eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Лучше плохой мир, чем война с Турцией

Путин осознал, что если немедленно так или иначе не остановить военные действия, то катастрофы армянской армии в Карабахе не избежать.

20:06, 09.10.2020 // Росбалт, В мире

Фото из аккаунта www.facebook.com/maria.zakharova.167

России все же удалось усадить Армению и Азербайджан за стол переговоров — в пятницу вечером в Москве начались «консультации глав МИД» противоборствующих государств при посредничестве главы российской дипломатии Сергея Лаврова. Стоит отметить, что главные заявления в эти часы делали отнюдь не усевшиеся за круглый стол министры (Зограб Мнацаканян и Джейхуна Байрамов), а их президенты, оставшиеся в своих столицах.

Задача «консультаций» поставлена без лишних амбиций — не всеобщее прекращение огня и немедленное «принуждение к миру», а всего лишь передышка в гуманитарных целях — с целью обмена телами погибших и пленными. Армянский премьер Никол Пашинян подтвердил готовность начать мирный процесс, подчеркнув, что «народ Нагорного Карабаха стоит на пороге гуманитарной катастрофы». При этом доминирующей стороной, диктующей свои условия, выглядит Азербайджан. Его президент Ильхам Алиев провозгласил, что «статус-кво по Карабаху больше не существует: Баку его изменил». При этом он назвал начавшиеся в Москве консультации «последним шансом» для Еревана на мирное урегулирование.

Такая самоуверенность имеет под собой вполне видимое обоснование. Все утро 9 октября по всей линии соприкосновения армянских и азербайджанских вооруженных сил в Нагорном Карабахе шли ожесточенные бои. Больше того, по сообщению азербайджанской стороны, армянские части начали покидать столицу непризнанной республики Степанакерт.

«Личный состав воинских частей вооруженных сил Армении, понесший тяжелые потери от огневого удара азербайджанской армии по Ханкенди (Степанакерту), эвакуируется. Большое количество военнослужащих было убито и ранено в результате артиллерийского обстрела укрытия одной из воинских частей в Ханкенди», — говорится в заявлении Минобороны Азербайджана.

Что касается чисто военного аспекта, то по мнению ряда экспертов, на данный момент дела на фронте похоже действительно складываются не в пользу армян. Во-первых, в ходе азербайджанского наступления они уже потеряли часть территории Нагорного Карабаха, что было вынуждено признать даже руководство непризнанной республики. Во-вторых, численное и технологическое преимущество азербайджано-турецкой коалиции очевидно и никаким высоким боевым духом, которым доселе так гордилась армянская сторона, в современной войне это компенсировать невозможно.

«Какой уж тут моральный дух, когда вас долбят со всех сторон», — отметил в беседе с «Росбалтом» военный обозреватель Павел Фельгенгауэр, описывая эту ситуацию. Драматизм положения армянских войск в Карабахе, по его мнению, характеризуется, например, тем, что сейчас в вооруженные силы Армении призывают даже тех, кто только что отслужил в армии. До этого действовало жесткое правило, по которому демобилизованных снова могут призывать в войска не раньше, чем через год после окончания срочной службы.

Накануне Владимир Путин дал понять, что Россия может оказать помощь Еревану, с которым Москва вообще-то состоит в одном военно-политическом союзе — Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), только в том случае, если боевые действия будут перенесены на территорию собственно Армении. Обязательства Российской Федерации по отношению к Армении не распространяются на Нагорный Карабах, подчеркнул российский президент. Понимание этой позиции Кремля выразил и Никол Пашинян.

Армения осталась совсем одна Похоже, Москву вполне устроит, если Баку силой оружия решит карабахскую проблему, а в Ереване в результате этого падет правительство Пашиняна, полагают эксперты.

В данном случае это почти буквальное следование тому принципу, которого Москва де-факто придерживается с 2008 года и который всего три месяца назад был внесен в российскую Конституцию. А именно, что международное право признается Российской Федерацией только тогда, когда она сочтет нужным его признавать, исходя из своих интересов.

Естественно, 143-миллионный народ России в массе своей плохо понимает, в чем состоят его интересы в войне между Арменией и Азербайджаном. Однако интересы той узкой группировки, которая выступает от его лица и которую мы для простоты обращения называем «Кремль», читаются вполне определенно.

Штука в том, что Путин не может сейчас допустить разгрома Армении Азербайджаном и Турцией даже несмотря на то, что Никол Пашинян, пришедший к власти в ходе недавней революции в своей стране, превратившей ее из президентской республики в парламентскую, ему не нравится. И дело тут не в страшных «международных террористах» из Сирии, которыми Пашинян пугает Москву и остальной мир и которые вполне возможно в Карабахе действительно уже присутствуют (хоть и не в таких масштабах, чтобы на что-то там серьезно влиять). В конце концов, боевые действия ведет там в первую очередь азербайджанская армия.

Проблема в другом. Разгром Армении в этой войне, даже если она будет вестись исключительно на территории Нагорного Карабаха, будет автоматически означать поражение России. В том числе и потому, что это поставит крест на возглавляемом Москвой ОДКБ. Если Путин позволит разбить своего ближайшего союзника (а Никол Пашинян, как бы он не нравился Кремлю, придя к власти подтвердил все обязательства своей страны по отношению к ОДКБ), то зачем такая организация вообще нужна? Чего в этом случае стоят все слова и обязательства российского президента? Выходит, вопреки заверениям, он «своих» все же бросает?

Ссылка на то, что Карабах, за который сейчас идут бои, де-юре не является территорией Армении, а значит и обязательства по защите последней на его территорию не распространяются, это разговоры для бедных. Когда в Москве принимали решение о вхождении Армении в ОДКБ, там были прекрасно осведомлены о ее нерешенном территориальном споре с Азербайджаном.

Есть еще одна существенная причина, по которой Путин не может допустить поражения Армении в этой войне. Официальный Киев, имеющий тесные отношения с Анкарой, как известно, однозначно на стороне Азербайджана. Что, в общем, тоже понятно. На Украине свою ситуацию с Крымом и востоком Донбасса накладывают как кальку и на Карабахский конфликт.

Таким образом, если опирающийся на Турцию Азербайджан, права которого на Нагорный Карабах неоднократно подтверждались ООН, решит этот территориальный спор с Арменией силой оружия, это будет весьма недвусмысленный прецедент.

У Путина началась полоса невезения Как во внешней, так и во внутренней политике Кремля провал идет за провалом, при этом впереди не видно светлых перспектив.

Не говоря уж о том, что Путина несомненно гораздо больше «международных террористов» (о которых не уставая твердит Пашинян, и которых пока никто не видел) волнуют турецкие F-16, замеченные, в частности, на авиабазе в азербайджанской Гяндже корреспондентом «Нью-Йорк Таймс». Практически неприкрытое участие Турции в этой войне на стороне Азербайджана — это тот вызов, с которым Москва не может не считаться.

Обладая острым политическим чутьем, Путин осознал, что если сейчас так или иначе не остановить военные действия, то катастрофы армянской армии в Карабахе не избежать. А это почти неизбежно означает перенос военных действий уже собственно на территорию Армении и Азербайджана. В этом случае Москве, как бы ей того не хотелось, придется вступить в войну на стороне Армении против Азербайджана, за которым стоит гораздо более мощная армия Турции.

Причем в этом случае России пришлось бы вести войну в крайне сложных условиях, поскольку возможности оказывать поддержку своему небольшому контингенту (около пяти тысяч человек), размещенному на базе в армянском Гюмри, у нее крайне мало.

Напомним — общей границы между Арменией и Россией нет, а Грузия, Иран и, естественно, Азербайджан, через территории которых можно было бы осуществлять военные поставки, закрыли для РФ свое сухопутное и воздушное пространство.

Кроме того, прямое столкновение с мощной и отлично оснащенной армией Турции, которая, имея общую с Азербайджаном границу, в новой русско-турецкой войне будет иметь все возможности для пополнения своих сил и средств — это точно не то, чего хотели бы сейчас в Кремле. Головокружение от успехов 2014 года уже прошло. Разгром российско-сирийской коалиции в Идлибе турецкой армией в феврале–марте 2020, удары турецких беспилотников по «вагнеровцам» в Ливии — все это стало холодным душем, хлынувшем на горячие головы. Втягиваться после этого в большую русско-турецкую войну, да еще в таких невыгодных стратегических условиях — это последнее, чего хотели бы сейчас в Кремле.

Именно поэтому мы наблюдаем сейчас столь интенсивные миротворческие усилия. Несмотря на внешнюю равноудаленность, Москва сейчас неизбежно вынуждена принять сторону Армении. Перемирие сегодня очевидно в интересах армянских вооруженных сил, терпящих поражение.

Ситуация внешне выглядит, конечно, довольно парадоксальной: авторитарная Россия помогает демократической Армении в ее войне с авторитарными режимами Алиева и Эрдогана. Однако подобное, когда авторитарный режим по каким-то своим внутренним причинам помогает в войне демократическому, и наоборот, в истории случалось не раз. Самый яркий пример — Вторая мировая, когда тоталитарный сталинский Советский Союз встал на сторону Великобритании и США, а они, в свою очередь, поддерживали его против нацистской Германии.

Другое дело, удастся ли Москве та миротворческая роль, которую она сейчас хотела бы сыграть. Это пока большой вопрос. Уж больно высоки ставки, сделанные в этой войне всеми сторонами Карабахского конфликта.

Александр Желенин

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 5°
Санкт-Петербург: 12°