eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Чьи МиГ-29 внезапно пришли на помощь Хафтару?

Если Турция и Россия начнут открыто воевать в Ливии, то Москве не стоит рассчитывать на победу, полагает авиаэксперт Вадим Лукашевич.

16:02, 27.05.2020 // Росбалт, В мире

Фото из личного архива Вадима Лукашевича

Африканское командование вооруженных сил США (AFRICOM) обвинило Россию в том, что она перебросила истребители МиГ-29 в Ливию для поддержки отрядов, сражающихся на стороне Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифы Хафтара.

Американцы утверждают, что боевые самолеты отправлялись через Сирию в закамуфлированном виде, чтобы скрыть принадлежность к России. В AFRICOM считают, что российская авиация нужна для непосредственной авиационной поддержки отрядов так называемой ЧВК «Вагнер», выступающих на стороне ЛНА, хотя российские власти отрицают поддержку этих организаций, а информацию о МиГах в Ливии называют не соответствующей действительности.

Тем не менее, командующий AFRICOM генерал Стивен Таунсенд заявил, что Россия больше не сможет отрицать свою причастность к продолжающемуся ливийскому конфликту. Американское командование опубликовало фотографии ливийской авиабазы Эль-Джуфра, на которых, как утверждается, видны несколько недавно появившихся там МиГ-29. При этом делается заявление, что Россия «не заинтересована в благе для ливийского народа, а вместо этого работает над достижением своих собственных стратегических целей».

Стоит отметить, что сообщения о том, что Хафтару в Ливии начали помогать неопознанные самолеты и вертолеты, включая МиГ-29 (этот истребитель стоит на вооружении трех десятков стран), стали появляться в интернете несколько дней назад. В частности, обсуждалась версия о том, что это могут быть белорусские самолеты, а также приводились сведения об атаке МиГов на турецкие корабли у ливийского побережья (Анкара выступает на стороне противников Хафтара — войск Правительства национального согласия Ливии (ПНС) во главе с Фаизом Сараджем).

О том, чьи это самолеты могут быть на самом деле и способны ли они изменить ход военных действий в Ливии, обозреватель «Росбалта» попросил рассказать авиационного эксперта, бывшего конструктора ОКБ Сухого Вадима Лукашевича.

— Высказываются самые экзотические предположения о том, чьи МиГи появились в Ливии. Например, говорят, что это могут быть белорусские самолеты с летчиками-сербами. Что вы думаете по этому поводу?

 — Есть мнение, что сейчас Россия избегает прямого столкновения с Турцией, которая в этом регионе является весьма серьезной военной силой. События февраля-марта на севере Сирии показали, что турецкая армия — это настоящая военная машина, которая применяет очень эффективные средства борьбы — направляемую массированную атаку боевых дронов, и противостоять ей сложно.

Эти дроны нашим ЗРК «Панцирь» в Ливии нанесли существенный урон, просто покромсали их. К этому мы оказались не готовы. Одно дело в Сирии бомбить этих несчастных людей, у которых нет средств ПВО «на земле», но когда появляется серьезный противник, выясняется, что грош цена всем хвалебным заявлениям. Оказывается, что Россия сейчас не может позволить себе открыто воевать с Турцией.

Отсюда возникали предположения, что вертолеты Ми-24 и самолеты МиГ-29 появились в Ливии из Белоруссии, а пилотируют из сербские наемники. Такому объяснению можно верить или нет, но я все же допускаю, что там наши, российские экипажи, состоящие из «отставников» и «отпускников».

Хотя бы потому, что это сложная техника и для того, чтобы эти вертолеты и истребители показали какой-то реальный результат, у экипажей должна быть другая выучка. Не будем забывать, что и во время Корейской, и во время Вьетнамской, и во время арабо-израильских войн за штурвалами советских боевых машин нередко сидели наши летчики. Например, во время Вьетнамской войны, даже когда СССР уже подготовил хороших вьетнамских летчиков, в кабинах самолетов зачастую находились советские пилоты.

Поэтому, боюсь, слова о том, что в этих самолетах сербские экипажи, с учетом того, что Сербия ни в каких таких конфликтах, и ни в каких серьезных учениях в последние годы участия не принимала, это все же дезинформация.

— Насколько все-таки реалистично выглядит версия, что самолеты в Ливию поставила Белоруссия? Такое вообще возможно?

 — Чего ради Батьке сейчас туда вмешиваться? Минск ввязывается в конфликт в Ливии, да еще на стороне какого-то мятежного генерала, которого международное сообщество не признает? Зачем это Белоруссии? Она в этом не была замечена. Уже не говоря о том, что Лукашенко сегодня вошел с нами в такой клинч по поставкам нефти и выходит из него, получая топливо из Европы и от тех же арабских стран.

Союза Белоруссии с Россией не получилось, российские военные базы на своей территории Лукашенко устраивать не хочет, потому что опыт Украины ему явно подсказывает, что этого лучше делать не надо. Белорусский президент — человек себе на уме и в такую авантюру он вряд ли будет втягиваться.

— Представители ПНС ранее заявляли, что МиГи на помощь Хафтару переброшены с российской военной базы «Хмеймим» в Сирии. Что вы на этот счет думаете?

 — Сложно сказать. Там ведь определенного рода техника. Что она делает в Сирии? В основном, работает по «земле». Главные военно-воздушные силы там — это фронтовые бомбардировщики Су-24, либо штурмовики Су-25. Многофункциональные самолеты там на всякий случай тоже могут базироваться, но по минимуму. Держать там полноценную истребительную авиацию, работающую по целям «воздух-воздух», особого смысла нет, потому что у боевиков, против которых мы там воюем, авиации не предвидится.

— А те же «Панцири» откуда в Ливии? Есть версия, что их поставляют Хафтару Объединенные Арабские Эмираты.

 — Да, но отвечая на подобные вопросы, надо стараться сложить из разных мозаичных фрагментов общую картину. Если «Панцири» там из ОАЭ и экипажи оттуда же, то почему единственный летающий госпиталь Минобороны РФ «Скальпель» челноком мотается между «Хмеймим», Ливией и Россией? Он что, в Россию из Ливии арабов вывозит?

— Может ли мощная боевая авиация, неожиданно появившаяся в Ливии, переломить ход боевых действий в пользу Хафтара?

 — Там ведь сейчас один из главных игроков — Турция. А что такое десять наших истребителей против Турции? Одних «Панцирей» Хафтар там недавно потерял только штук шесть…

Если судить по боевым действиям в Сирии, то турки сделали работу нашей ПВО неэффективной. Потому что, если, к примеру, я сбиваю бомбардировщик стоимостью, условно говоря, миллиард долларов ракетой в десять миллионов долларов, то я победил. Другими словами, средства противодействия по цене должны быть меньше, чем атакуемая цель. А если дрон за 20-50 тысяч долларов уничтожает «Панцирь» ценой в 12 млн долларов, то это означает, что «Панцирь» неэффективное оружие.

Турция со своими ударными беспилотниками вывернула все наизнанку. Сейчас все военные академии мира изучают ее опыт массированного использования дронов.

Отвечая на ваш вопрос могу сказать, что если Турция примет активное участие в войне в Ливии, то — нет, эти самолеты не переломят хода боевых действий.

 — А что мы вообще забыли в Ливии, на ваш взгляд?

 — Я думаю, что первая причина состоит в том, что у Кремля остался некий комплекс после того, как в 2011 году нас попросили не вмешиваться в ливийские дела и мы бросили там Муаммара Каддафи. Россия потеряла там все коммерческие контракты, нас там кинули и обошли. А сейчас мы поставили на этого мятежного генерала Хафтара, надеясь восстановить в Ливии наши интересы.

Вторая же причина, как мне кажется, состоит в том, что Москва стремится поддерживать в Северной Африке некий очаг напряженности, чтобы поток беженцев оттуда в Евросоюз не ослабевал.

Беседовал Александр Желенин

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 21°
Санкт-Петербург: 19°