газопроводе произошел взрыв, не квалифицированный, однако, как диверсия, но стороны обвиняли в нем друг друга, и сотрудничество прекратилось почти на год. Возобновившись, оно сильно снизило обороты — объем импортируемого Россией газа стал мельчать. А затем и вовсе сошел на нет из-за ценового спора. Практически синхронно прекратил импорт туркменского газа и Иран.

Таким образом, Китай остался единственным покупателем, но толку от этого для поддержания относительно приличного уровня жизни населения республики не было — деньги шли и идут на покрытие китайского кредита, вложенного в разработку месторождений и строительство трубопровода. К тому же Туркмения не справляется со своими обязательствами по объемам поставок. Правда, была надежда на строительство газопровода ТАПИ (Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия), — а также на прокладку Транскаспийского газопровода по дну Каспийского моря с выходом на Азербайджан и далее на Турцию и Европу. Но первый трубопровод остается недостроенным из-за отсутствия инвестиций и взрывоопасной обстановки в Афганистане, а второй, из «экологических соображений», наверняка «зарубят» Россия и Иран. Да и инвестиционной активности Запада, «горячо приветствующего» реализацию этого проекта, что-то не видно.

И тут появилась Россия. Получается, что пока она ориентирована на закупку, в пересчете на год, 5 миллиардов кубометров туркменского топлива, в то время как до 2009 года объем импорта составлял 40 млрд. Пяти миллиардов кубов для Туркмении мало, однако сам факт возвращения «Газпрома» в число покупателей газа у Ашхабада говорит о том, что изоляция прорвана. Начаты переговоры и о продаже газа Ирану. И если «Газпром» нарастит объем импорта, это будет означать серьезное облегчение для туркменского финансово-экономического сектора.

Главный вопрос: почему Россия возобновила сделку с Туркменией, которая выглядит как «благотворительная»? Она решила хоть отчасти внести свой вклад в спасение республики? Ведь экономической целесообразности в импорте туркменского газа для нее нет. Это наводит на разные мысли. Первая: если Туркмении не подкинуть денег, ситуация в этой республике — голод, нестабильность, разные глупейшие запреты для граждан, жесткий авторитарный режим, близость к «горячим точкам» и т. д. — может разворачиваться по иракскому сценарию. А туркменский газ Россия (много его или мало) все равно продаст — хоть в Европу, хоть в Азию.

Второе: если РФ нарастит импорт, то будет продавать часть туркменского газа по трубопроводу «Северный поток — 2», причем, с удовлетворением требований Европы, принявшей норму, по которой 50% пропускной способности трубы должно быть зарезервировано независимым, то есть не российским поставщиком. А Туркмения именно таким и является.

Третье: если Россия не ограничится покупкой 5 миллиардов кубометров в год (ведь весенние поставки можно считать «пробным шаром»), и приобретет значительный объем туркменского газа, проект строительства Транскаспийского газопровода будет полностью похоронен, а Москва расширит свое присутствие и влияние не только в Туркмении, но в каспийском бассейне в целом. В принципе, такой вариант — в качестве «синицы в руках», должен заинтересовать Бердымухамедова, потому как Транскаспийский газопровод — это определенно «журавль в небе».

Возможна и другая заинтересованность Ашхабада в возвращении на круги своя, то есть в орбиту России: она не будет упрекать туркменские власти в авторитаризме и даст им вольготно жить, но обеспечит безопасность региона, закрепившись в нем.

Словом, «загадки» туркменского газа остаются неразгаданными, в том числе, по его реальным запасам — они строго засекречены. С уверенностью можно сказать лишь то, что в советские времена в республике добывали около 90 миллиардов кубометров в год. А дальше цифры стали вилять. В частности, до сих пор неясно, каковы запасы считающегося «гигантским» месторождения Южный Иолотань — считалось, что 26 триллионов кубометров, но западные инвесторы усомнились в объеме, назвали чуть ли не половину этой цифры и не стали связываться с добычей. Кроме того, их отпугнула крайне далекая от западной, а посему непонятная, система управления страной.

А для России в ней нет ничего загадочного — многое привычно. Так что она вполне может «осесть» в Туркмении не только в качестве покупателя газа, но и разработчика месторождений, хотя своего углеводородного сырья у нее более чем достаточно. Но это в том случае, если удастся договориться с таким несговорчивым «товарищем», как Бердымухамедов.

Пока что на сделку «Газпрома» с Туркменией накинут «флер» благотворительности — республику надо «спасать». Но это трудно сделать в условиях, когда ее власти больше увлечены помпезными стройками, которые ей явно не по карману, а не улучшением социально-экономического положения своих граждан. Но во что в дальнейшем выльется покупка небольшого объема газа — можно только гадать. Возможно, что и в жесткую конкуренцию России и республик Центральной Азии за рынок Китая (Казахстан и Узбекистан рассчитывают на увеличение поставок в Поднебесную), однако не исключено, что в сугубо политическую акцию. Несомненно лишь то, что Туркмения богата природным газом, но бедна инвестиционными предложениями. А это именно та ситуация, которая устраивает Россию.

Ирина Джорбенадзе

Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 17°
Санкт-Петербург: 6°