eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Что привело Лукашенко в СИЗО КГБ?

«Батька» пошел на унизительный для себя шаг и сел за стол переговоров с политзаключенными, которых он еще недавно публично называл «крысами» и «отродьем».

00:01, 12.10.2020 // Росбалт, В мире

Стоп-кадр видео

В воскресенье в белорусской столице противники Лукашенко вновь вышли на улицы — после 9 августа это происходит каждые выходные и в большинство других дней. На этот раз столкновения с милицией были особо ожесточенными. Сотни задержанных, водометы и светошумовые гранаты, спецназ с боевым оружием, окровавленные люди, отключенный интернет — казалось, в Белоруссию возвращаются события 9–13 августа, когда на улицах ее городов пролилось немало крови.

Однако пока до жестокости тех дней стороны противостояния все же не дотягивают. Скорее, на минувших выходных и протестующие, и силовики «в честь круглой даты» (два месяца со дня выборов) пытались доказать себе и миру — «Это мы хозяева улиц!». Не удалось ни тем, ни другим.

Да и вообще, белорусская ситуация «зависла»: два месяца правоохранителям не удается очистить улицы от сотен тысяч несогласных с результатами выборов, но и у оппонентов Лукашенко не получается выйти на новый уровень — не то что создать альтернативные структуры власти, но и даже организовать всеобщую забастовку.

Тем временем получившая большинство голосов Светлана Тихановская в эмиграции уверенно набирает вес как центр силы, а с Лукашенко разговаривают только в Москве — зато готовятся к быстрому прогрессу в деле укрепления Союзного государства.

Однако главной белорусской новостью прошедших выходных стал визит Александра Лукашенко в СИЗО КГБ, которое в Минске называют «Американка». Там он встретился с арестованными за последние три месяца политиками — кто-то из них был задержан еще до президентских выборов, кто-то после. ГосСМИ сразу сообщили, что президент действовал по принципу «надо выслушать всех», что беседа длилась четыре с половиной часа, и что ее участники решили оставить ее содержимое в тайне.

Впрочем, государственное информагентство БелТА привело цитату Лукашенко, из которой понятно, о чем шел разговор: «Страна живет под лозунгом: „Даешь диалог“. Я, исходя из упреков ваших сторонников, подумал о том, что самое радикальное предложение — по всем вопросам. Не надо зацикливаться только на Конституции. Половина, насколько я понимаю, здесь юристы, и прекрасно понимают, что Конституцию на улице не напишешь. Я на это смотрю шире, пытаюсь убедить не только ваших сторонников, но и все общество в том, что на проблему надо смотреть шире».

«Команда Тихановской — это все, кто требуют перемен» Известный белорусский политик Александр Добровольский в интервью «Росбалту» рассказал о ближайших планах экс-кандидата в президенты и ее сторонников.

Из числа белорусских политзаключенных присутствовали, впрочем, далеко не все знаковые фигуры. Был экс-претендент на пост президента Виктор Бабарико и его сын Эдуард, член президиума Координационного совета оппозиции Лилия Власова, координатор штаба Бабарико Юрий Воскресенский, политтехнолог Виталий Шкляров, муж Светланы Тихановской Сергей. А также — бизнесмены и юристы, которых арестовали за сотрудничество с Бабарико и Тихановским. Не было главы штаба Бабарико Марии Колесниковой, отсутствовали также опытные лидеры оппозиции, поддержавшие новых противников Лукашенко: Анатолий Лебедько, Николай Статкевич, Павел Северинец — все они тоже в белорусских тюрьмах.

Возник закономерный вопрос: что это было? Что означает подобная встреча Лукашенко с людьми, которых он еще недавно публично называл «крысами» и «отродьем»?

От имени той части белорусской оппозиции, которая осталась на свободе, ситуацию прокомментировал Павел Латушко, член президиума Координационного совета, экс-министр культуры. По его словам, Лукашенко был попросту вынужден сесть за стол переговоров с людьми, которых сам же отправил за решетку.

«Не верьте ни единому слову и поступку Лукашенко! Он посадил за стол переговоров политзаключенных, которых еще вчера обвинял в экономических преступлениях. Это событие официально признает не только факт наличия политзаключенных в Беларуси, но и то, что белорусские протесты действуют. Они работают и создают власти серьезные неудобства», — сказал находящийся сейчас в Варшаве политик.

В свою очередь, опрошенные «Росбалтом» эксперты уверены, что Лукашенко пошел на унизительные для него переговоры с «этими преступниками» (цитата из одного из выступлений) не по своей воле.

«Не думаю, что Лукашенко хотел что-то узнать о позиции Бабарико и членов его команды. Все они дают показания, значит проходит общение с следователями. К тому же нахождение в следственном изоляторе КГБ используется спецслужбами для неформальных — не под протокол — разговоров с арестантами. Поэтому, направляясь в СИЗО КГБ, Лукашенко знал точку зрения всех участников встречи на выход из политического кризиса», — сказал «Росбалту» живущий в Белоруссии польский журналист и аналитик Анджей Почобут. По его словам, «правда в том, что это ход, который начинает новую игру. Одно лишь насилие не сработало, поэтому вместе с кнутом работать будут теперь и персональными пряниками. Цель не изменилась, она по-прежнему та же самая — сохранение власти для себя, любимого. Изменился способ ее достижения. И, что быть может самое главное, изменился он под давлением улицы, давлением Запада и давлением России».

По мнению Почобута, «круглый стол» в СИЗО КГБ показывает: единственное, что понимает Лукашенко, — это сила. Противостоять ей Лукашенко и его система оказались не в состоянии, поэтому сейчас он будет пытаться развести все эти составляющие внутреннего и внешнего давления, манипулировать ими чтобы выкрутится из труднейшего кризиса за всю историю своего правления.

Анатомия слухов: Кремль зажало в кольце фронтов Начальству кругом мерещатся вражеские агенты: Навальный, Турция и, конечно, США словно сговорились навредить Владимиру Путину.

«Этот визит значит, что Лукашенко очень чувствительно воспринял заморозку своего финансирования со стороны Запада, в том числе, понял, что в ближайшем будущем будет заморожено все финансирование. Визит Лукашенко в СИЗО КГБ нужно связывать с его же искренним возмущением три дня назад тем, что не поступила обещанная европейская помощь на борьбу с COVID-19 в Беларуси в размере 53 млн евро», — сказала «Росбалту» белорусский политик, глава гражданской кампании «Наш Дом» Ольга Карач». «Поскольку Лукашенко Европа уже не верит, то нужно было что-то серьезное, чтобы возобновить европейскую помощь. Поэтому Лукашенко поехал в СИЗО КГБ якобы обсуждать изменения в Конституции, а Сергею Тихановскому дали возможность позвонить Светлане Тихановской и поговорить. Кстати, это очень пикантный момент: Светлана Тихановская официально находится в уголовном розыске и ее ищут белорусские власти, Сергей Тихановский находится в тюрьме, но почему-то не составляет никакого труда из тюрьмы дозвониться до жены, которую ищет милиция», — отметила Карач.

Конечно, встреча Лукашенко с политиками, которых он сам же приказал арестовать, — очередная пиар-акция в духе «давайте перевернем эту страницу». Его визит в СИЗО КГБ для «переговоров» выглядит как общение террориста с заложниками: беседовать позволено о чем угодно, но решения все равно принимает человек с автоматом.

Однако можно взглянуть и с другой стороны: для Лукашенко подобный визит — очень серьезное унижение, и согласиться на него он мог только под особо сильным давлением. Но ни США, ни РФ, ни ЕС в последнее время ультиматумов главе Белоруссии не предъявляли. Европейцы и вовсе обошлись скорее декоративными санкциями против группы высших чиновников, не затрагивая самого Лукашенко.

По неофициальной информации «Росбалта» в белорусском руководстве источником такого давления стал… Пекин. Китайскому бизнесу совсем не нравится угроза перекрытия или ограничения движения товаров на границе ЕС и ЕАЭС. Не для того китайцы инвестировали в Белоруссию десятки миллиардов долларов, выстраивая там грандиозные логистические центры — конечную точку «Нового Шелкового пути» — чтобы вдруг лишиться возможности свободно торговать с Европой именно через Белоруссию.

Если Александр Лукашенко и белорусская оппозиция действительно пойдут на диалог и вместе проведут реформу Конституции (неважно, кто именно там будет играть первую скрипку), а затем — перевыборы, то Белоруссия вполне может пойти по пути Испании. Там тоже после ухода Франко появилась «диалоговая коалиция», и стороны вроде как договорились «не вспоминать былое» и не выяснять, кто был прав, а кто виноват в кровавой гражданской войне 1930-х годов.

Но только сейчас становится понятно: этот диалог был лишь видимостью гражданского примирения. В Белоруссии же еще не успела высохнуть кровь, пролитая в СИЗО Минска и Жодино, еще лежат в холодильниках моргов изуродованные трупы жертв ОМОНа — а по фактам гибели людей уголовные дела возбуждают против самих заявителей. Система не готова отступить — но и люди вряд ли тоже отступят, откажутся выходить на улицы в обмен на странную игру в переписывание Конституции.

Михаил Петровский

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: 5°
Санкт-Петербург: 12°