eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Киргизия согласилась на «российскую оккупацию»

Бишкек разрешил Москве усилить военную базу в Канте, но вряд ли только из-за афганской угрозы. Чем еще руководствовались стороны?

16:37, 08.07.2020 // Росбалт, В мире

Фото с сайта Министерства Обороны

Президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков узаконил, наконец, протокол, подписанный еще в марте прошлого года о модернизации и оснащении дополнительным вооружением российской военной авиабазы «Кант». Это оказалось нелегким делом: во-первых, в необходимости расширения военного присутствия РФ в КР надо было еще убедить парламент республики, который вовсе не был единодушен в этом вопросе. Во-вторых, против выступала определенная часть местной общественности, считающая, что усиление российской военной компоненты, хоть действие протокола рассчитано до 2032 года, «навсегда отторгнет от Киргизии ее земли», и «республика будет вечно оккупирована Россией». И это не слишком отдает инсинуацией, поскольку в течение этих пятнадцати лет взлетно-посадочная полоса аэродрома будет находиться в собственности РФ. Логика такая: «Из того, что Россия получала в других странах, она ничего не отдавала обратно». Но и с этим можно поспорить.

Прежде чем «рассекретить» документ, напомним, что в состав объединенной российской военной базы в КР входят четыре объекта: авиабаза «Кант», испытательный объект в городе Каракол, узел связи в селе Чалдовар и автономный сейсмический пункт в городке Майлууз —Суу. В рамках документа, имеющего силу закона, российская сторона на собственные средства (2,5 млрд рублей) реконструирует взлетно-посадочную полосу и будет использовать ее совместно с киргизской стороной. По истечении срока соглашения все объекты будут переданы Киргизии — это подчеркивается особо. Кроме того, площадь, используемая российскими военными, составит на 58 га больше, чем раньше — почти 925 га. Соответственно, увеличится и арендная плата — до 4,8 млн долларов в год. Также российская сторона разместит на базе беспилотники  малого и среднего радиуса действия — «Форпост» и «Орлан-10». Информация об их количестве, разумеется, недоступна. Известно, однако, что база укрепится (или уже укрепляется) самым разнообразным современным вооружением, включая зенитно-ракетный комплекс «Бук» и вертолеты «Ми-8».

Лидер Киргизии «поклялся алфавитом» в верности России Сооронбай Жээнбеков не поддержал переход с кириллицы на латиницу, ставшей в Центральной Азии инструментом геополитики. Но Москва все же нервничает.

Стоит также вспомнить о намерениях России возродить в Киргизии ВПК и вообще создать с ней военно-производственную корпорацию. Пока что это благие намерения, озвученные на  самом высоком уровне. Но, как говорится, «удочка закинута», остальное «дело техники». Словом, с учетом того, что Россия укрепляет свою 201-ю базу и в Таджикистане, в том числе беспилотниками; безвозмездно передала армии этой страны большое количество вооружения, включая артиллерийские установки, средства ПВО, боевые вертолеты и прочее, она основательно обосновалась в Центральной Азии. То есть в тех регионах, где это ей позволили сделать — формально под эгидой ОДКБ. И в этом нет ничего нелогичного: ведь рядом — Афганистан, исходящая от него террористическая угроза, частые вооруженные эксцессы на «дырявых» границах, неспособность Таджикистана и Киргизии защитить их самостоятельно. Речь, разумеется, не идет об альтруизме России: заботясь о безопасности Центральной Азии, она заботится о безопасности собственной.

Напомним о вторжении в Киргизию боевиков запрещенного в РФ и других странах «Исламского движения Узбекистана». Они беспрепятственно прошествовали по территории Таджикистана, и не останови их вовремя, ситуация бы крайне обострилась в другом государстве ЦА — Узбекистане. В другой раз, но далеко не в первый,  в Таджикистане на погранзаставу «Ишкобод» напала вооруженная группа боевиков запрещенного в РФ и других странах «Исламского государства» — не обошлось без жертв. Случаев прорыва границ Афганистана с республиками Центральной Азии можно привести множество. Нападавших даже не смутило то, что в регионе дислоцированы российские военные базы, призванные, в том числе, противостоять массовому переходу боевиков из Афганистана.

Но за объективной мотивацией укрепления российских военных баз в Центральной Азии — имеется в виду террористическая турбулентность региона, недопущение возможности возвращения в него военных США, маячит еще один фактор — Китая. Казалось, функции России и КНР в Центральной Азии строго распределены, то есть Москва заботится о безопасности, а Пекину отдается на откуп торгово-экономическая и инвестиционная активность. Но тут совершенно «невинно» Китай активизировал военное сотрудничество с Киргизией и Таджикистаном (обе страны, напомним, являются членами ОДКБ), и проводят с ними учения. Вероятно, не без согласования с Москвой. И если пока мало кто бьет в набат по этому поводу, вскоре многие могут возопить: в Центральной Азии синофобия — не редкость.

Для чего в Киргизию летят российские «Суперграчи» Москва готовится к обострению ситуации в Афганистане, укрепляя военную базу в Канте штурмовиками Су-25СМ3 и усиливая свое присутствие в регионе.

Но дело даже не в ней, а в возможном «перекосе» интересов Москвы и Пекина в Центральной Азии. Правда, ситуацию можно «оправдать»  китайским интересом без всякой «задней мысли» — как бы из ЦА боевики не проникли в КНР. Это вполне реалистичный сценарий, учитывая их огромное количество, скопившееся на границе Афганистана. Так что же? Китай, граничащий с ЦА, не удовлетворен только присутствием в регионе российских военных баз и антитеррористической активностью РФ? И теперь он «заполняет пустоты» и усиливает свое военно-политическое влияние на регион? Вопрос, есть ли тут конфликт интересов с Москвой, считающей Центральную Азию «своей».

С одной стороны — да, с другой — нет. Ведь Поднебесная участвовала в российских учениях «Восток — 2018» и вообще не скрывает своей заинтересованности в сотрудничестве с ОДКБ. Но с другой стороны, ее размах хорошо известен и поспеть за ним сложно. Кроме того, Пекин всеми возможными путями будет защищать свои инвестиции в ЦА, а для этого ему нужна спокойная обстановка в этом регионе. До ссоры с Россией на почве военного присутствия Китая в регионе дело еще не дошло — этим очень оперативно воспользуются США. Но отчего не перераспределить влияние?

Не исключено, что и в ответ на этот возможный вопрос — тоже, Россия укрепляет свою военную базу в Киргизии. Для, так сказать, нейтрализации военного влияния Китая. А сама КР в целом должна быть довольна усилением военного присутствия РФ — тем более, беспилотниками, без которых в горных условиях дать отпор противнику сложно. Не отказывается Бишкек и от множества других «преференций» России, пусть и на другой ниве, к примеру, энергетической. КР нуждается в новых электростанциях и рассчитывает в этом деле на помощь Москвы. Недурно и газифицировать республику, чем и займется «Газпром» — он охватит соответствующими проектами 70% территории Киргизии.

В общем, получается, «все путем». Кроме одного серьезного «но»: Россия имеет привычку, даже во взаимоотношениях с «братскими» странами, писать единичку, а три держать в уме. Отсюда и опасения некоторого киргизского «сегмента», что Россия претендует на оккупацию республики. Тем более, что многие «доброхоты» очень аккуратно внушают ей эту мысль.

Ирина Джорбенадзе 

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 1°
Санкт-Петербург: 3°