eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Наш Зеленский едет к Путину в Париж? Ну и ладно

Саммит «нормандской четверки» не разрешит конфликт в Донбассе, даже если на нем прозвучат победные реляции, считают украинские эксперты.

14:25, 27.11.2019 // Росбалт, В мире

Фото с сайта president.gov.ua

Популярная сейчас в «украинских интернетах» шутка: «Владимир Зеленский в ходе переговоров с Владимиром Путиным потребует вернуть унитазы и б/у трусы с захваченных кораблей». На самом деле она свидетельствует о том, что предстоящий саммит в «нормандском формате» не ждут на Украине с каким-то особенным напряжением. Да, украинцы устали от войны, и в то же время — она потеряла свою остроту, вытеснена чем-то другим. Хотя утренние новости все еще начинаются со сводок с фронта, но более «интересной» точно выглядит авария, в которую попал детский омбудсмен с собственными детьми, оказавшимися в машине без специальных кресел.

Однако нельзя сказать, что встреча в Париже вне поля зрения СМИ, а также многочисленных ток-шоу. Главное, пожалуй, что при этом обсуждается: насколько далеко может зайти Зеленский в своих «уступках» Путину — о чем именно он должен, а о чем не должен договариваться. Достаточно конкретно об этом рассуждают ряд украинских политологов и журналистов.

«Для украинского президента сейчас критически важно завершить год выполнением одного из главных своих предвыборных обещаний. Просто потому, что другие обещания выполнить не удается. Тарифы на коммуналку вновь пошли вверх, коррупция не исчезает, учителя вместо опрометчиво обещанных 4 тыс. евро зарплаты получили сокращения штатов и повышение нагрузки, депутаты от президентской партии не вылазят из скандалов, дороги все хуже, — говорит в комментирии „Росбалту“ журналист газеты „Зеркало недели“ Андрей Паливода. — Только и остается, что заявить в новогоднем обращении: „Главное, войны на востоке больше нет!“. Хотя это, конечно, будет неправдой: ЛНР и ДНР даже после подписания новых соглашений в Париже никуда не исчезнут, как и линия фронта. Однако избирателям Зеленского будет приятно думать, что война окончена, за что они и голосовали».

Также, по словам Паливоды, надо понимать, что от Владимира Зеленского «замириться» с Донбассом требуют украинские олигархи. Они потеряли там очень жирные куски своего бизнеса, и теперь рассчитывают если не вернуть полностью утраченные предприятия, то хотя бы восстановить прямые хозяйственные связи. Например, закупки донецкого антрацита для электростанций Рината Ахметова. Сам президент Украины сейчас всячески отрицает влияние олигархов на принимаемые им решения. Накануне он прокомментировал слова Игоря Коломойского о развороте Украины к России во внешней политике: «Коломойский не является президентом Украины, он гражданин Украины, но большинство граждан Украины выбрали курс на евроинтеграцию».

Что же касается возможных шагов к миру и того — насколько их на Украине поддерживают. 25 ноября были опубликованы результаты исследования общественного мнения, проведенного фондом «Демократические инициативы» совместно с Киевским международным институтом социологии. 75% опрошенных ответили, что поддержживают начало переговоров с президентом РФ для разрешения конфликта в Донбассе, также абсолютное большинство выступает за начавшееся разведение войск. Однако не все так просто.

«25,6% опрошенных, которые не поддерживают разведение войск, — они удивительно совпадают с 25% украинцев, которые на прошедших весной президентских выборах проголосовали за Петра Порошенко, — комментирует для „Росбалта“ результаты соцопроса  политтехнолог Владислав Марусяк. — Сам Порошенко, теперь уже в роли главы парламентской фракции, все более уверенно становится центром, вокруг которого объединяются все, кто выступает „против капитуляции“. Хотя ряд мощных националистических структур пока не с ним — они слишком много сделали, чтобы лишить его поста президента, чтобы так скоро помириться. Но если Зеленский подпишет в Париже что-то, что в Киеве воспримут как „зраду“, то ожидать можно любых альянсов. Тимошенко уже официально перешла в оппозицию к Зеленскому — она чувствует перемену настроений в обществе».

Ситуация выглядит немного странной. В начале года Петр Порошенко проиграл президентскую гонку из-за того, что его социологи не разглядели «молчащее большинство», уставшее от войны и реформ, — и оно стало электоратом Зеленского. Но теперь уже окружение нынешнего главы государства, кажется, в упор не замечает массу людей, не готовых идти на компромиссы с Москвой, Донецком и Луганском.

«Уже известно, что Москва во главу угла будет ставить закон об особом статусе Донбасса и его реальное воплощение. Но давайте посчитаем вместе. В Украине сегодня 369 924 человека официально — ветераны войны на востоке. (Вся украинская армия — 255 тыс.) Все эти люди с боевым опытом, и только ленивый не привез „для личного пользования“ один-два-три ствола. Добавим сюда волонтеров, помогавших фронту, — это еще пара сотен тысяч человек. И националисты — 1,5-2 млн, — для которых эти ветераны — кумиры. Националисты тоже хорошо организованы и не стесняются решать проблемы силой, — отмечает в комментарии для „Росбалта“ глава „Центра экспертизы мирного процесса“ Алексей Литвинчук. — Так вот: все эти люди воспринимают „особый статус“ восточных территорий как национальное предательство, как раскол страны. Соответственно, если Зеленский пойдет на открытые уступки Путину, подпишется под „особым статусом“, все эти ребята объявят его предателем украинских интересов. И они начнут борьбу с захвата не Донецка, а киевских улиц».

Уже 9 декабря пока еще гипотетические «парижские договоренности» вполне могут придти на смену «минским договоренностям». Проблема, однако, в том, что в Киеве слишком многие призывают отказаться вообще от любых соглашений. Все большую популярность обретает идея «отрезать больной кусок страны» — в виде ДНР/ЛНР и Крыма — и развиваться дальше, без этой обузы и источника бесконечных проблем.

«Пришло время определяться. Что делать не только с территориями (ДНР и ЛНР), но прежде всего с населением, чье сознание глубоко поражено российскими пропагандистскими идеями. Пока мы еще не Россия — должна идти общенациональная дискуссия на эту тему. Ведь потеря территорий — это не какая-то супер-пупер-уникальная история чисто Украины. Через подобные истории проходило много стран в разное время, поэтому существует многообразие вариантов, — заявил в интервью „ОбозТВ“ львовский тележурналист Остап Дроздов (кстати, в последнее время его частенько „популяризируют“ и на российских телеканалах, но только как „ястреба“). — Каждый из них может и должен быть обсужден: от максимально неприятного (потеря территорий, стена, демилитаризованная зона разграничения) до максимально приятного (полное восстановление контроля). Есть же куча вопросов и куча иностранных опытов. Нужен закон о коллаборационизме, который бы наказывал за сотрудничество с оккупационными властями? А может наоборот — полная амнистия и „нулевой“ выход из ситуации? Поверьте, в обществе присутствуют мнения, и не надо бояться всех их обсуждать».

Впрочем, пока официальный Киев публично обнародовал свой, достаточно скромный вариант «нормандской» повестки дня. Во-первых, Владимир Зеленский планирует поднять на парижском саммите тему конкретных сроков возвращения всех украинских пленных. Второй пункт — перспектива достижения полного прекращения огня в Донбассе с четкими сроками и обязательствами сторон. «Третий вопрос — это контроль Украины над российско-украинской границей», — сказал Зеленский, заявив, что только после всего этого готов обсуждать проблематику проведения местных выборов в ОРДЛО. Но, как он специально подчеркнул, — исключительно по украинским законам.

Михаил Петровский, Киев

Статьи

Лучшее за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 2°
Санкт-Петербург: 2°