eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Вытеснит ли туркменский газ российский с рынка ЕС

Насколько реально строительство «трубы» по дну Каспия после решения Баку и Ашхабада вместе осваивать спорное месторождение — и чем это аукнется РФ.

12:05, 31.03.2021 // Росбалт, В мире

© СС0 Public Domain

Более трех десятилетий, то есть после развала Советского Союза, Азербайджан и Туркмения вели ожесточенные споры о принадлежности нефтегазового месторождения в Каспийском море, которое Баку именовал «Кяпаз», а Ашхабад — «Сердар». В итоге недавно стороны пришли к согласию — назвали месторождение «Достлуг», что в переводе и с азербайджанского, и с туркменского означает «Дружба», и подписали меморандум о его совместной разработке и добыче. В соответствии с документом, Туркмении отойдет 70% углеводородов, Азербайджану — 30%.

Запасы спорного месторождения, открытого, кстати, азербайджанскими нефтяниками еще в 1986 году, оцениваются в 60 млн тонн нефти (хотя некоторые эксперты склонны к удвоению этой цифры) и 100 млрд кубометров природного газа. К компромиссному решению, то есть совместному освоению месторождения, сторонам, после долгой дипломатической войны, удалось прийти благодаря принятию Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, затрагивающей также интересы России, Казахстана и Ирана.

Кстати, спорными для Баку и Ашхабада были и, возможно, все еще остаются нефтяные месторождения «Азери», «Чираг» и «Гюнешли», которые уже давно разрабатываются Азербайджаном без «разрешения» Туркмении. Но, что главное, сотрудничество Баку и Ашхабада по «Достлугу» может, в итоге, вылиться в строительство Транскаспийского газопровода по дну Каспийского моря. Этот «бородатый» проект очень активно лоббировал Запад как альтернативный российскому источник импорта природного газа государствами Евросоюза. Но — всего лишь на декларативном уровне: во-первых, до подписания документа о разделе моря никто не рисковал в него инвестировать; во-вторых, против его реализации выступали Россия и Иран.

«Северное фиаско — 2» Распиаренный газопровод из России в Германию в обход Украины просто некому достраивать из-за санкций США, говорит аналитик Михаил Крутихин.

И хотя теоретически западные инвесторы могут вкладываться в строительство Транскаспийского трубопровода уже сейчас, реальной готовности с их стороны не видно. Между тем, с подключением трубопровода с туркменским газом объемом 30 млрд кубометров в год к уже имеющемуся экспортному Южному газовому коридору (ЮГК), по которому азербайджанский газ транспортируется через Грузию в Турцию и далее в Европу, выгоден всем сторонам, за исключением России и в некотором роде — Ирана.

Если говорить об Азербайджане, туркменский газ заполнит некоторые пустоты в ЮГК — на полную мощность он сейчас не работает, не хватает сырья. Но брать на себя расходы по строительству трубопровода Баку вряд ли станет, а у Туркмении соответствующих средств откровенно нет.

Но для последней экспорт газа в Европу критически важен. Ситуация парадоксальная: страна, занимающая четвертое место в мире по запасам газа, не может заработать на нем деньги, пропорциональные своему природному богатству. Во-первых, география ее экспорта крайне скудна — она ориентирована на Центральную Азию и Китай, и в очень малой степени — на Россию.

Заработать на поставках по газопроводу ТАПИ — в Афганистан, Пакистан и далее в Индию — не получилось: помимо отрицательного коммерческого заключения по строительству трубопровода, свою негативную роль сыграла политическая ситуация в регионе (обстановка в Афганистане, напряженные отношения между Пакистаном и Индией). Словом, ТАПИ «строится» более десятка лет, а конца и края не видно. Что же до экспорта газа в Китай, Туркмения получает за него малую цену — ей приходится погашать кредит Поднебесной, выданный под строительство газопровода. В общем, рынки сбыта крайне ограничены, соответственно, и уровень добычи газа в стране, располагающей его запасами почти на 20 триллионов кубометров, низкий.

И тут такая удача — теоретическая возможность (ведь с Азербайджаном подписан всего лишь меморандум) открыть для себя западное направление. Единственный для этого вариант — построить трубопровод по дну Каспия (ориентировочная стоимость $5 млрд) и подключиться к ЮГК. Для международных финансово-кредитных институтов и крупных компаний — сумма не астрономическая. Да и в конце концов, политическая стоимость этого проекта может превысить денежную — ведь с его реализацией Россия лишится части своего газового «пирога» в Европе. За чем же дело стало?

Россиянам придется расплачиваться за Путина Разборки наших верхов с Западом ударят по рядовым гражданам. Это неотменяемое правило Кремля.

Ни Россия, ни Иран на видимом уровне не ставят палки в колеса прокладке Транскаспийского газопровода, но — и это главное — инвесторы пока молчат. Вполне возможно, что они ждут предложения Баку и Ашхабада по софинансированию проекта — на таких условиях больше шансов не прогадать. С другой стороны, нельзя исключить, что инвесторы не рвутся к сотрудничеству с Туркменией ввиду крайней закрытости этой страны и непредсказуемости ее поведения в правовом поле.

Надо думать, это последнее соображение перевешивает стремление Запада к значительному сокращению импорта российского газа и обеспечению так называемой энергетической безопасности, которую, по большому счету, не может гарантировать себе ни одна страна, испытывающая дефицит собственных энергоносителей.

Судя по всему, вопрос строительства Транскаспийского газопровода может быть решен, в основном, в двустороннем формате, то есть Туркмения — Евросоюз, часть которого вполне устраивает и привычный российский «политический» газ, и азербайджанский. В общем, только когда деньги будут «положены на бочку», все ценовые и юридические аспекты улажены, тогда в игру вступят Азербайджан и Турция. Трепыхаться им сейчас незачем — это, в большей степени, забота Ашхабада.

О чем можно говорить сегодня в контексте выхода туркменского газа на европейский рынок? Факт, что теоретически проблема строительства Транскаспийского газопровода сдвинулась с мертвой точки, но пока речь идет об условном дипломатическом прорыве. Так что собственно прокладка трубопровода остается на уровне мечты.

А поскольку это так, ни России, ни Ирану «дергаться» незачем, да и юридически это бы выглядело смешно. Разве что можно приплести к вопросу «экологическую проблему» общего моря, но вряд ли ее к лицу сейчас поднимать как Москве, так и Тегерану. Впрочем, можно сидеть в сторонке и наблюдать тщетные усилия по добыванию денег на строительство Транскаспийского газопровода, но неизвестно, какой аргумент «против» может появиться у России и Ирана, если вдруг деньги будут найдены, а все формальности — соблюдены.

Словом, на данном этапе можно констатировать следующее: Туркмения и Азербайджан, наконец-то, «помирились» и демонстрируют свою готовность к сотрудничеству в бассейне Каспия — «победила «Дружба». Остается самое сложное — подкрепить ее деньгами, чтобы «газовые берега» Туркмении реально были таковыми, а не «кисельными».

Ирина Джорбенадзе

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +14°
Санкт-Петербург: +9°