eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Евразийский союз жив, но сильно кашляет

Все страны ЕАЭС пережили в прошлом году глубокий экономический кризис, а иные — и политические потрясения. Что ждет их в 2021-м?

00:01, 11.01.2021 // Росбалт, В мире

© Фото с сайта akorda.kz

2020-й стал годом сильнейшего стресса для всего мира, и государства Евразийского экономического союза (Россия, Казахстан, Белоруссия, Киргизия и Армения) не стали исключением. Мало того, что из-за пандемии COVID-19 рост их экономик ушел в минусы, в последних трех государствах место имели и политические потрясения: в Белоруссии — раскол общества на почве президентских выборов; в Киргизии, тоже на почве выборов в парламент, — практически государственный переворот и коллапс власти. А в Армении дело вообще дошло до войны с соседним Азербайджаном, проигрыш в которой поставил РА на грань новой революции.

Сумма всех этих причин, а, главное — пандемия, привели к падению товарооборота между государствами союза, хоть и в меньшей степени, чем, например, со странами ЕС. Но рост ВВП у всех участников ЕАЭС показал отрицательную величину: менее всего — в Казахстане (2,7%), и более всего — в Киргизии (12%). По прогнозам экспертов, в 2021 году все пять стран должны, так или иначе, наверстать упущенное. Рост ВВП Армении ожидается на уровне 3,5%, Белоруссии — 3%, Казахстана — 2,7%, Киргизии — 9,8%, России — 2,8%.

Впрочем, не «местные» эксперты, а Всемирный банк картину будущего видят в несколько иных тонах. Так, в самых темных, на 2021–2022 годы, она рисуется в Белоруссии, то есть в этом году экономического роста у нее не будет. Напротив, он сократится еще на 2,7%, и в лучшем случае возрастет в будущем году на 0,9%. Что же касается других государств «пятерки», расхождений в прогнозах ВБ и экспертов ареала Евразийского союза почти нет. Если не считать Киргизии, где рост экономики в этом году составит 3,8%, а в следующем — 4,5%. Самыми перспективными, с точки зрения экономического роста, ВБ в блоке видятся Армения и Киргизия.

Несмотря на экономический и политический шоки, отсутствие одного из главных составляющих интеграционных процессов — свободного перемещения граждан, — в 2020 году кое-каких успехов ЕАЭС все же добился. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, подводя итоги прошлого года на заседании Высшего Евразийского экономического совета, подчеркнул, что, несмотря на серьезные испытания, союз в условиях пандемии «продемонстрировал единство и сплоченность, и главное — способность противостоять тяжелейшим вызовам». По его словам, были оперативно приняты важные решения, направленные на сохранение здоровья и безопасности населения стран ЕАЭС.

Кому было лучше на Южном Кавказе в 2020-м? Минувший год стал крайне стрессовым для республик региона, но потрясения бывают разными: плачут не только от горя, но и от радости.

И в самом деле — для перемещения медицинских грузов в ареале союза были организованы «зеленые коридоры», фактически отменена пошлина на импорт медицинских изделий и препаратов, необходимых для борьбы с пандемией.

К числу достижений прошлого года можно также отнести и то, что на излете 2020-го к союзу в качестве наблюдателей присоединились Узбекистан и Куба. Если первого все же удастся заманить в блок в качестве полноценного участника, он станет для него отличным приобретением. Спорно, однако, что нахождение этой самой перспективной республики Центральной Азии в единой евразийской «семье» сильно обогатит узбеков с экономической, социальной и политической точек зрения. Все же для Ташкента, на данном этапе, более эффективными видятся двусторонние отношения.

Завершается также ратификация соглашения о создании зоны свободной торговли между ЕАЭС и Сербией, и начаты переговоры о создании постоянной ЗСТ с Ираном — пока она имеет временный статус.

Словом, в 2021-й блок вступил относительно «собранным», если учесть и создание им, в минувшем году, Фонда цифровых инноваций Евразийского банка развития; комплексного плана по борьбе с COVID-19 (тут лидировала РФ с передачей союзникам соответствующих материальных и иных средств); налаживание производства вакцины против коронавируса «Спутник — V» в Казахстане; ратификацию соглашения о пенсионном обеспечении в ЕАЭС, и т. д.

За год Россия проиграла Турции трижды Отказ Москвы силой поддержать Армению в Карабахской войне стал прямым следствием мартовского фиаско в Сирии.

Что ждет союз в ближайшей перспективе, и какие вызовы стоят перед ним? Главные из них — закрытие национальных границ государств союза и свободы перемещения в связи с пандемией. Говоря о ней, отметим отсутствие единой социальной политики и уровня здравоохранения в странах «пятерки», что затрудняет борьбу с коронавирусом, доступ мигрантов на рынки труда союзных республик, нанося урон им всем. Во-вторых, политическая обстановка в Армении, Киргизии и Белоруссии не способствует укреплению блока, который, в качестве надгосударственной структуры, бессилен стабилизировать обстановку. От этого страдает качество интеграции: «завязка» государств ЕАЭС сейчас практически переходит в двусторонний формат — с Россией.

Так, Москва предоставила Минску срочные кредиты, вмешалась в отношения Армении и Азербайджана, введя в конфликтный регион российских миротворцев. Она же выделила Киргизии безвозмездную помощь для латания бюджета. Получается, от двусторонних отношений толку больше, но они порождают зависимость, в данном случае, от России. Между тем последняя испытывает большие трудности от санкций, введенных против нее Евросоюзом и США. Не исключено, однако, что «зажим» РФ пойдет на пользу ей самой, и из сырьевого придатка мировой экономики она превратится в его активного игрока — позаботится о полноценном импортозамещении, технологическом, научном, промышленном и ином развитии: одним только ВПК, на фоне санкций, сыт не будешь. В идеале, если речь идет об укреплении интеграции в ЕАЭС, по такому пути, синхронизируя свои действия, должны пойти и другие государства блока — каждое по максимуму своих возможностей.

Кстати, в конце прошлого года Евразийский банк развития (ЕАБР) и Евразийская Экономическая комиссия рассмотрели проекты в области импортозамещения и финансирования межгосударственных программ в ареале ЕАЭС. По предварительной информации, речь идет о двух так называемых «картах» — индустриализации и развития аграрного сектора. Первая подразумевает реализацию 177 крупных инвестпроектов в сфере промышленности на $105 млрд, вторая — более 100 проектов в аграрной сфере почти на $10 млрд.

К слову, о валюте. Как передает ТАСС со ссылкой на главного экономиста ЕАБР Евгения Винокурова, планов по созданию единой валюты в странах ЕАЭС «на ближайшее десятилетие нет», поскольку ряд исследований доказывает, что «ее введение дало бы сейчас негативный экономический эффект». А советник председателя правления банка Григорий Марченко добавил, что для реализации данной идеи необходимо сближение макроэкономической политики странами — участницами; приблизительно одинаковый уровень инфляции, что требует согласования фискальной политики. По его словам, «Когда мы кредитуем сделки с Узбекистаном и другими странами, даже по поставке российской продукции, все равно кредитование идет в долларах. Это та задача, которую в среднесрочной перспективе надо решить».

Белоруссия, которая уже не будет прежней 2020 год показал, что делать прогнозы по развитию ситуации в республике — совершенно бессмысленно. Но мы все-таки попытаемся.

Но это — одна из задач. В конце прошлого года главы государств ЕАЭС утвердили довольно амбициозную Стратегию развития евразийской экономической интеграции до 2025 года. Она ориентирована на рост инвестиционной и инновационной активности государств блока, формирование гибких механизмов содействия росту и занятости. Планируется охватить и такие новые, не предусмотренные Договором о ЕАЭС сферы, как образование, наука, туризм, спорт и здравоохранение. Участники «пятерки» также договорились вплотную заняться вопросом цено- и тарифообразования на услуги по транспортировке газа на общем рынке ЕАЭС в рамках Международного договора по формированию общего газового рынка Евразийского союза. Словом, объединение готовится к завершению первого этапа формирования рынка газа и к переходу ко второму этапу. Утверждена также «дорожная карта» по гармонизации законодательств государств — членов союза в нефтяной сфере.

Это всего лишь часть Стратегии на ближайшие пять лет. Всего, по информации Евразийской Экономической комиссии, она содержит более 300 мер и механизмов, сгруппированных в 11 системных блоков по направлениям деятельности союза.

Если государствам ЕАЭС удастся в условиях пандемии и политической нестабильности выполнить хотя бы часть поставленных задач и потихоньку наращивать экономические показатели, это уже будет неплохо: до идеального положения дел в союзе пока очень далеко.

С 2021-го и до конца года председателем на ротационной основе в органах ЕАЭС будет Казахстан — он сменил Белоруссию. Теперь от РК, как инициатора создания Евразийского экономического союза и его активного члена, в значительной мере будет зависеть положение дел в блоке и его испытание на прочность. По крайней мере, в этом году.

Ирина Джорбенадзе

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -5°
Санкт-Петербург: -2°