eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

У Лукашенко решающий бой или «последний парад»?

Белорусский президент оказался в ситуации войны на два фронта. С одной стороны, размолвка с Кремлем, с другой — выборы с неожиданно сильными соперниками.

06:59, 01.06.2020 // Росбалт, В мире

Фото с сайта president.gov.by

Многие почему-то считают, что Кремль всегда поддерживал белорусского президента на выборах. Но достаточно вспомнить конфликт Минска с Москвой 2010 года, когда дошло до выпуска на НТВ шокирующего «Крестного батьки». Однако даже тогда российские власти были готовы к тому, что «бацька» все равно останется на следующий срок. Теперь же, кажется, Москва решила не вмешиваться и никак не поддерживать несменяемого главу республики. Тем более, что его оппоненты — из тех, что наиболее популярны среди местного электората, — сами выглядят достаточно «пророссийскими» или, по крайней мере, договороспособными.

Очередная ссора с Кремлем

Вероятно, Александр Григорьевич не ожидал, что избирательная кампания с самого начала пойдет вопреки всем сценариям. Поэтому он с апреля, когда естественным образом окончились препирательства относительно цены на нефть (она запредельно подешевела), особо и не стремился наладить отношения с российским руководством. При этом ничто не указывает на то, что Москва решила сделать ставку на кого-то из альтернативных кандидатов, но одновременно Владимир Путин демонстративно не идет навстречу белорусскому лидеру. Наиболее явно это было продемонстрировано в «газовом вопросе».

Напомним, в середине мая Лукашенко выразил недовольство тем, что «голубое топливо» из РФ в его страну поставляется по более высоким ценам, чем в Евросоюз. «Это ж не дело, я уже не говорю про год 75-летия [Победы], что Германии продают природный газ до $70… но никак не $127, как для Беларуси», — заявил президент.

Ответ российского президента прозвучал через несколько дней на заседании Высшего Евразийского экономического совета. Владимир Путин заявил, что единый тариф на газ может быть утвержден только после того, как члены ЕАЭС создадут единый бюджет и единую систему налогообложения. В данный же момент «столь глубокого уровня интеграции» нет, поэтому сейчас цены зависят от рыночной конъюнктуры с учетом расходов и инвестиций поставщиков.

Он добавил, что вопрос о ценах на газ остается последним пунктом подготовленного проекта Стратегии развития ЕАЭС, по которому члены союза не пришли к согласию. Разработанную формулу расчета тарифов поддерживают пока только Россия, Казахстан и Киргизия. «Эту формулу пока не принимают наши армянские и белорусские коллеги, у них своя точка зрения по этому вопросу», — резюмировал Путин.

Белорусский президент не был бы сам собой, если бы не нашел, чем оперативно ответить. Уже 22 мая в Мачулищах (военная часть под Минском) Лукашенко знакомился с новейшими военно-техническими разработками. И пожаловался перед телекамерами, что РФ отказалась вести совместные разработки ракетного вооружения и предоставить полигон для испытания белорусской ракеты. «Не надо перед россиянами становиться на колени. Это сигнал, если наш ближайший союзник мало того что не согласился с нами ракету сделать, а полигон не предоставляет… Слушайте, это вопрос, — сказал он. — Мы не можем создавать оружие, по которому мы будем зависеть от других стран. Никто нам это оружие просто так не даст. Это нам еще повезло договориться с китайцами, им надо поклониться за это. Но дальше зависимости этой быть не должно».

Озабоченность Лукашенко именно ракетами, а не надоями и посевной легко можно трактовать как аккуратное бряцание оружием: мы ни на кого не нападаем, но и к нам лучше не суйтесь. Про Гомельские и Витебские «народные республики» забудьте. «Белорусский президент всегда начинает говорить про войну в те моменты, когда чувствует себя неуверенно, независимо от причин. Это верный признак, за 26 лет его уже хорошо изучили, — сказала „Росбалту“ белорусский политолог Светлана Гречулина. — Он исходит из старой парадигмы о том, что для белорусов главное — „Абы не было войны“. Но сейчас ситуация в стране уже такова, что людей не испугаешь ни войной, ни украинским сценарием, ни репрессиями. Что мы в последние дни и видим».

Получается, что за Лукашенко не все?

Напомним о событиях минувшей недели, когда во множестве провинциальных белорусских городов (хотя началось с Минска) люди выстраивались в километровые очереди, чтобы поставить подпись за оппозиционных Лукашенко кандидатов. А в Гродно и вовсе дошло до схваток с милицией, которая задерживала популярного блогера Тихановского. Поначалу Лукашенко не выражал озабоченности и нервозности, внешне был абсолютно уверен в своем переизбрании, но с самого начала все пошло не по плану. На привычное предвыборное повышение пенсий и зарплат в бюджете денег не оказалось, а поездки по полям и заводам в образе мудрого хозяина всем уже приелись и пиетета не вызывают. Тут и он не удержался от «пацанской» риторики: дескать, видали мы таких, которые обещают «деньги с вертолета разбрасывать».

Кроме того, приходится постоянно оправдываться, объяснять, почему весь мир ввел карантин, а белорусские власти борются с пандемией своим удивительным образом — с парадом, субботником, футбольным чемпионатом и открытой границей. Тут-то и выяснилось, что против Лукашенко решили баллотироваться не привычные оппозиционеры, а два известных представителя истеблишмента — Валерий Цепкало и Виктор Бабарико. Цепкало работал послом в США и замглавы МИД, а потом создал Парк высоких технологий и много лет руководил белорусской Кремниевой долиной. Бабарико — банкир-меценат, который последние 20 лет возглавлял Белгазпромбанк, один из крупнейших в стране.

К ним добавился настоящий народный лидер — харизматичный видеоблогер Сергей Тихановский ездит по областям и собирает тысячи еще вчера аполитичных жителей регионов на акции за отставку Лукашенко под лозунгом «Стоп таракан». Он стал первым за долгое время белорусским политиком, против ареста которого люди вышли протестовать не только в Минске, но и в других городах. Когда его по формальной причине не пустили в президентскую гонку, он стал доверенным лицом своей жены, подавшей документы на следующий день. Впрочем, у него снова «перерыв» — опять задержали.

Ни один из топовых претендентов на заветное кресло не вписывается в формат евроинтеграторов или националистов. Один родом из «Газпрома», другой считает русских, белорусов и украинцев чуть ли не одним народом, третий имел бизнес в Москве. Риторика в основном про «мир-дружбу», реформы и экономику. Никаких флагов ЕС и шенгенов. Весьма значительная (если не преобладающая) часть электората, которая устала от «вечного лидера», но не готова разрывать отношения с Москвой, голосуя за прозападную оппозицию, наконец-то получила фигуры, которые готова поддержать.

«Это будет первая кампания, когда Москва публично не поддержит Лукашенко. Кремль будет спокойно складывать яйца в разные корзины. И если так, то прямая или косвенная поддержка Москвы может стоять и за Бабарико, и за Тихановским, — говорит опытный белорусский политик Анатолий Лебедько. — Это не значит, что есть какие-то прямые связи с Кремлем. Это могут быть просто экономические группы, финансовые, отставники. Учитывая личные отношения между Лукашенко и Путиным сегодня, я бы не стал это исключать. Это была бы очень профессиональная работа, поскольку она закрывает весь электорат».

Происходящее сейчас на улицах прежде совершенно апатичных белорусских городков показывает: значительная часть населения готова голосовать за любую более-менее адекватную альтернативу Лукашенко. Вероятность неконтролируемой смены власти растет, и такая постановка вопроса окончательно убивает интерес «коллективного Кремля» к действующему режиму и заставляет держать дистанцию от официального Минска, наблюдать — «кто кого». В таких условиях не стоит удивляться, если уже эти выборы пойдут не по привычному сценарию.

Михаил Петровский

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 21°
Санкт-Петербург: 19°