eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Добьют ли радикальные националисты Украину?

Отказ Киева от отвода войск в Донбассе может спровоцировать дальнейшую неконтролируемую дезинтеграцию страны.

17:15, 24.10.2019 // Росбалт, В мире

Личное фото С. Воробьева

Судя по всему происходящему в Киеве, саммит «нормандской четверки» не то что оказался на грани срыва, а, видимо, и вовсе почил в бозе. Условием этой встречи было разведение войск, прописанное в Минских соглашениях при активном участии бывшего президента Порошенко. Сейчас оно должно было пройти у населенных пунктов Золотое и Петровское. Но вместо разведения случилось совсем другое: инициативу у нового президента Зеленского, еще недавно заявлявшего, что войну можно прекратить, «просто надо перестать стрелять», перехватили те, кто вовсе этого не желает — экзальтированные радикальные националисты. Они явились на место разведения, несмотря на попытки полиции остановить их, и заявили, что если украинская армия уйдет, то они займут ее место.

Зеленский (интеллигентный еврейский мальчик, здоровски владеющий игрой на пианино своим причинным местом), похоже, испугался такого напора от националистов, выставивших ему ультиматум. И стал что-то невнятно говорить о семи днях тишины, хотя ничего подобного ни в Минских соглашениях, ни в документах ОБСЕ, которая мониторит ситуацию, и в помине нет. Так что армия вполне могла бы уйти — согласно прописанным договоренностям. Ведь с «той» стороны несколько раз демонстрировали готовность отойти от линии соприкосновения, подавая сигналы ракетой, которые задокументировали представители ОБСЕ.

Ну, пусть бы и остались там националисты — они уже и расстрелянные  жилища местных жителей в Золотом стали осваивать, бравируя и показывая не только Зеленскому и Украине, кто в доме хозяин, но и всему миру. Надолго ли бы их хватило? По данным украинских силовиков, ветераны добровольческого батальона «Азов» (на днях конгрессмены США обозвали его «террористическим, а в России в отношении его бойцов возбуждены многочисленные уголовные дела) и примкнувшие к ним радикалы, собиравшиеся «защищать каждый сантиметр украинской земли», и за которыми стоит сделавшая свои «свинарчуковские» капиталы на крови  украинцев «партия войны», недолго-то и задержались на линии «фронта» в Золотом. Ну, а кому охота умирать?

«Воевать» они собираются в Киеве, на Майдане, возле офиса Зеленского, Верховной рады (в масках, чтоб не «засветиться») — жечь там шины, бросать дымовые шашки и орать, призывая уже не только «москаляку», но и «зеленяку на гілляку» (то бишь, Зеленского). Недолго же музыка играла. А где же те 73% (13 с половиной миллионов человек), совсем недавно голосовавших за «преЗедента» и вручивших таким образом ему не только булаву, но и свои жизни, и судьбу страны? Ведь поддержали шоумена только потому, что постмайданная власть «свинарчуков» оказалась еще мерзостнее предыдущей. Где все эти люди, поставившие крестик напротив его фамилии  еще и потому, что все они голосовали за мир? Они никуда не делись — они пишут посты в интернете, и уже почти на десять процентов разочаровались в своем избраннике. И партия Зеленского «Слуга народа», получившая почти конституционное большинство в Раде, перед лицом пещерного  национализма оказалась такой же беспомощной, как и он сам.

Некоторые эксперты (украинские и российские) утверждают, что якобы Зеленский сговорился с радикалами, чтобы получить этот козырь на встрече  «нормандской чеверки» — видите, я ничего не могу сделать. А раз так, то давайте менять Минские соглашения и формулу Штайнмайера, которые, в конечном итоге, требуют предоставить самопровозглашенным ЛНР и ДНР особый статус. Аргумент, подкрепленный фактором радикальных националистов, уважительный: если дать Луганску и Донецку такое послабление, то и другие захотят. Например, Западная Украина. И тогда, мол, страна распадется. Ну а сейчас с ней что происходит? Куда она движется? Вопрос риторический.

В 1991 году, когда после путча ГКЧП в Москве на Украине проходили выборы первого президента независимой страны, известный диссидент и кандидат в президенты Вячеслав Чорновил пригласил меня в доверенные лица. Мы ездили с командой на его встречи с избирателями по югу Украины. (Это отдельная  история.)  И вот тогда в его официальной программе был записан пункт о федерализации страны. Чорновил проиграл — украинский народ предпочел увидеть главой государства секретаря ЦК КПУ Леонида Кравчука, душившего в советское время все живое.

Черновила убили. (Слишком был яркой и политически конкурентной фигурой.) Но и спустя почти 30 лет после тех первых выборов очевидно, что он был прав. Тогда можно было провести федерализацию страны безболезнно и без всякой опаски —  у людей было другое настроение и мироощущение. Думаю, лишним будет еще раз напоминать, сколько стран  живут в мире с такой организацией своей территории. Ничего страшного и ужасного в этом нет. Тогда никто бы никого не давил ни своими героями, ни языком с мовою.

Сейчас, конечно, время для простых и безболезненных решений упущено. Но не все еще, думается, потеряно. При условии, если, конечно, в стране осталась центральная и региональная  элита, думающая не о собственных амбициях и не о наживе на войне, прикрываясь пропагандисткими лозунгами, а отдающая себе отчет в том, что сейчас надо заботиться не о уязвленных региональных самолюбиях (дали  автономию Донбассу — дайте и нам), а о сохранении страны. Но, по моим наблюдениям, такой элиты на сегодняшний день на Украине нет. Да никогда ее и не было — иначе страна не оказалась бы там, где она сейчас находится.

Глядя украинские телеканалы и слушая новых «слуг народа» и старых «могикан», создается впечатление, что люди не понимают, что за пять лет после переворота в стране и вокруг нее создалась новая политическая реальность. Что, по большому счету, Донбасс никогда не вернется на Украину таким, каким он был до реванша западноукраинской идеологии. Начав развал страны Майданом и жестким насаждением в других областях  своего порядка и мировоззрения, радикальные националисты (и стоящие за ними вовне и внутри страны кукловоды) и есть главные виновники начала распада Украины. Вторая попытка государственности терпит крах из-за неумного поведения, слабости мозгов «провідників», зацикленных на пещерных представлениях о мире столетней давности. Так и хочется сказать: панове, вылезайте из своих «криївок» («подземных укрытий»), откройте глаза и уши — на улице  21 век, в иных странах уже искусственный интеллект управляет жизнью, а вы все еще рвете глотки про свою уникальность. Или по принципу — «так не доставайся же ты никому»?  Неужели неясно, что третьего Майдана измученная страна не переживет?

Единой и неделимой независимой Украины нет — вот уже пять лет как. Это факт. И, судя по поведению новой власти и старых «свинарчуков», вряд ли уже будет. Сколько бы и кто в Киеве и во Львове не надрывался «Слава Украине и смерть ворогам!» Даже если предположить гипотетически, что Донбасс получит все же автономию, и западная часть страны примет, скрепя сердце, такое решение, это будет уже ментально другое государство. Потому что Донбасс уже другой. Достаточно посмотреть то, что никогда не показывают по украинским телевизорам: расстрелянные в самопровозглашенных ЛНР и ДНР дома, школы и больницы, кладбища из свежих могил, в том числе и детских. (Такие кладбища я встречала прямо во дворах осетинских школ в 1992 году, когда грузины лупили по Цхинвалу прямой наводкой из-за реки Лиахвы, рассматривая  нашу группу журналистов в прицел.) Да, я знаю, это рассказывают украинские пропагандисты, — мол, дончане и луганчане сами себя обстреливают. То есть, выходит, сами свои семьи убивают. Это вообще как?

В некоторых украинских СМИ каждое утро даются боевые сводки: за истекшие сутки боевики стреляли столько-то раз, убито и ранено столько-то бойцов ВСУ. Складывается впечатление, что в этой гражданской войне (а это именно так) украинская армия стоит в Донбассе для ее же убоя, потому что  сама она как раз якобы не уничтожает своих «собратьев». За то, что те не согласны с переворотом 2014 г., не согласны жить под «героями» греко-католиками, гауптманом Шухевичем, а также  идеологией Бандеры, учить на их наследии своих детей, прославляя в пещерного сочинения піснях (песнях).

Не так давно, кстати, одна из них прозвучала во время футбольного матча в Киеве в исполнении украинских ультрас. Вот ее оригинальный текст (часть его): «Жовто-блакитні наші прапори, ми непереможні — шаблі догори. (…) Москалів на ножі, на ножі. Батько Бандера знов до нас прийде і за Україну всіх нас поведе. (…) Москалів на ножі, на ножі». Что в  переводе звучит так: «Желто-голубые наши флаги, мы непобедимые — шашки вверх. (…) Москалей на ножи, на ножи. Батько Бандера снова к нам прийдет и за Украину всех нас поведет. (…) Москалей на ножи. На ножи».

Однако остроумный украинский народ  давно переиначил эту песню  другими словами. «Жовто-блакитні наші прапори. Ми переможці — раком догори». («Желто-голубые наши флаги, мы победители — раком кверху».)  То есть, стоя на четвереньках, задним местом вверх. Правда, на украинском языке вторая строчка звучит куда как болеее смачно, ее точный перевод на русский не отражает всю гамму заложенных в мовном варианте эмоций. И мне кажется, что современная интерпретация этой старой бандеровской песни, — учитывая до какого состояния эти «переможці» вкупе с теми,  кого они подсадили во власть в 2014-м, довели страну и продолжают ее методично добивать, — более актуальна в нынешних украинских  реалиях. 

Как говорил в своих воспоминаниях куренной Украинской повстанческой армии (запрещена в РФ) Максим Скорупский, еще в 1942 году, когда начался процесс  ее создания, «дискуссии доходили до того, что Украинское государство должен возглавлять Бандера, а если нет, то пусть Украины не будет». Все, что делают сегодня радикальные националисты, очень похоже на дежавю: если вся Украина, включая часть мятежного Донбасса, идеологически не станет бандеро-шухевичской, то пусть ее не будет вовсе. Позволит ли подавляющее большинство украинского народа, голосовавшее за мир, нескольким сотням радикальных националистов и «партии войны» с ее 8% добить страну?

Алла Ярошинская

Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 3°
Санкт-Петербург: 3°