eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Теперь Лукашенко можно вообще никого не бояться

Центризбирком отобрал для президента Белоруссии самых «беззубых» и слабых соперников — именно они составят бессменному главе страны «конкуренцию».

11:07, 15.07.2020 // Росбалт, В мире

Стоп-кадр видео

Ключевым днем всей кампании по выборам президента Белоруссии стало 14 июля.  Центризбирком решал, кого допускать к выборам, а кого — нет. Удостоверений кандидата дожидались семь человек, а дождались только пятеро.

На «недоборе» подписей отсеяли Валерия Цепкало. Ранее из 160 тыс. сданных его штабом автографов местные избирательные комиссии признали действительными лишь 75 тыс. Конечно, возник конфликт, так как активисты из группы Цепкало, перепроверяя забракованное, выявили допущенные членами территориальных комиссий ошибки и нарушения. Штаб претендента подал в ЦИК жалобу, сопроводив ее тысячей заявлений граждан, вполне реальные подписи которых были признаны недействительными. «Помогло»: почти три тысячи «фейковых» автографов стали «настоящими», однако отца-основателя Парка высоких технологий в кандидата они не превратили.

Штаб сидящего вместе с сыном в тюрьме Виктора Бабарико собрал подписи с таким запасом (более 450 тыс.), что признать нужное количество недействительными даже у ЦИКа не получилось бы. Но письмо из Комитета госконтроля, в котором сказано, что Бабарико руководил преступной группой, «отмывавшей деньги», перевесило. Хотя никакого суда по этому делу не было, про презумпцию невиновности решили не вспоминать. Со стороны все это выглядело как фарс: официальная причина отказа в регистрации — несоответствие декларации о доходах и имуществе и участие иностранной организации в избирательной кампании. Зато члены ЦИК единогласно зарегистрировали Анну Канопацкую, Андрея Дмитриева, Сергея Черечня, Светлану Тихановскую и Александра Лукашенко.

В общем, за бортом оставили самых опасных для Лукашенко кандидатов —  высокорейтингового Виктора Бабарико и готового «подхватить его знамя» Валерия Цепкало. Еще один сильный соперник действующего главы государства Сергей Тихановский уже два месяца находится за решеткой. Его «заместителем» в избирательном бюллетене стала супруга Светлана — очень интересный казус нынешних выборов. Забавно, но ее зарегистрировали, несмотря на скандалы с подписями и ошибки в декларации, а значит — действующая власть ее нисколечко не боится. Сама она еще три недели назад собиралась сворачивать избирательную кампанию — ей попросту было страшно за себя и за детей, однако Светлана Тихановская все же осталась в игре.

Сергея Черечня в Белоруссии мало кто знает, а у Анны Канопацкой и Андрея Дмитриева в оппозиционной среде сложился устойчивый имидж «ставленников КГБ». Причем Дмитриева называют «главным провокатором 2010 года» — все остальные оппозиционеры обвинили его в действиях, которые привели к жесткому подавлению выступлений в центре Минска в день президентских выборов.

Теперь, после регистрации, кандидаты в президенты могут начинать агитацию. Хотя по факту вряд ли она будет сколь-нибудь эффективной. Для нее местные власти выделили площадки, удаленные от центров городов, с крайне неудобным транспортным сообщением. Ни в Минске, ни в областных центрах нельзя агитировать в «людных местах». Также кандидаты смогут выступить по государственному телевидению и радио — для этого им выделено некоторое ограниченное время. Помимо этого, до 19 июля они должны представить в печатные СМИ тексты предвыборных программ.

Вероятнее всего, теперь центром объединения протестного электората станет Светлана Тихановская, которую власти сочли слабым соперником, «нехаризматичной домохозяйкой». Поэтому для нее особенно важно стать своеобразным символом — в расчете на то, что люди, самоорганизуясь, сделают все за нее. Правда, у Тихановской нет ни денег на агитацию, ни команды, ни политтехнологов, ни даже элементарных навыков политика. Есть только надежда на то, что именно за нее будут голосовать в пику Лукашенко.

Впрочем, и такую проблему белорусский ЦИК легко решает, работая по принципу «черного ящика»: просто выдавая обществу цифры очередной «красивой победы» вечного президента, как это было на всех предыдущих выборах. Нет ни малейших предпосылок к тому, что сейчас будет как-то иначе.

«Многие белорусы восприняли произошедшее так, что именно сегодня, 14 июля, ЦИК окончательно забрал у людей право голоса, право выбирать. Картина сформировалась окончательно: реальные конкуренты Лукашенко сидят в тюрьме или недопущены к выборам, а оставшиеся больше подходят для цирка шапито. И все уже знают, кому нарисуют 70 и более процентов голосов, — сказал „Росбалту“ белорусский политолог Антон Платов. — Неважно даже, за кого хотел проголосовать рядовой избиратель. Скорее всего, конечно, за Виктора Бабарико. Но у него забрали это право. Теперь этот избиратель глубоко оскорблен и возмущен. Скорее всего, конечно, он побухтит и успокоится. Маловероятно, что после 9 августа последуют какие-то протесты такого масштаба, которые не смогут подавить белорусские силовики. Но выборы уже сейчас потеряли свою внутреннюю легитимность».

Вечером того же дня в Минске и областных центрах Белоруссии люди начали в знак протеста выходить на улицы, выстраиваться в цепочки вдоль центральных улиц. Протест, как и две недели назад, был совершенно децентрализованный. Из-за этого белорусская милиция задерживала людей по принципу «кого попало или кто в одежде с национальной символикой». Например, журналистов «Еврорадио» схватили прямо во время прямого эфира — кадры их задержания обошли все популярные телеграм-каналы. Также прямо во время эфиров задерживали журналистов «Би-Би-Си», «Белсат», «Радио Свобода».

В Минске и Гомеле людям в некоторых случаях удавалось отбить задержанных. В результате, чтобы сдержать распространение протестов, в столице милиция просто перекрыла центральный проспект и ряд прилегающих к нему крупных улиц, а также ряд станций метро. Помогло, но не сильно. Центром физического сопротивления ОМОНу стала Немига — то самое место, на котором почти тысячу лет назад произошла историческая Битва на Немиге, после которой в летописях впервые был упомянут Минск (Менск). Впрочем, к ночи все успокоилось, протесты «рассосались», ночевать в СИЗО отправилось более 100 человек, а по всей Белоруссии — около 200.

«С массовым возмущением легче справиться сейчас, размазав его на несколько дней — день отбраковки последних подписей, день нерегистрации, день отказа в суде, — пишет в своем блоге известный белорусский политолог Артем Шрайбман. — Тяжелее было бы справляться с ним в один день — 9 августа, когда люди увидели бы 3%, но у своих кандидатов. А теперь расчет на то, что часть перебесится до того, часть уйдет обратно в ракушку депрессии и внутренней эмиграции, а на остальную часть нужно меньше мужчин со щитами и палками».

Действительно, теперь, когда Лукашенко получил чисто «технических» конкурентов, протесты вполне могут пойти на спад, а политически активной частью белорусского общества овладеть апатия. «Даже я начал на что-то надеяться, глядя на события последних двух месяцев, но теперь понимаю, что напрасно», — это реальный и очень типичный сегодняшний комментарий из белорусских соцсетей.

Эта апатия выльется в массовую неявку избирателей на участки 9 августа, но власть уже учла такую возможность. Белорусов от них «открепили» — дескать, из-за Covid-19 многие поуезжали из городов, и голосовать будут в селах. Это позволит объяснить неявку на любом участке, где обнаружится лишь 10% проголосовавших и без проблем дорисовать цифры в других местах.

Впрочем, никто уже и не рассчитывает на честные выборы. Одна из основных тем обсуждения на интернет-форумах и в телеграм-чатах «небезразличных» — куда лучше эмигрировать после 9-го. Однако даже эта активность — рябь на воде, лишь немногим более сильная, чем во время предыдущих выборов 2015 года, но не дотягивающая даже близко до накала страстей 2010-го. Рядовой белорусский избиратель продолжает держаться от «политики» подальше.

Михаил Петровский

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 21°
Санкт-Петербург: 19°