eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

То ли Путин уступил, то ли Лукашенко это померещилось

В Минске утверждают, что Москва «сдалась», согласившись на компенсации за нефть. Но при этом, вероятно, Белоруссия отдаст важные инфраструктурные объекты.

00:01, 26.02.2020 // Росбалт, В мире

Фото с сайта www.kremlin.ru

Минувшая неделя выдалась весьма остросюжетной в плане выяснения «нефтяных» отношений между Минском и Москвой. Сперва белорусские НПЗ начали переработку норвежского «черного золота», поставленного взамен российского, а 18 февраля глава «Роснефти» Игорь Сечин встретился с Александром Лукашенко, поговорив о поставках и о чем-то еще. Вернувшись в Москву, Сечин получил аудиенцию уже у Владимира Путина. После этого президент РФ утром 21-го позвонил белорусскому коллеге, из-за чего тот даже опоздал на встречу с губернатором Архангельской области Игорем Орловым, зато пришел на нее радостный, рассказав, о чем был разговор.

«Владимир Путин предложил формулу посчитать, сколько мы от уменьшения таможенной пошлины в 2020 году потеряем… Если мы получали в прошлом году от пошлины $1 млрд, допустим, а в этом году за счет снижения этой самой пошлины (она же все время снижается) получим $700 млн. Он сказал: мы $300 млн компенсируем, — заявил глава Белоруссии. — Такое предложение. Это хоть какой-то путь к развязке споров».

Но оказалось, что Лукашенко что-то «не так понял». Министр энергетики РФ Александр Новак пояснил журналистам, что компенсировать Минску последствия налогового маневра предлагается за счет уменьшения премий российским компаниям к цене нефти — на $2 за тонну каждый год. Оно, по словам министра, пропорционально ежегодному снижению экспортной пошлины, что и позволит частично «вернуть» Белоруссии доходы.

А вот как прокомментировали слова Лукашенко о $300 млн в Кремле: лидеры обсуждали поставки нефти, диалог продолжается, нюансы не раскрываем. При этом речи о компенсациях из бюджета выпадающих доходов российских компаний от поставок в Белоруссию не идет. «Существуют разные, скажем так, запросные позиции сторон, они осуществляются», — заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. Он отметил, что по итогам разговора «каждая сторона делает свои собственные калькуляции».

Итак: Москва предлагает Минску снижать премию по $2 с тонны в год. В зависимости от объема поставок это даст Белоруссии $30-50 млн. Как Лукашенко насчитал $300 млн — загадка. Либо стороны не сообщают о каких-то важных закулисных соглашениях, либо Минск «в надцатый раз» анонсирует прорыв, которого не было. То, что Александр Григорьевич презентует как глобальную уступку со стороны РФ, на самом деле может свидетельствовать о договоренностях, которые решено пока не афишировать — возможно, до президентских выборов в Белоруссии.

«Весьма вероятно, что официальный Минск согласился что-то продать или отдать россиянам в обмен на нефтяную скидку. Есть неподтвержденная информация, что Сечину предложили купить один из белорусских НПЗ под гарантию того, что второй будет стабильно загружен российской нефтью, поставляемой со скидкой. Современный НПЗ недалеко от границы с ЕС и Украиной — это как раз то, что нужно „Роснефти“, — сказал „Росбалту“ белорусский экономист Ростислав Запольский. — Другой вариант: РФ заберет себе белорусский отрезок нефтепровода „Дружба“, тоже под гарантии поставок нефти. Лукашенко уже поступал подобным образом: в 2011-м, когда рухнула национальная валюта и экономика спикировала в кризис, он за $5 млрд продал „Газпрому“ транзитную газовую трубу — компанию „Белтрансгаз“. Теперь, кстати, периодически грозится назад забрать, если газ не подешевеет».

Если Сечин в Минске действительно обсуждал покупку НПЗ, то речь идет о Мозырском заводе, который снабжает топливом Украину. ПАО «НК „Роснефть“» владеет 42,58% его акций, все последние годы обеспечивая сырьем. (Кстати, с 2015 года российский акционер не получает дивиденды — Лукашенко по каким-то соображениям просто запретил (!) их выплачивать.) Дивидендный долг Белоруссии перед «Роснефтью» по состоянию на 29 марта прошлого года (более свежих цифр нет) составил $304,7 млн. Те самые $300 млн — совпадение?

Что же касается нефтепровода «Дружба», то его Минск предлагал россиянам купить еще в 2012 году. По разным оценкам, стоимость белорусского отрезка «трубы» составляет от $500 млн до $1 млрд,

Собственно, любой из двух вариантов сейчас окажется спасительным для Лукашенко. Без дешевой российской нефти белорусские НПЗ бессмысленны, как и неработающая «Дружба» (сейчас трубопровод по распоряжению Александра Григорьевича остановлен «на ремонт»). Экономическая война с Россией обходится дорого. В январе ВВП Белоруссии упал на 2%, промышленность — на 5,8% и на 17% — грузооборот, быстро обесценивается белорусский рубль. А через несколько месяцев — президентские выборы. Так что, вероятнее всего, уже на днях мы увидим очередное «братское славянское примирение». До следующей «нефтяной», «газовой», «молочной» или еще какой-нибудь войны.

Тем временем государственный нефтетрейдер «Белорусская нефтяная компания» (БНК) вновь заказал «черное золото» на стороне. В литовскую Клайпеду в марте придут два танкера, которые доставят по 85 тыс. тонн нефти, которую далее привезут в Новополоцк по железной дороге. Этого хватит на три дня работы НПЗ.

Михаил Петровский

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 4°
Санкт-Петербург: 5°