eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Киргизия: из тюрьмы в президенты

Новым «ханом» самой «демократичной» республики Центральной Азии стал Садыр Жапаров, предварительно подогнавший конституцию под самого себя.

00:01, 12.01.2021 // Росбалт, В мире

© Фото из аккаунта www.facebook.com/japarov.sadyr/

В минувшее воскресенье в Киргизии, одновременно с референдумом по новой Конституции, состоялись внеочередные президентские выборы. На пост главы государства претендовали 17 политиков, а победу одержал недавний заключенный Садыр Жапаров, набравший, по предварительным официальным данным, 83,66% голосов избирателей. Президент РФ Владимир Путин уже поздравил своего нового коллегу. Его основными соперниками считались экс-спикер парламента и лидер партии «Бутун Кыргызстан» Адахан Мадумаров, и еще один бывший глава законодательного органа Канат Исаев. На него, кстати, в 2017 году тоже было заведено уголовное дело, но, как говорится, «пронесло», и до нар оно не дошло.

Кто такой Жапаров? Его политическая карьера началась после «тюльпановой» революции в Киргизии в 2005 году. Был сторонником свергнутого в 2010 году президента КР Курманбека Бакиева, его советником, депутатом парламента, занимал ряд высоких постов. Спустя некоторое время после свержения Бакиева, когда участники митинга требовали национализации золоторудного месторождения «Кумтор» и попытались взять в заложники губернатора одной из областей, власти обвинили Жапарова в организации беспорядков, но ему удалось уехать за границу. Однако в 2017 году он попробовал вернуться на родину, был задержан на киргизско-казахской границе и приговорен к почти 12 годам лишения свободы. На волю его выпустила очередная революция октября прошлого года на почве массовых протестов против, как считается, фальсификации парламентских выборов. Президент Сооронбай Жээнбеков под давлением митингующих подал в отставку, а парламент срочно утвердил Жапарова премьер-министром. К тому же он стал исполнять обязанности президента. Правда, вскоре ему пришлось сложить полномочия, поскольку он решил принять участие в выборах президента. Впрочем, неофициальную власть за собой Жапаров сохранил.

Перед этим уверенный в своей победе кандидат в президенты вместе с соратниками, подготовил реформу Конституции, официально «инициированную» и вынесенную на референдум парламентом, не имевшим на это никакого права, поскольку срок его полномочий давно истек, а новых парламентских выборов не было. За президентскую форму правления проголосовал почти 81% избирателей.

Евразийский союз жив, но сильно кашляет Все страны ЕАЭС пережили в прошлом году глубокий экономический кризис, а иные — и политические потрясения. Что ждет их в 2021-м?

Проект нового Основного закона, менявшегося за годы независимости республики девять раз, весьма любопытен. По нему Киргизия — парламентская республика, возвращается к президентской форме правления. Причем, глава государства наделяется неограниченными полномочиями, но не несет никакой ответственности за принятые решения. Должность премьер-министра сохраняется (его назначает президент), но при этом последний возглавляет исполнительную власть. Он вправе назначать и снимать с занимаемых должностей министров, глав местных администраций и прочих высокопоставленных лиц. Парламент, сокращенный со 120 депутатов до 90, фактически исполняет роль немого — влияния не имеет, ему никто не подотчетен. Президент может избираться дважды сроком на пять лет. Но есть ли у Жапарова шанс править десять лет?

Местные эксперты и наблюдатели в этом сомневаются. Расширение президентских полномочий, равно как и премьерских, в республике до сих пор не приветствовалось. Во всяком случае, оно не спасло от силового отстранения от власти еще и Аскара Акаева, а также Алмазбека Атамбаева. В общем, любят киргизы волю и всегда готовы к революции, каждый раз отбрасывающей страну назад. Далеко не всем ее президентам удалось досидеть положенный срок. Вероятно, через некоторое время соответствующее «колесо» снова закрутится. Во-первых, в стране очень сильна межклановая и внутрирегиональная борьба со всеми вытекающими отсюда коррупционными бедами. Во-вторых, принятие новой конституции превратит республику в настоящее ханство. Отметим также, что революции в Киргизии происходят не столько из-за активности широких слоев населения, сколько в силу дееспособности хорошо подготовленной так называемой «критической массы», а она в разы меньше по численности этих самых «слоев».

В-третьих, Жапарову уже сейчас можно предъявить множество претензий по нарушению закона. Кресла президента и премьера он получил нелегитимно, назначил своих родственников и друзей на высокие посты, мощно задействовал на выборах административный ресурс. В таких условиях говорить о «честных выборах» вряд ли уместно, и эта тема еще всплывет на фоне тех проблем, с которыми придется столкнуться Жапарову: монополизации власти, коррупции, нищеты значительной части населения, безработицы, и т. д. И мало кому понравится, что в ходе одной из встреч с избирателями будущий глава государства обещал вернуть на родину Бакиева. В этом многие усмотрели причастность экс-президента КР к последним беспорядкам в республике.

Киргизия становится «ханством» Одновременно с внеочередными выборами президента в республике состоится референдум по новой Конституции. С ее принятием страна попадет в лапы сверхавторитарного правителя.

Всплывет с большой нетерпимостью и вопрос проведения референдума. Пока свои позиции, не считая представителей киргизского гражданского общества и политических партий, зафиксировали международная правозащитная организация Human Rights Watch — она призвала Бишкек отложить конституционную реформу до тех пор, пока не состоятся новые парламентские выборы. Как подчеркивается в заявлении правозащитников, роль нынешнего парламента состоит не в том, чтобы спешить с внесением поправок в Конституцию, а в выполнении базовых функций до тех пор, «пока народ не выразит свою волю в ходе свободных и справедливых выборов».

На то, что нынешний киргизский парламент вышел за пределы своих полномочий, «инициировав» конституционную реформу, указала и Венецианская комиссия — влиятельный международный орган, консультирующий страны по вопросам конституционного права. США и Евросоюз тоже выступили против плебисцита.

И еще одна проблема, о которой вскользь было сказано выше. Киргизии, особенно в условиях пандемии COVID-19, отрицательной величины экономического роста, коррупции, практически не на что жить. В значительной степени благосостояние населения поддерживается за счет перечислений трудовыми мигрантами денег на родину. Внешний долг страны растет, и деньги на латание бюджетных дыр охотно дает Китай. И если республика, поставившая себя в уязвимое финансовое положение, своевременно не расплатится с той же Поднебесной, последняя имеет право потребовать любой киргизский актив через международный суд. А такие активы есть — другое дело, как они используются.

Иностранные инвестиции являются главным фактором развития киргизской экономики. Но инвесторы бегут из страны из-за перманентного политического хаоса. По данным «Азаттык», в январе–сентябре прошлого года в страну поступило 398,4 млн долларов прямых иностранных инвестиций, что почти на 31% меньше по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. И не пандемия сыграла в этом роковую роль: «Причины — в нестабильности в стране и риске погромов». Безопасность инвесторов и их денег государством не защищена.

«Империя на пеньках» идет к распаду Любой политический ход Кремля только ухудшает его позиции, что ставит под угрозу успешный «транзит власти».

Так, осенью на второе по величине в Кыргызстане золоторудное месторождение Джеруй в Таласе напали неизвестные, подожгли объекты возле золотоизвлекательной фабрики, которая должна была вскоре начать работу. Только лицензия на разработку этого рудника обошлась российским инвесторам в 100 млн долларов. Мародеры вывезли с предприятия ценные вещи, даже стиральные машины.

А месторождение меди в Джалал-Абаде, которое разрабатывают казахстанские инвесторы, до сих пор не может возобновить производство — не позволяют «агрессивные» местные жители. Нанесен также прямой многомиллионный ущерб горнорудным предприятиям на месторождениях Кара-Кече, Жамгыр, Кичи-Чаарат, Иштамберди, Бозымчак, Джеруй, пострадали и другие объекты, включая общепит — в Бишкеке и по всей республике. Национальный альянс бизнес-ассоциаций информирует о срыве более двадцати контрактов и проектов на сумму 210 млн долларов.

По данным «Азаттык», больше всего (28,5%) прямых иностранных инвестиций поступает из Китая, который вкладывается в добычу полезных ископаемых и геологоразведку. Но инвестиции из КНР сократились вдвое, из Канады — в 3,3 раза. Проблемой стал и отток местного капитала: спугнула нелегитимность проведения конституционного референдума и принятие, вскорости, нового основного закона.

Вот с таким положением дел — вкратце — столкнется Жапаров. Говорят, рука у него «железная», и править он будет очень жестко. Вопрос, в чью пользу, когда его приход к власти начался с нарушений законов. А в Киргизии, как известно, против любого «лома» находится «прием».

Ирина Джорбенадзе

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +8°
Санкт-Петербург: +4°