eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Ядерная сделка Ирана: почти по Ильфу и Петрову

Отказ США от требований восстановить международные санкции в отношении ИРИ — первый шаг к реанимации СВДП. Но какой будет цена его полного «оживления»?

15:23, 24.02.2021 // Росбалт, В мире

© СС0 Public Domain

Накануне истек срок выхода Ирана из дополнительного протокола к договору в рамках МАГАТЭ — это означает, что он волен блокировать доступ инспекторов Международного агентства по атомной энергии на ядерные объекты ИРИ, если не будут выполнены обязательства других участников СВПД. Предварительно парламент Ирана принял закон, в соответствии с которым правительство в течение двух месяцев должно нарастить уровень обогащения урана до 20%, если страна не получит возможность свободно торговать нефтью и осуществлять финансовые операции.

Напомним, СВПД — это Совместный всеобъемлющий план действий, так называемая «ядерная сделка», предписывающая Ирану, в частности, сокращение обогащения урана до 3,67%; отказ от производства высокообогащенного урана и оружейного плутония; сокращение количества центрифуг с 20 тыс. до 5 тыс. единиц. Кроме того, договор обязал Иран разрешить инспекцию и мониторинг деятельности его ядерных объектов. Все условия сделки, подписанной Ираном, США, Россией, Китаем, Францией, Великобританией и Германий в 2015 году, ИРИ выполнила. Взамен она должна была подучить отмену против нее международных санкций, и часть из них действительно была снята.

Но СВПД был подписан в бытность президентом США Барака Обамы. После прихода к власти Дональда Трампа Америка объявила о выходе из сделки и потребовала дополнительного введения санкций против Ирана, хотя участники Совместного плана этот шаг однозначно не одобрили. В ответ Тегеран объявил о приостановлении выполнения части пунктов соглашения. И вот что-то стало меняться с приходом к власти Джозефа Байдена, который в бытность соглашения по иранской ядерной программе был вице-президентом США, то есть он ее поддерживал.

США довели Иран до вступления в ЕАЭС Присоединение ИРИ к союзу значительно изменит геополитический и экономический «ландшафт» региона. Но кто при этом выиграет, а кто проиграет?

И тут приблизился «роковой» день — 23 февраля, начиная с которого Иран, по сути, может отправиться в свободное и фактически бесконтрольное ядерное плавание. Вашингтон попытался остановить такое развитие событий отказом от требований восстановить международные санкции и известил об этом Совбез ООН, ввергнув в шок, по меньшей мере, военно-промышленные круги США, Израиль и Саудовскую Аравию.

Такое поведение Вашингтона можно рассматривать как важный сигнал к его возвращению в ядерную сделку и готовность к достижению компромисса с Ираном, в чем заинтересованы многие мировые игроки. Однако всех своих карт американцы не открывают, в то время как Тегеран хоть и приветствует шаг новой администрации, но считает, что она должна была, в первую очередь, в обязательном порядке и на деле отменить все санкции, в том числе, повторные и оглашенные Трампом. «Тогда мы незамедлительно дадим обратный ход всем корректирующим мерам», — заявил глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф. А верховный лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи подчеркнул, что Тегеран возобновит действие протокола только после снятия санкций США.

Тем временем Евросоюз проинформировал, что проводит интенсивные консультации по возможности созыва неформальной встречи по ядерной сделке с участием США, но, передает РИА Новости со ссылкой на официального представителя МИД Ирана Саита Хатибзаде, Вашингтон не сможет участвовать в мероприятии, поскольку участником соглашения он не является. Впрочем, сказал он, «Иран изучает возможность присутствия США в качестве гостя».

Иран ищет новое место под солнцем Вопрос безопасности ИРИ, создание новой региональной архитектуры обусловили вояж главы МИД этой страны в РФ, на Южный Кавказ и Турцию. Каков получился «навар»?

Словом, пока место имеет всего лишь вербальщина с благими намерениями, не подкрепленная никакими практическими действиями. В канун «злосчастного» 23 февраля гендиректору МАГАТЭ Рафаэлю Гросси, по его словам, удалось достичь с Ираном «временного технического понимания», то есть МАГАТЭ продолжит необходимую верификационную деятельность и мониторинг в ИРИ в течение трех месяцев. Более подробно высказалась Организация атомной энергии Ирана: Тегеран дал три месяца на снятие санкций, чтобы был восстановлен онлайн доступ МАГАТЭ к информации на определенных ядерных объектах, а также к записям с камер на объектах. Иран будет хранить эту информацию три месяца, и если санкции сняты не будут, записи сотрут.

В общем, Иран в новой ситуации занял довольно жесткую позицию при всей своей заинтересованности в восстановлении СВПД в полном объеме в обмен на избавление от санкций. Вашингтон тоже заинтересован в «оживлении» сделки, но создается впечатление, что стороны чего-то выжидают. Совершенно не исключено, что смены власти в ИРИ — президентские выборы здесь должны состояться летом, и только к осени внутриполитический расклад сил в стране будет окончательно известен и утвержден.

Президент Ирана Хасан Роухани, снискавший себе репутацию либерала-реформатора, уже не имеет права баллотироваться на новый срок, и сейчас он находится, так сказать, на излете своих полномочий. Не исключено, что если б переговоры с США зависели только от него, он бы поторопился — напомним, ядерная сделка была заключена в президентство Роухани. Другое дело — первое лицо Ирана, его верховный лидер. Во-первых, он не заинтересован в повторной победе либералов на президентских выборах и, похоже, на сей раз их может обойти кандидат от консервативных сил. А достижение нового согласия по СВПД со снятием санкций может пойти на счет либералов, усилив их позиции на выборах.

Нетаньяху измеряет «чашу терпения» Кремля Атака на израильские самолеты, бомбящие Сирию, приведет к мощному ответу, а потом политики будут гадать, как так вышло, говорит востоковед Михаил Магид.

Во-вторых, в заданной ситуации верховный лидер, скорее, воздержится от доступа инспекторов МАГАТЭ к ходу ядерной программы, которая спустя некоторое время после выхода США из СВПД стала набирать обороты — на объекте в Фордо уже в январе обогащение урана довели до 20%, что в пять раз превышает уровень условий сделки. В то же время это отвечает закону об активизации ядерной деятельности ИРИ, принятому после развала СВПД. Речь не идет о создании атомной бомбы: для этого уран должен быть обогащен до 90%. И вообще власти страны неоднократно заявляли, что намерения создать ядерное оружие у них нет.

В-третьих, у Тегерана, вероятно, есть опасения, что США снова потребуют прекращения развития ракетной программы «главного спонсора терроризма», как они окрестили ИРИ, и поставят условие, в соответствии с которым сохранение сделки было бы бессрочным. Кроме того, Вашингтон непременно постарается нивелировать роль Ирана на Ближнем Востоке. То есть торг со стороны США пойдет по-крупному, но Тегеран вряд ли расположен к уступкам. И за всеми долгими переговорами, если они начнутся без предварительного снятия санкций, ИРИ успеет, так или иначе, компенсировать свои потери в развитии атомной программы.

Похоже, что позиции Вашингтона в отношении восстановления действия СВПД довольно слабы. Он явно не хочет острой конфронтации с Ираном, но и «терять лицо» — тоже. Лучшим выходом из положения было бы снятие санкций без всяких условий и возвращение к сделке в том виде, в каком она была до выхода из нее США. В то же время у американцев есть искушение предложить альтернативу СВПД, то есть «пронести свое», что крайне сложно, имея в виду непоколебимость Ирана, сильно пострадавшего от санкций, но сохранившего суверенную политику. Другое дело, как долго продержится страна под затяжными санкциями, и как это отразится на ее внутриполитической обстановке.

И пока ситуация такова: отмена требований Трампа ни к чему не обязывают ни США, ни Иран, действующий по принципу «Утром деньги — вечером стулья, вечером деньги — утром стулья». А время не терпит — по большому счету это приложимо не только к США и Ирану, но и общему контексту международной безопасности.

Ирина Джорбенадзе

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +2°
Санкт-Петербург: +11°