eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Киргизия и Таджикистан бьются из-за «проклятого наследия СССР»

Приведет ли обмен территориями между двумя бывшими советскими республиками к прекращению кровопролития на границе?

11:03, 23.01.2020 // Росбалт, В мире

Игорь Ротарь

Власти Киргизии и Таджикистана вроде решили положить конец вооруженным беспорядкам и столкновениям на границе между двумя странами, вновь обострившимся в январе этого года — они активизировали процесс ее делимитации и демаркации. Топографическим рабочим группам поручено до 1 марта разработать варианты взаимообмена равнозначными и равновеликими земельными участками между Баткенским районом (Киргизия) и городом Исфара (Таджикистан) на участках «Самаркандек» и «Кок-Таш». А к 15 февраля они должны представить «проектную линию» на участке государственной границы протяженностью 114 километров.

Между тем протяженность границы между Киргизией и Таджикистаном составляет 976 километров, а делимитированы и демаркированы всего 504. За один только прошлый год между жителями приграничных территорий произошло 14 столкновений. Самое кровавое случилось в сентябре — стороны обвинили друг друга в строительстве несогласованных военных объектов. В результате перестрелки между киргизскими и таджикскими военными (в ход были пущены минометы и гранатометы) с обеих сторон погибли четыре человека, 25 получили ранения.

Нынешний год тоже начался не радостно, хоть и не столь трагично: несколько киргизов пострадали, а жителей села Кок-Таш, в целях безопасности, пришлось временно переселять из их домов в здание школы. Эвакуированы и жители приграничного района Дахма. По данным Государственной пограничной службы КР, неизвестные закидали несколько автомобилей и дом киргизов камнями, а прибывших на место происшествия пограничников обстреляли из мелкокалиберного оружия. Как утверждают в Бишкеке, огонь был открыт со стороны Таджикистана. Последний эту информацию опроверг. Тем не менее, во время январских беспорядков власти Киргизии задержали несколько граждан республики, подозреваемых в провокациях. И тут в Бишкеке начались акции протеста с требованием их освободить и, наконец, решить проблему делимитации и демаркации границы.

В общем, на то, чтобы началось какое-то шевеление в этом направлении, потребовалось аж тридцать лет и смена пяти президентов КР. И хотя эксперты склонны объяснять ситуацию на границе «проклятым наследием СССР», чего, конечно, отрицать нельзя, однако только отчасти. Потому как это «наследие» не помешало другой центральноазиатской стране — Казахстану, полностью решить спорные пограничные вопросы. А Узбекистан при новом президенте Шавкате Мирзиееве стал срочно мириться с соседями (его предшественник разругался почти со всеми) и договариваться по спорным участкам границы.

Застаревшая «мозоль» действительно болезненная, но она не единственная в вопросе перекройки границ и далеко не самая зловредная. Заметим, что границы союзных республик «нарезались» исходя из соображений «эффективной» деятельности народного хозяйства — по сути, «от балды», — и какое-нибудь прежде киргизское село могло вдруг стать частью Таджикской ССР или наоборот. Но тогда киргизы и таджики были гражданами одного государства, и им не приходилось делить, скажем, пастбища. Между тем на излете «единого и могучего» столкновения все же были — к примеру, на почве пользования водными ресурсами, хотя их вполне можно было подвести и под категорию межэтнических. И в случае Таджикистана и Киргизии после распада СССР они только усилились — граница проходит неизвестно где, чуть ли не посередине жилого дома.

Кроме того, это самое «наследие» привело к образованию в Киргизии таджикского анклава Ворух, что породило всякие уродства в передвижении людей, на которых и киргизы, и таджики нагрели руки — стали брать деньги за пересечение «границы» анклава. Стороны в своих притязаниях по разграничению территорий руководствуются картами советского периода, датированными разными годами и, соответственно, каждая тянет «одеяло» на себя. А тем временем конфликты стали возникать даже на тех участках, которые ранее считались спокойными.

Сейчас появилась слабая надежда на то, что обмен территориями все же разрядит обстановку, если к нему подойти по-умному. Но надолго ли? И Киргизия, и Таджикистан — бедные страны, с высоким уровнем депрессивности провинций. По сути, выживают они за счет контрабанды преимущественно китайских товаров и, кроме того, ситуация осложняется тем, что через них проходит афганский наркотрафик. Поэтому участникам, мягко говоря, теневой экономики — ее доля очень высока в обеих странах, — а также «просто бандитам» спокойствие на границе невыгодно: в мутной воде, как известно, рыбу ловить легче.

Кроме того, перманентная напряженность на границе входит в интересы исламских радикальных группировок, и это опять же из области «мутной воды». А также, не исключено, в интересы кругов, пытающихся на корню уничтожить любое движение Душанбе в сторону Евразийского экономического союза. Кстати, парламентские выборы в этой республике состоятся 1 марта, и в предвыборной агитации тема ЕАЭС непременно прозвучит.  

Итак, как уже было сказано выше, Киргизия и Таджикистан решили «махнуться» территориями. Однако сильно поспешили, поскольку мнением жителей приграничных сел власти не поинтересовались. Между тем для них этот вопрос является не только правовым, но и судьбоносным: киргизам и таджикам не все равно, в какой стране они проснутся завтра.  Киргизские власти спохватились опосля: вице-премьер Жениш Разаков, в ответ на серьезную обеспокоенность населения приграничных регионов тем, что «их земли отдадут Таджикистану» (это может вызвать новую волну серьезных протестов), заявил, что до того консультации будут проведены со всеми совершеннолетними жителями обменных территорий. И без их согласия «никакого обмена не будет». Он подтвердил, что на данном этапе речь идет о двух участках — в селах Ак-Сай и Самаркандек.

А по данным издания 24.kg, на заседании комитета парламента по международным делам, обороне и безопасности депутат Исхак Пирматов заявил, что правительство Таджикистана, несмотря на постоянные стычки на границе, не торопится с завершением делимитации и демаркации, и посему «Для воздействия на соседей надо использовать все рычаги. Например, остановить реэкспорт ГСМ (горюче-смазочные материалы), который в народе называют контрабандой». В общем, для цивилизованного решения вопроса цивилизованности явно не хватает. Депутат также предложил патрулировать спорные участки силами военных.

Отметим, что фактически они находятся под контролем Киргизии. Тем не менее, их жители стремятся, от греха подальше, продать свои дома. Вице-премьер Разаков весьма своеобразно отреагировал на инстинкт самосохранения своих сограждан, которых государство не может или не хочет защитить  — он назвал «предательством» продажу недвижимости гражданам Таджикистана: «Эта наша земля… Да, это предательство по отношению к государству».

Словом, проблема с границей затянута в очень тугой узел, и развязать его способна только сильная политическая воля сторон, слаженная работа органов государственной безопасности и МВД  (афганский фактор, контрабанда), борьба с коррупцией и еще множество других составляющих. И если Бишкек и Душанбе не в состоянии решить проблему на двусторонней основе, то почему бы им не подсобить извне — к примеру, ШОС, одной из задач которой является урегулирование приграничных конфликтов, либо ОДКБ: Киргизия и Таджикистан — союзники в этом блоке. Но пока, как видно, ни одна из этих организаций не шевелится, хотя речь, по большому счету, идет, как минимум, о безопасности центрально-азиатского региона.

Чего ждут? Очень большой крови?

Ирина Джорбенадзе

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 17°
Санкт-Петербург: 18°