eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Есть много желающих подставить Тегеран

Удары по Ирану могут спровоцировать непредсказуемую активность радикалов внутри этой страны, предостерегает востоковед Алексей Малашенко.

21:21, 14.06.2019 // Росбалт, В мире

Фото из личного архива

Очередная атака против двух танкеров — Front Altair и Kokuka Courageous, которая на этот раз была проведена в Оманском заливе, в результате чего одно из судов было сильно повреждено, а другое, по некоторым данным, потоплено, вновь накалила атмосферу в регионе.

«Иран сделал это», — категорически заявил президент США Дональд Трамп программе Fox & Friends. Государственный секретарь Майк Помпео также обвинил в нападении иранское руководство, сказав, что на это указывают «данные разведки и использованное оружие». Общественности было продемонстрированное видео, снятое с беспилотника, на котором видно только то, что моряки некоего катера (по информации американской разведки — иранского) снимают с борта танкера какой-то предмет — предположительно неразорвавшуюся мину.

В то же время сообщается, что глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф назвал обвинения в адрес Исламской республики в нападении на танкеры, безосновательными. Соединенные Штаты направили в район атаки свой эсминец USS Mason класса «Арли Берк», имеющего на вооружении 74 крылатые ракеты, 6 торпед и артиллерийские установки. В то же время Центральное командование Вооруженных сил США распространило заявление о том, что у Америки «нет заинтересованности в участии в новом конфликте на Ближнем Востоке. Мы будем защищать свои интересы, но война с Ираном не в наших стратегических интересах, в этом не заинтересовано и международное сообщество».

О том, кто же может стоять за новыми атаками на танкеры в стратегически важном для многих государств районе и насколько вероятен вооруженный конфликт, в котором США и их союзники могут выступить против Ирана, обозреватель «Росбалта» поговорил с руководителем научных исследований института «Диалог цивилизаций» Алексеем Малашенко.

— Насколько, по-вашему, сейчас велика вероятность начала военных действий Соединенных Штатов, Израиля и их арабских союзников против Ирана на фоне того, что происходит в Персидском заливе и вокруг него?

 — Я думаю, что для того, чтобы по Ирану были нанесены какие-то удары, должны быть предъявлены очень четкие доказательства (его вины). Потому что обвинять Тегеран и потом предпринимать действия определенного характера, наносить по нему воздушные удары? Что-то я не вижу такой перспективы и не думаю, что американцы от этого много выиграют. Вряд ли такую акцию поддержали бы и европейцы. Кстати, и союзники США в этом регионе — Саудовская Аравия и другие арабские монархии Персидского залива в этом тоже не заинтересованы — им хватает проблем. То есть, ощутить себя полноценными победителями американцы в этом случае не смогут, и авторитет Трампа в Америке от этого совсем не обязательно увеличится. Наоборот, в этом случае могут возникнуть проблемы, например, у Израиля. Пока же по нему никто ударов не наносил.

Кроме того, мы знаем, как могут повести себя иранцы в случае чего… Их реакция может быть совершенно непредсказуемой. Вспомним захват американского посольства в Тегеране во время Исламской революции 1979 года… То есть удары по Ирану могут спровоцировать активность радикалов и экстремистов внутри этой страны, которые могут начать действовать в этом случае очень решительно.

 — Кто, на ваш взгляд, может стоять за нынешними обстрелами танкеров в Оманском заливе?

 — Я могу предположить, что это было сделано не по указанию Ирана, но Тегеран мог знать, что определенные силы в Персидском заливе, например, те же йеменские шииты — хуситы готовы так поступать и это — месть Саудовской Аравии, которая ведет войну в Йемене. Но чтобы отдавать приказ… или чтобы во всем этом принимали участие силы Корпуса стражей исламской революции (КСИР)? Думаю, что Иран сейчас на такой риск не пошел бы, поскольку на фоне скандалов с американскими санкциями в отношении Исламской республики из-за его ядерной программы, Тегерану это сейчас не выгодно, как это может кому-то показаться.

С другой стороны, существуют всякие радикалы и экстремисты, которые действительно готовы пойти на все. Но, повторю, я очень сомневаюсь в том, что это сделал Иран. Хотя я могу допустить, что та публика, которая сейчас находится у власти в Иране (причем, я не имею ввиду его президента Хасана Роухани — он на это никогда бы не пошел), что среди нее есть люди, которые не всегда принимают адекватные решения. Тем не менее, не верится, что Иран на такое решился бы. Более того, я даже могу допустить, что Тегеран кто-то подставляет, потому что в этой ситуации он не выиграет.

— В Тегеране это понимают?

 — Надеюсь. Повторяю, там разные люди. Вот Роухани это прекрасно понимает. Такие вещи, кстати, создают определенные неприятности даже в российско-иранских отношениях. Есть еще одно мнение (с которым я не согласен, но тем не менее), что это была американская провокация из-за конкуренции в области экспорта нефти, которую американцы сейчас тоже продают. Иран выступает здесь как их соперник. Такое мнение тоже высказывается, хотя, повторю, я в это не верю. Я думаю, что никто не признает (свою вину за эти теракты), и эта ситуация надолго. Посмотрите — ни одна организация не взяла на себя ответственность за этот теракт.

— Да, действительно интересно, потому что эта атака последовала в том числе и на танкер Kokuka Courageous, арендованный японцами. Причем в тот самый момент, когда в Иране с миротворческим визитом находился премьер японского правительства Синдзо Абэ.

 — Да, глупо это как-то выглядит. Я могу предположить, что за атакой с целью подставить Иран, могли стоять какие-то террористы-сунниты. Там таких гавриков много… Они могли это устроить, потому что это был удар и по Ирану. Но акция такого масштаба требует серьезной подготовки и умения.

Беседовал Александр Желенин

Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 4°
Санкт-Петербург: 4°