eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

«Удивительно, что Додон набрал так много»

Чтобы стать президентом Молдавии, Майя Санду должна отдать важный пост Ренато Усатому, полагает кишиневский политолог Аркадий Барбарош.

02:48, 03.11.2020 // Росбалт, В мире

Фото из личного архива Аркадия Барбароша

Первый тур президентских выборов в Молдавии, прошедших в минувшее воскресенье, принес сюрприз. Причем не только наблюдателям и действующему главе государства, пророссийскому политику Игорю Додону, но, судя по всему, и его основной конкурентке — бывшему премьер-министру, лидеру проевропейской правоцентристской партии «Действие и солидарность» (PAS) Майе Санду. За несколько дней до дня голосования она выражала опасения, что его результаты будет сфальсифицированы. Однако после подсчета 100% бюллетеней выяснилось, что Санду заняла первое место, набрав 36,16% голосов избирателей, а Додон — второе, получив 32,61% голосов.

Игорь Додон поздравил свою соперницу с победой на этом этапе, однако с учетом того, что оба они не смогли набрать больше половины голосов, 15 ноября страну ожидает второй тур президентских выборов. Обозреватель «Росбалта» попросил директора кишиневского Института общественной политики Аркадия Барбароша объяснить причины нынешней неудачи Додона, а также попытаться спрогнозировать, какова будет политика Молдавии по отношению к России, Европе и решению Приднестровской проблемы в случае победы Санду во втором туре.

— На ваш взгляд, в чем причины неудачи Додона в первом туре?

— Вообще, Додон в первом туре набрал достаточно большое количество голосов, учитывая его политику в предыдущие четыре года. Я ожидал, что он получит меньше. Но его электорат не столько смотрит на дела президента, сколько слушает, что он говорит.

Додон, например, обещал восстановить экономические связи с Россией и создать благоприятные условия для экспорта туда молдавской продукции. Увы, из этого мало что получилось, потому что те (молдавские) компании, которые хотели заниматься экспортом своей продукции в РФ, были вынуждены делать это только через компании, связанные с Додоном. Или же платить деньги тем, кто контролирует этот экспорт. В конце концов эти средства шли через компании родственников президента.

Бескровный переворот по-кишиневски Иногда и Запад играет на одной стороне с Москвой, была бы с обеих сторон политическая воля.

— У действующего президента есть некая коммерческая компания, которой он до сих пор владеет, занимая высший государственный пост?

— Я могу задать встречный вопрос: откуда у Додона столько денег? Дело в том, что по некоторым данным, средства проходят через компанию его жены. Есть обоснованная информация, что эта коммерческая структура финансировалась через офшорную компанию, зарегистрированную на Багамских островах. А вот как туда эти деньги попали — совершенно не ясно.

— Насколько, по-вашему, вероятна победа Майи Санду во втором туре?

— Я бы поставил сейчас на победу Санду. Но ее успех зависит от нескольких факторов. В первую очередь, как поведет себя за оставшееся время Додон. Например, будет ли он иметь дело с представителями Приднестровья или нет, будет ли организовывать такую же решительную избирательную кампанию, как в прошлом году на парламентских выборах или пустит все на самотек.

Вопрос также в том, есть ли у него сейчас деньги для привлечения к голосованию на выборах президента Молдавии жителей Приднестровья? Потому что, насколько я знаю, часть приднестровцев из тех, кто голосовал в первом туре, никаких денег за это не получили. Или вместо обещанных им 400 рублей получили по 100 рублей и были этим возмущены.

— А много приднестровцев могут принять участие в выборах президента Молдавии?

— С учетом того, что «паспорта» жителей Приднестровья никем не признаны, для того, чтобы, скажем, путешествовать, они вынуждены обзаводиться молдавскими документами. Согласно законодательству Молдавии, они все имеют право на получение молдавского гражданства. То есть им достаточно предоставить свои документы в соответствующие госорганы республики Молдова и совершенно бесплатно получить ее гражданство и паспорт. Поэтому порядка 200 тысяч приднестровцев из 300 тысяч могут иметь молдавские паспорта.

— Правильно я понимаю, что жители Приднестровья в массе своей голосуют за пророссийского Додона?

Архаика Лукашенко утянет его на дно Наступившая эпоха отката революции и торжества реакции — самое время, чтобы попытаться осмыслить бурные события «белорусской осени».

— Значительная их часть голосует за того, кто им платит. В данном случае, за Додона. Но определенная их часть голосовала за ту же Санду.

— Получается, что возможности президента влиять на действия своего потенциального электората сейчас довольно ограничены?

— Да, ограничены. Есть, например, решение Центральной избирательной комиссии Молдавии, согласно которому нельзя перевозить людей (на участки для голосования) организованным образом транспортными средствами, имеющими больше 8 посадочных мест, за исключением маршрутных такси. Такие попытки в первом туре были, но их сразу же пресекли.

Кроме того, пока трудно сказать, как во втором туре проголосуют те, кто в первом отдал предпочтение Ренато Усатому — мэру второго по значению города страны Бельцы (в первом туре Усатый вышел на третье место, набрав около 17 процентов голосов избирателей, — «Росбалт»). Дело в том, что раньше он был категорически против Додона, но сегодня он пока ничего не говорит тем, кто за него голосовал. Я думаю, что Майя Санду могла бы договориться с Усатым, пообещать какой-то пост в силовых структурах, за которые она будет отвечать как президент в случае победы на выборах.

Но нужно еще учесть, что Додон буквально на днях создал послушное ему большинство в парламенте. И если он проиграет сейчас на выборах, то будет руководить страной как лидер парламентского большинства.

— Как победа Санду отразится на российско-молдавских экономических связях?

— Это вопрос не для нас, а для Москвы. Он зависит от решения Владимира Путина. Потому что Санду, конечно же, за улучшение отношений с Россией, за заключение взаимовыгодных контрактов и тому подобное.

А теперь Казахстан? Хотелось бы разобраться, что означает пожелание Сергея Лаврова, чтобы «русские чувствовали себя вовлеченными в управление государством» в еще одной соседней стране.

— В России Санду воспринимают как сторонницу интеграции Молдовы с Румынией. Сама она говорит об интеграции с Евросоюзом и обещает продолжить этот курс, став президентом. Много ли возможностей у нее будет на этом направлении, учитывая, что против него несомненно выступит Москва? Да и ЕС сейчас старается не принимать новых членов.

— У нас есть договор 2014 года с Евросоюзом, то есть имеется юридическая база для отношений с ним. Майя Санду ориентирована на интеграцию с Европейским Союзом. Однако никаких преград для работы с Россией в этом договоре тоже нет.

— Какова программа Санду по реинтеграции Приднестровья с Молдовой?

— На президента Молдавии в этом вопросе почему-то очень много надежд, хотя по нашей конституции у него для этого мало компетенций. Например, у президента нет права договариваться с Приднестровьем. Это работа премьер-министра. Соответствующую группу по этому вопросу должен создать глава правительства. Другое дело, что Приднестровье не идет на такие переговоры — это факт, с которым ничего не поделаешь.

— Я так понимаю, и при президенте Додоне приднестровцы к таким договоренностям не стремились?

— Нет, не стремились. При нем тоже ничего в этом плане достигнуто не было. Проблема в том, что в приднестровском вопросе очень важную роль играет Москва. Если Россия скажет «договаривайтесь», то эти ребята, приднестровцы, с Кишиневом быстро найдут общий язык.

Беседовал Александр Желенин

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -1°
Санкт-Петербург: 3°