eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Иран ищет новое место под солнцем

Вопрос безопасности ИРИ, создание новой региональной архитектуры обусловили вояж главы МИД этой страны в РФ, на Южный Кавказ и Турцию. Каков получился «навар»?

11:16, 02.02.2021 // Росбалт, В мире

© Фото с сайта mid.ru

Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф завершил свое турне, начавшееся с Азербайджана и кульминационно окончившееся в Турции. Из Баку он вылетел в Москву, а затем отправился в Грузию и Армению. Из пяти стран, в которых он побывал, ключевыми для Ирана видятся Россия, Азербайджан и Турция. Во-первых, потому, что они являются главными фигурантами карабахского урегулирования, и поствоенная ситуация требует некоторого прояснения — в частности, роли Ирана в регионе в новых политических реалиях.

Во-вторых, Тегеран ждут определенные (не факт, что очень тяжелые) потрясения в связи с избранием президентом США Джо Байдена и его решением по иранской ядерной сделке на непонятных пока условиях. В этом контексте Тегеран может заручиться поддержкой Москвы и Анкары, хотя последняя не является участницей ядерного соглашения.

В-третьих, Тегеран не могут не беспокоить союзнические отношения члена НАТО — Турции — с Азербайджаном. А также и то, что последний находится в теплых отношениях с Израилем, то есть теоретически может предоставить ему свою территорию для нападения на Иран. Известно также, что Тель-Авив выступает категорически против реанимации иранской ядерной сделки и делает все возможное, чтобы Вашингтон к ней не возвращался.

Дело идет к «Арабской весне 2.0» Новые протесты в странах «шиитского пояса» — это не религиозный или национальный конфликт, а борьба бедных против богатых, говорит востоковед Михаил Магид.

Словом, Зариф предпринял свое турне, так сказать, своевременно. В Баку ему оказали теплый прием и согласились на предложение Ирана участвовать в восстановлении территорий, возвращенных Арменией после 44-дневной войны. «Конечно, мы будем очень рады видеть иранские компании среди тех, которые будут участвовать в восстановлении освобожденных территорий. Это естественно. … нашими партнерами будут только дружественные страны. … У иранских компаний есть такие преимущества, как близость к нам, логистика и большой опыт», — заявил президент АР Ильхам Алиев.

Зариф также выразил готовность Ирана работать в рамках проекта коридоров Север-Юг и Юг-Запад и к сотрудничеству в энергетической сфере. Алиев и это одобрил, подчеркнув, что общих планов с Ираном у Азербайджана много, и «повестка дня обширная».

Это, однако, лишь официальная информация. Нет ответа, поднимался ли Зарифом «израильский вопрос», и каковы перспективы Ирана полноценно участвовать в проекте «Новое Закавказье», инициированном Алиевым. Более подробно о его расширенном формате будет сказано ниже. Здесь же подчеркнем, что Зариф, поздравивший Азербайджан с возвращением ему оккупированных Арменией территорий, скорее всего, пытался нащупать место своей страны в новой экономической и геополитической архитектуре региона. И вряд ли глава иранского МИД был разочарован визитом в Баку, хоть «пальму первенства» в региональных процессах Тегеран сейчас наверняка не получит — ее перехватили Россия и Турция.

В Москве Зариф услышал от главы МИД РФ Сергея Лаврова то, что хотел услышать: отношения между двумя странами не будут зависеть от «прихотей» США и кого бы то ни было. Кроме того, Россия еще раз подтвердила свою заинтересованность в полном восстановлении ядерной сделки — СВДП. Согласно заявлению Лаврова, «спасение» Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию вокруг иранской ядерной программы является одной из самых актуальных тем. Он также подчеркнул заинтересованность России и Ирана в углублении диалога по вопросам безопасности в Персидском заливе, афганского урегулирования и поствоенной ситуации вокруг Нагорного Карабаха.

Новая архитектура влияния России на Южном Кавказе Формула 3 + 3 в перспективе способна принести в регион долгосрочный мир и экономическое развитие.

Что касается Грузии, Зариф вряд ли уехал из нее окрыленным. Если в Баку и Москве прозвучали конкретные обнадеживающие «посылы» (повторимся, о чем говорили за закрытыми дверями, достоверно неизвестно), то в Грузии «урожай» был скудным. С главой местного МИД Зариф пообщался только по телефону: у Давида Залкалиани диагностирован коронавирус. Приняли иранского министра премьер Георгий Гахария и президент Саломе Зурабишвили. По информации пресс-служба главы правительства, стороны рассмотрели существующую в регионе ситуацию, роль Грузии в его экономическом развитии и обеспечении стабильности. Говорили о важности торгово-экономических связей, развитии транспортных коммуникаций — короче, общие фразы без какой-либо конкретики.

То, что Тбилиси проявил некоторую «отчужденность», понять можно, поскольку на создание региональной платформы с участием государств Южного Кавказа, РФ, Ирана и Турции, так называемого формата 3+3, здесь отреагировали весьма неоднозначно. И не только из-за фактора России, что не скрывалось грузинскими политиками, но и ИРИ, что озвучено ими не было. В отношении последнего был проявлен дипломатический такт и продемонстрирована «независимость» Грузии — ведь не признаешь открыто, что тесные контакты с Тегераном вызовут, как минимум, большое недовольство стратегического союзника, каковым считается Вашингтон. А также его политических сателлитов.

Кроме того, многие в Тбилиси подозревают, что за активностью Ирана по формированию шестистороннего формата стоит Россия, и ИРИ является лишь проводником ее интересов. Но вопрос этот весьма спорный, поскольку Иран сейчас заботится исключительно о собственных интересах, включая сохранение своего влияния на Южном Кавказе. Влияние это не стоит недооценивать и ставить на Тегеране крест: Иран, несмотря на попытки задушить его санкциями и угрозами военного характера, имеет в регионе достаточный вес, и без него полноценное урегулирование конфликтов вряд ли возможно. Кроме того, Грузии не стоит игнорировать ИРИ, если ей позволят это сделать «союзники», в контексте активного энергетического сотрудничества, что снизит ее зависимость от других поставщиков и, соответственно, возможность давления на страну по разным поводам.

Что касается Армении. Она обижена на соседнее государство за поддержку им территориальной целостности Азербайджана, хотя в данном случае оно сделало доброе дело, не встряв в конфликт на стороне армян, в противном варианте он бы сильно затянулся. Но у Армении все же есть понимание важности для нее ИРИ и с геополитической, и с экономической точки зрения. Так что отношения с ней надо лелеять и развивать. Но как приняли Зарифа в Ереване? Ему пришлось выслушивать жалобы премьер-министра Никола Пашиняна на то, что статус Нагорного Карабаха остается нерешенным. Посетовал он и на невозвращение Азербайджаном армянских пленных. Зариф лишь разделил обеспокоенность Армении и выразил готовность содействовать ей в решении вопросов гуманитарного характера. Судя по всему, всерьез зацепиться за Иран армяне либо не смогли, либо им было не до того.

Эрдоган и Алиев решили приманить Ереван Лидеры Турции и Азербайджана хотят создать платформу из шести стран, не обязательно дружащих между собой. Пока идея кажется утопической.

Зато в Турции — конечном пункте своего вояжа — Зариф, похоже, нашел понимание, поскольку интересы Тегерана и Анкары во многом совпадают, несмотря на соперничество между ними. «Мой визит в пять стран региона, — сказал он, — стал ответом на идею новой платформы сотрудничества, выдвинутую лидерами Турции, Азербайджана и России. Сегодня для Тегерана и Анкары открылись новые возможности для сотрудничества на Кавказе. И оно однозначно будет полезным для стран региона». По информации Зарифа, в ближайшее время в Иране состоится трехсторонняя встреча министров иностранных дел ИРИ, Турции и Азербайджана.

Зариф мог и не стараться проталкивать в Турции создание новой платформы, поскольку она сама активно ее продвигает. Глава МИД республики Мевлют Чавушоглу не только пропагандирует создание платформы 3+3 как таковой, но и считает ее важным инструментом карабахского урегулирования. «Мы планируем сотрудничать на этом пути и в формате 3+3 (Россия, Армения, Азербайджан + Грузия, Иран, Турция)», — сообщил он на пресс-конференции в Анкаре. То есть Тегеран «пристегнули» к мирному процессу и придали ему дополнительный вес уже открыто.

Кроме того, глава турецкого внешнеполитического ведомства подтвердил, что его страна с самого начала выступала против ограничений в отношении Ирана. Он выразил надежду на то, что администрация нового президента США вернется к условиям ядерной сделки с ИРИ, и санкции против этой «братской страны» будут сняты.

В общем, трудно сказать, вернулся ли Зариф из своего большого регионального турне с относительно легким сердцем, но определенную поддержку Тегерану в Баку, Москве и Анкаре он, все же, получил. Таким образом, Иран, так или иначе, после некоторого забвения на фоне карабахских событий, все же прозвучал. Что же касается формата 3+3, вряд ли эта идея претворится в жизнь: мешают участие Ирана и России — во всяком случае, для Грузии, и совершенно точно, что по политическим соображениям. А также в связи с тем, что инициаторы создания «шестерки» не подразумевают участия в ней ни Европы, ни, тем более, США.

Скорее, может сложиться платформа Грузия-Армения-Азербайджан, но больше на словах, чем на деле. И если этот прогноз верен, Иран будет лоббировать создание хотя бы «пятерки», то есть без участия Грузии.

Андрей Николаев

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -5°
Санкт-Петербург: 0°