eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Кому было лучше на Южном Кавказе в 2020-м?

Минувший год стал крайне стрессовым для республик региона, но потрясения бывают разными: плачут не только от горя, но и от радости.

17:19, 02.01.2021 // Росбалт, В мире

©


Грузию, Армению и Азербайджан в минувшем году, как и другие страны, не обошла стороной пандемия COVID-19 с высоким уровнем заболеваемости, падением показателей экономического роста и вытекающими отсюда последствиями. Но в 2020-м Грузия, в отличие от двух соседних стран, не нюхала пороха — бои здесь шли внутриполитические, не имеющие, по сути, победителей и побежденных. Каждая республика вступила в новый год с одной стороны, с общими новыми и старыми проблемами, с другой — с сугубо «специфическими» победами и поражениями. А также с сильно измененными геополитическими реалиями.

ГРУЗИЯ

В отличии от соседних России и Азербайджана, республика не располагает доходом от экспорта нефти и газа. Но благодаря уникальным природным и климатическим условиям она является популярным туристическим направлением не только для приграничных, но и для более отдаленных стран. В 2019-м на туризме Грузия заработала, по официальным данным, более 3,3 млрд долларов, но в прошлом году коронавирус убил отрасль и весь привязанный к ней бизнес. Снижение экономической активности в связи с пандемией, помощь государства пострадавшим слоям населения, бизнесу и здравоохранению привели к 8% дефициту бюджета и увеличению внешнего долга страны. От международных финансовых институтов она получила денежную помощь в размере 1,5 млрд долларов, в итоге новый год правительство встретило с долгом в 60% от ВВП, при этом 78% приходится на внешнюю задолженность.

Власти считают, что в этом «нет никакой катастрофы», как и в падении курса национальной валюты, и ситуация значительно улучшится уже в этом году. Впрочем, никаких гарантий, что пандемия — это ненадолго, нет. Соответственно, и оптимизм сомнительный.

Если в 2019-м рост экономики Грузии составил 5,2%, то в прошлом году ее спад превысил 5%, но при этом МВФ прогнозирует, что в 2021 году она может вырасти на 4,3%. В определенной степени страну спасают денежные переводы из-за рубежа. По данным Нацбанка, с января по ноябрь прошлого их объем возрос, по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, на 8% и составил более 1,6 млрд долларов. Больше всего валюты поступило из России, слегка превысив 19% от общего объема денежных переводов.

Как Грузия «крепко подвела» россиян Постсоветской республике в условиях глобального наступления коронавируса не удалось стать новогодней Меккой для туристов из РФ.

На всем этом малоутешительном фоне бюджет на 2021 год сверстан, текущие расходы в нем значительно сокращены, а капитальные возросли до 8,5% от ВВП — это считается высоким показателем. Потихоньку выползать из кризиса правительство собирается расширением ареала свободной торговли — с Израилем, Индией, США, Южной Кореей и странами Персидского залива. А также, имея достаточно благоприятную налоговую среду, агрессивной политикой привлечения иностранных инвестиций; строительством новых автомагистралей, мостов и тоннелей — Грузия позиционирует себя региональным транспортным центром. Благодаря своему географическому положению, она имеет на это все основания.

К экономическим потрясениям прошлого года добавилась и политическая нестабильность: в стране прошли парламентские выборы, на которых победила правящая партия «Грузинская мечта». Оппозиция поражение не признала, хотя мандаты в законодательном органе получили 9 политических сил — за счет смехотворного снижения проходного барьера до 1%. Оппозиция отказалась входить в парламент, проводит акции протеста, ведет бесконечно переговоры с властью, в которых ей помогают послы иностранных государств, и требует досрочных выборов. Власть возражает. Похоже на то, что в этом году парламент, будет, как это ни парадоксально, однопартийным.

Впрочем, намеки на то, что в среде оппонентов власти разумные люди все же найдутся, парламент несколько «запестреет», но внутриполитический кризис на фоне сложных экономических проблем, пандемии и тотальной безработицы, продолжится. Что же касается внешней политики, ее вектор остается неизменным: полноценная интеграция с НАТО и Евросоюзом. Пока она остается на уровне мечты. Что же до России, очень громких скандалов с ней в прошлом году не было, бизнес РФ в Грузии по-прежнему процветает. Но дипломатические отношения между странами так и не восстановлены, а взаимная риторика за рамки «приличий» не выходит.

АРМЕНИЯ

2020-й стал для республики годом сильнейших военно-политических потрясений. Напрямую с Азербайджаном она не воевала, но практически потеряла Нагорный Карабах — после 44-дневной войны армянский премьер, вместе с президентами России и Азербайджана, подписал 10 ноября заявление о прекращении огня и возвращении АР оккупированных территорий. Статус НКР пока не решен.

Подписание Николом Пашиняном «капитулянтского» заявления, победа Баку, которой сильно способствовала Турция, ввод в Карабах российских миротворцев произвел в РА сильнейший эмоциональный взрыв. Пашиняна обвиняют во всех реальных и мнимых грехах, главный из которых — «предательство родины». 17 политических партий требуют немедленной отставки еще недавнего «героя революции» и возбуждение против него уголовного дела. Но главное сделано — люди перестали гибнуть, Азербайджан вернул свои территории.

Россия «накроет» Армению военными базами? Ереван скрепя сердце меняет свое отношение к Москве, опасаясь за безопасность республики. Отсюда и самые фантастические просьбы.

Армения еще долго будет в трауре, впрочем, как и Азербайджан — ведь и его воины тоже погибли. С обеих сторон есть жертвы среди мирного населения. Теперь РА надо готовиться к мирной жизни, в том числе с соседним Азербайджаном, и некоторое понимание этого уже есть. Также в Ереване со всей очевидностью осознали, что спасение пришло в лице еще недавно ненавистной России, и что будущее армян теперь зависит не только от «великодушия» победившего Баку, но и от усиления на Южном Кавказе турецкого военно-политического влияния. Впрочем, как и российского: многие политические силы в РА уже носятся с планами более прочной военно-политической смычки с РФ.

Пандемия, война, внутренние политические распри — все это отразилось на экономике Армении. Ее спад в 2020 году составил более 7%. Сменится ли он ростом в нынешнем, сказать невозможно в «коронных» и поствоенных условиях. Оценить человеческие и материальные потери в войне сейчас тоже не представляется возможным. Экономика Карабаха, хоть и малая, была тесно переплетена с экономикой Армении, и теперь в ней появились бреши. Покинув освобожденные Азербайджаном территории, люди лишились своего бизнеса, который, в принципе, успешно развивался, вливаясь в армянский и создавая рабочие места.

Теперь армянской экономике, по идее, надо восполнить эти потери, а также решить жилищные и социальные проблемы людей, оставшихся без крова. И уделить особое внимание аграрному сектору, возместив, в частности, утрату пахотных земель и пастбищ, оставшихся на «той стороне». Так что теперь Армении придется либо сплотиться, что сложно в условиях серьезных внутриполитических распрей, и подымать экономику, либо полностью поставить на ней крест.

Делать ставку на приток иностранных инвестиций, даже от «всемогущей» диаспоры, не приходится: в страну, раздираемую конфликтами, вкладываться никто не станет. Разве что подсобит Россия, однако выждав некоторое неопределенное время. И иностранные компании, при относительной стабилизации обстановки, инвестируют в глобальные региональные проекты, охватывающие также Грузию и Азербайджан. А пока Армения бедствует и теряет рабочие места; митингует, требует ухода Пашиняна, который сопротивляется этому, в то время как оппозиция «назначила» нового, «своего» премьера».

Правда, бюджет этого года парламенту все же удалось принять. Не вдаваясь в подробности, отметим: не приходится говорить о его соответствии поствоенным реалиям. Подчеркнем только, что расходы на оборону увеличились на 430 млн долларов при дефиците бюджета в 540 млн. В общем, одни слезы — и в прямом, и в переносном смысле.

Эрдоган и Алиев решили приманить Ереван Лидеры Турции и Азербайджана хотят создать платформу из шести стран, не обязательно дружащих между собой. Пока идея кажется утопической.

АЗЕРБАЙДЖАН

Страна — победитель в карабахской войне тоже испытывает трудности, однако несравнимые с теми, которые имеются в Армении и даже в не воевавшей Грузии. В Азербайджане тоже плачут, хороня своих воинов, но есть и слезы радости — страна почти полностью вернула себе оккупированные территории. Президент Алиев укрепил собственную власть и стал настоящим героем даже для многих политических оппонентов внутри страны. Правда, за ее пределами он нажил себе врагов, но Ильхам Гейдарович, судя по всему, не слишком заморачивается по этому поводу.

С экономическими проблемами Азербайджан, имеющий солидные запасы нефти и газа при всей изменчивости цен на них на мировых рынках (в этом году в бюджете АР стоимость нефти определена в $40 против $35 за баррель в прошлом году), поставит экономику страны на ноги быстрее, чем соседи. Баку уже приступил к восстановлению освобожденных территорий и государственной границы — в 2021-м соответствующие расходы составят 2,2 млрд манатов (1$ = 1,7 маната). А расходы на оборону определены в 4,6 млрд в нацвалюте. Это немало по местным меркам.

При этом, убежден председатель Центрального банка Эльман Рустамов, девальвации национальной валюты не ожидается. Что же касается дефицита госбюджета, он прогнозируется на уровне 4% по отношению к ВВП.

Словом, Азербайджан, с социально-экономической точки зрения, трудности преодолеет быстрее, чем Грузия, и тем более Армения. А его внутриполитической стабильности ничего не угрожает — восстановлением территориальной целостности страны Алиев надолго обезопасил и ее, и себя от острых кризисов.

Новый год — новые реалии

Южный Кавказ вступил в 2021-й с сильно изменившимся геополитическим «ландшафтом», тон в котором, из-за ввода в Карабах миротворцев РФ, теперь задает Россия. Численность ее военного контингента в регионе возросла до 11 тысяч — о военной технике умолчим. Параллельно усилились позиции Турции, способствовавшей возвращению Азербайджану оккупированных районов. Все это — к большому неудовольствию Ирана и определенной части Запада. Так что борьба внешних игроков за влияние на Южном Кавказе усилится, и в долгосрочной перспективе его ожидает весьма непростое политическое и дипломатическое маневрирование. Говорить о слаженности действий, в этом плане, всех трех республик Закавказья, вряд ли стоит.

Ирина Джорбенадзе

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -5°
Санкт-Петербург: -1°