eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Абхазию возглавил «отравленный» Бжания

Выборы в Стране души провели с поистине кавказским бесстрашием: никаких масок на участках, объятия и поцелуи сторонников победителя после оглашения итогов.

11:55, 24.03.2020 // Росбалт, В мире

Фото с сайта km-ra.org

В Абхазии состоялись повторные президентские выборы. Как и ожидалось, победу на них одержал оппозиционный политик, возглавлявший в свое время Службу государственной безопасности республики,  Аслан Бжания. По предварительным данным Центризбиркома, он набрал около 57% голосов. Адгур Ардзинба получил 35,5%, а Леонид Дзапшба — 2,22%. Оба признали победу Бжания. Ардзинба даже лично поздравил конкурента, пообещав, что если его тезисы будут «реализованы в жизни, мы будем ему только помогать».

Обычно шумное действо на сей раз прошло непривычно мирно. Видимо, в этом большую роль сыграла его предыстория, когда шума было достаточно: Рауль Хаджимба, сомнительно выигравший второе президенство в прошлом году, вынужден был подать в отставку под натиском акций протеста. Также оппозиция добилась того, что Верховный суд объявил прошлогоднюю «победу» Хаджимба недействительной. 

Что же касается Бжания, незадолго до прошлогодних выборов, в которых он собирался участвовать, его якобы отравили. Он долго лечился в Москве и баллотироваться не смог. А незадолго до нынешних выборов он снова был госпитализирован. Слухи, что ему опять «подлили яду», поползли вновь, но они не подтвердились.

Прежде чем рассказать об ожиданиях населения Апсны от седьмых (!) по счету президентских выборов, и того, что ждет их победителя, отметим: голосование и работа с бюллетенями в «Стране души», в отличие от Москвы, где также был открыт избирательный участок, происходили так, будто в мире нет пандемии коронавируса. Медицинские маски и перчатки людям розданы не были, при этом скученность на избирательных участках наблюдалась. Дезинфекционными средствами для рук избиратели, наблюдатели и члены комиссий обеспечены практически не были, об одноразовых ручках и говорить нечего. Главврач Гулрыпшскрой районной больницы Зураб Ачба на своей странице в Facebook написал, что при этом «все обнимаются и целуются», и всех, кто отвечает за карантин, надо судить.

По его утверждению, многие россияне приезжают в Абхазию, «спасаясь от вируса», а «медучреждения не обеспечены ничем». В нормальном государстве, считает врач, отменили бы выборы и все массовые мероприятия, закрыв торговые объекты (кроме аптек и продовольственных магазинов) и общепит. «Мы как всегда, авось пронесет, я вас уверяю, не пронесет, — убежден Ачба. — У нас на сегодня нет никакой власти. Полный беспредел, …. мы брошены на произвол судьбы, … государство не поможет. Надо самим обезопасить себя».

Что касается «ожиданий народа». Есть в Сухуме, можно сказать, уникальное место, своего рода барометр настроений людей — кофейня «Брехаловка» на набережной. Сейчас местные «пикейные жилеты» обсуждают два важных вопроса: помогает ли чача (виноградная водка) от коронавируса, и чего ждать от нового «короля». Мнения расходятся по обоим вопросам. Не вдаваясь в подробности дискуссии по первому, перейдем ко второму.

Выборы — это ожидания перемен, надежда на то, что новый президент будет больше думать о народе, чем предыдущий. Но на светлое будущее Абхазии уповают единицы. Главной проблемой здесь считают коррупцию, разгул преступности, казнокрадство, отсутствие «железной руки», строго карающей за нарушение законов. Образно говоря, абхазы желают видеть главой государства «сверхчеловека», а такого нет. Более или менее они рассчитывают на «фактор Анкваба» — свергнутого Хаджимбой президента Абхазии, который уже не мог баллотироваться из-за возрастного ценза, но желателен в качестве премьера, которым он может стать при президенте Бжания.

Что до последнего. Говорить о внешней политике Абхазии в условиях ее даже не частичного, а микроскопического признания, не приходится, но она полностью завязана на России и, конечно, этот курс Бжания сохранит — выживать-то за чей-то счет надо. Тем не менее, полноценного решения вопроса собственности россиян на недвижимость в Апсны, что очень беспокоит Москву, не будет: абхазы боятся потери «национальной идентичности» и русификации мандариновой республики. А это уже конфликт интересов Москвы и Сухума, вдобавок к конфликту интересов последнего с Тбилиси. Грузия, кстати, как и международное сообщество, легитимность абхазских выборов не признала.

Но Бжания признает неизбежность легитимации экономических и торговых связей с Грузией и прямого диалога с ее властями. Однако, как он уже неоднократно заявлял, о возвращении в состав Грузии речи быть не может. Между тем грузинское население Абхазии, сконцентрированное, в основном, в Гальском районе, ожидает от Бжания большего уважения их прав, чем при Хаджимбе, лишившего грузин абхазских паспортов. Избранный президент делает сейчас акцент на восстановлении доверия населения ко всем ветвям власти, что практически невозможно в условиях укоренившейся клановой системы управления республикой. Для него это основной вызов — политически активные группы расколоты. Сложа руки, они сидеть не будут, а станут вынашивать новую революцию. Изживет ли Бжания этот «вирус», неизбежно сопровождаемый организованным политическим криминалитетом?

Андрей Николаев

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 20°
Санкт-Петербург: 17°