eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Пороки и «пророки» Центральной Азии

Кто в Киргизии установил памятник Путину, почему узбекские чиновники теряют сознание на работе, и за что в Таджикистане мужья избивают до полусмерти своих жен?

15:05, 09.10.2019 // Росбалт, В мире

Фото Игоря Ротаря

Сколько бы ни гордились государства Центральной Азии своей «цивилизованной» жизнью и «продвинутостью» на разных стезях, в основном вся эта вербальщина остается на уровне пустого бахвальства. Иностранные СМИ пишут о государствах региона, как о некой диковинке со знаком минус. И даже в тех республиках, которые делают конкретные шаги (часто остающиеся на уровне витринных) к принятому в цивилизованном обществе образу жизни, привычная практика и менталитет все же берут верх.

В частности, агентство Reuters рассказало о том, что, по оценкам западных экспертов, Узбекистан стал страной с «великолепными инвестиционными условиями». Но отметим, что этого удалось достичь, в том числе и потому, что тамошние чиновники работают аж по 15 часов в сутки, после чего еще и «помогают» на сборе хлопка.

Правда, «у этих переработок есть и обратная сторона: госслужащие даже на официальных мероприятиях теряют сознание или засыпают». В общем, после трех лет такой работы без выходных такие обмороки и засыпание на ходу — дело обычное. «В результате иностранные предприниматели, приезжающие в страну, вынуждены решать дополнительную необычную задачу во время встреч с местными чиновниками: им надо следить, чтобы собеседник не заснул», — иронизируют журналисты.

А по данным узбекских СМИ, в республике усилена борьба с «модой», пришедшей в нее с Ближнего Востока — на хиджабы и бороды. Глава Ферганской области Шухрат Ганиев негодует: ведь у узбеков есть своя национальная одежда, собственные традиции, и ими надо гордиться, а не менять в угоду иностранщине.

Вообще-то, борода не сугубо ближневосточная «растительность», но и скандинавская, российская — да мало ли где вообще она может произрастать! Но в Узбекистане ее обладателей, появившихся на людях с «неухоженной растительностью» (а каковы критерии ухоженности?) приглашают в «компетентные органы», проводят соответствующую беседу, после которой мужчины приобретают «нужный» облик. Что же до внешнего вида женщин, Ганиев строго предупредил: никаких хиджабов.

То ли дело Киргизия — демократии куда больше! Но зато туго живется в этой стране простому люду, а тем, кто по разным причинам не имеет документов и определенного гражданства — тем более. И проблемами их занимается не государство, а отдельно взятые правозащитники-энтузиасты. На сайте Управления верховного комиссара по делам беженцев ООН размещен материал, посвященный одному из них — Азизбеку Ашурову.

«Вместе со своей командой юристов Ашуров исколесил всю Киргизию на старенькой „Ладе“, взбирался на опасные горы верхом на лошади, преодолевал пешком большие расстояния, разыскивая в отдаленных общинах людей без документов и определенного гражданства, — пишет автор статьи. — В 2003 году Азизбек Ашуров создал организацию „Юристы Ферганской долины без границ“, в рамках которой он помог более чем 10 тысячам человек (ставшими лицами без гражданства из-за распада Советского Союза) получить гражданство Кыргызстана. В их числе — две тысячи детей и подростков, у которых отныне появится возможность учиться, путешествовать, работать и в будущем — зарегистрировать брак». Недавно киргизский правозащитник получил от ООН премию Нансена —  за заслуги в области защиты прав беженцев.

Заслуги еще одного человека — президента РФ Владмира Путина — отмечены в Киргизии памятником. Он установлен на горнолыжной базе «ЗиЛ» вблизи Бишкека. Местные средства массовой информации широко растиражировали фотографии этого творения. Кому пришла в голову «блестящая» идея воздвижения памятника здравствующему лидеру великой державы, не уточняется, да оно и ни к чему — ведь это вполне укладывается в традиции «цивилизованного Востока». Прорабатывается и идея переименования в честь президента России одной из улиц в Бишкеке и присвоения его имени одной из горных вершин в Чуйской области.

Туркменского лидера Гурбангулы Бердымухамедова тоже отличили, но лишь у него на родине: присвоили ему звание почетного старейшины страны. Как пишет издание InfoAbad, в соответствующем постановлении поясняется: этого звания глава государства удостоен за «образцовый, созидательный, добросовестный и самоотверженный труд на благо Родины». А также «с учетом многочисленных просьб и предложений, поступающих от общественных организаций и наших граждан, работающих в различных отраслях производства».

Интересно, кто именно так горячо ходатайствовал за присвоение Бердымухамедову столь почетного в Туркмении звания: полуголодные люди, выстаивающие многодневные очереди за хлебом и другими продуктами первой необходимости? Те, кто в массовом порядке лишен права выезда за границу на работу и учебу; женщины, лишенные права красить волосы в светлые тона, а ногти — в любые; девушки, насильственно проверяемые на наличие девственности; или лица, принудительно занятые на хлопковых плантациях, и другие жертвы рабства? Напомним, по данным международной правозащитной организации Walk Free Foundation за 2018 год, Туркмения стала лидером рейтинга распространения рабства среди стран Европы и Центральной Азии. «Индекс рабства» здесь самый высокий.

Отметим, что у Бердымухамедова уже не хватает места на пиджаке для медалей и орденов — их около двадцати. Он и народный коневод Туркменистана, и заслуженный архитектор, и дважды герой, и т. д. Награждения следуют одно за другим, в то время как официальные СМИ республики помалкивают о процветающей в ней коррупции, которая, как сказано в докладе британских аналитиков в The Foreign Policy Centre, стала неотъемлемой принадлежностью экономической жизни Туркмении. На эту же тему вещает французский телеканал France 24, подчеркивая, что «Туркменистан страдает от продолжительного экономического кризиса, в котором наблюдаются гиперинфляция в жизни простых людей и повсеместная нехватка продовольствия».

«Весело» живется и в Таджикистане — особенно замужним женщинам и их детям. Международная правозащитная организация Human Rights Watch обнародовала доклад «Насилие на каждом шагу» о положении женщин в этой центрально-азиатской республике с приведением ужасающих фактов их постоянного физического и морального истязания. В нем отмечается, что уголовная ответственность за семейное насилие как таковое законом по-прежнему не предусмотрена, а пострадавшие от насилия в семье женщины не обеспечиваются надлежащей защитой, доступом к убежищам и другим службам помощи, хотя к этому государство обязывает закон.

«То, как в Таджикистане реагируют на обращения пострадавших от семейного насилия, зачастую оставляет их в опасности, — говорит Стив Свердлов, старший исследователь Отделения HRW по Европе и Центральной Азии. — Должностные лица пренебрегают своими обязанностями по исполнению соответствующего закона». Сами пострадавшие, адвокаты и сотрудники служб помощи говорят, что милиция зачастую игнорирует закон, а жертвам насилия не обеспечивается ни надлежащая защита от издевательств, ни доступ к приютам.

По данным организации «ООН-женщины» (структура, занимающаяся вопросам гендерного равенства), с насилием в семье сталкивается по меньшей мере 20% женщин и девочек. Особо отмечается, что в Таджикистане «не предусмотрена уголовная ответственность за гендерное насилие в отношении женщин, включая бытовое, изнасилование в браке и сексуальное насилие». Все запросы международных организаций, связанные с насилием в семье и его предупреждением, правительство республики оставляет без ответа.

Между тем женщины терпят многолетние издевательства от мужей и партнеров, включая изнасилование, нанесение колото-резаных ран, удушение, избиение острыми и тяжелыми предметами, такими как лопата, кочерга, утюг, табуретка и прочее. Их лишают пищи и новой одежды, запрещают пользоваться кухней и санузлом, общаться с родителями. «Наши собеседницы рассказывали о полученных в результате истязаний травмах, таких как повреждение жизненно важных органов и внутреннее кровотечение, сотрясение мозга, черепно-мозговые травмы, перелом челюсти, множественные гематомы, а также психоэмоциональный стресс», — информируют правозащитники.

И при этом почему-то сотрудники органов внутренних дел и прокуратуры, не выслушав жуткие истории до конца, выпроваживают женщин вопросом: «Разве ты не сама виновата?» В общем, насильники редко привлекаются к уголовной ответственности и предстают перед судом и, по словам Свердлова, они таким образом «получают сигнал о допустимости подобного поведения». По словам пострадавших, даже в женских ресурсных центрах и приютах при оказании психологической помощи акцент нередко делается на примирении жертвы с насильником, на убеждении вернуться в жестокий брак, где они продолжали подвергаться домашнему террору.

Заметим, что проблема насилия в семье остро стоит в государствах Центральной Азии в целом. Избить жену, выгнать ее с детьми из дома, не обеспечив ни кровом, ни пропитанием, стало своеобразной традицией. Равно как и многоженство, практика не оформления официального брака, похищение невест и прочие противозаконные действия со стороны «сильного пола», на которые государства региона реагируют редко и вяло.

Ирина Джорбенадзе

Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 10°
Санкт-Петербург: 9°