eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Ташкент на прицеле ЕАЭС

Узбекистан очень скоро станет экономическим флагманом Центральной Азии. В разных странах уже начался настоящий ажиотаж за возможность инвестировать в республику.

12:10, 14.04.2021 // Росбалт, В мире

© Фото с сайта president.uz

Евразийский экономический союз спит и видит Узбекистан полноценным членом своей «семьи». Посещают ли Ташкент подобные сновидения, и к каком ключе — в позитивном или негативном? Во всяком случае, на излете прошлого года Узбекистан получил статус наблюдателя в ЕАЭС, что, с одной стороны, может толковаться как сближение с блоком и, в конечном итоге, присоединение к нему. С другой стороны, статус наблюдателя ни к чему не обязывает, он дает возможность присмотреться к деятельности «пятерки», членами которой являются Россия, Казахстан, Белоруссия, Армения и Киргизия, чтобы решить: быть или не быть?

Во всяком случае, ЕАЭС сейчас усиленно рекламирует те преимущества, которые Узбекистан получит от вступления в экономический союз пяти постсоветских государств, который вряд ли надолго останется полностью свободным от политической составляющей и капризов наднациональных структур (последние уже дают о себе знать). Но при этом не стоит сбрасывать со счетов, что, присоединившись к блоку, Узбекистан получит преференциальный доступ на рынки третьих стран, с которыми у ЕАЭС подписаны соглашения о зонах свободной торговли, — Вьетнама, Ирана, Сингапура и Сербии.

Недавно в Ташкенте, в рамках международной выставки «Иннопром-2021», состоялось заседание Совета по промышленной политике Евразийского союза — его провел министр ЕЭК по промышленности и АПК Артак Камалян. Если суммировать им сказанное, выстраивается логически стройная картина привлекательности кооперативного сотрудничества государств ЕАЭС с Узбекистаном. В качестве перспективных отраслей названы сельскохозяйственное и электроэнергетическое машиностроение, автомобильная, химическая и авиационная промышленность, металлургия, производство стройматериалов.

США довели Иран до вступления в ЕАЭС Присоединение ИРИ к союзу значительно изменит геополитический и экономический «ландшафт» региона. Но кто при этом выиграет, а кто проиграет?

Как выяснилось, документы по взаимодействию ЕАЭС и Узбекистана находятся в завершающей стадии разработки. Речь идет о меморандуме по взаимодействию между ЕЭК и правительством Узбекистана, а также о плане совместных мероприятий на 2021–2023 годы. Но, заметим, Узбекистан, даже в условиях пандемии коронавируса, отсутствия статуса полноценного члена ЕАЭС и вышеуказанных пакетов документов, то есть находясь, так сказать, в свободном полете, чувствовал себя гораздо лучше и увереннее, чем другие государства постсоветского пространства, включая и объединенных в Евразийский экономический союз.

Этот «свободный полет» практически в условиях форс-мажора позволил ему в ковидный 2020-й год нарастить, по данным ЕЭК, кооперационный экспорт из стран ЕАЭС в Узбекистан на 7,5%, то есть до 3,2 млрд в валюте США, а объем кооперационного импорта из Узбекистана составил почти $782 млн преимущественно за счет текстильных изделий, химической продукции и металлургии. Не растерялись и другие отрасли: объем производства продукции обрабатывающей промышленности увеличился на 7,1% по сравнению с благополучным не ковидным 2019 годом. В целом положительная динамика отмечена в 15 сегментах производства, в частности, электронно-оптического, текстильного, фармацевтического.

Но подчеркнем: хоть ЕАЭС и занимает не последнее место в структуре внешней торговли Узбекистана (28%, то есть больше, чем с Китаем), экспортно-импортные сделки в большинстве своем приходятся на Россию: в последней востребованы узбекский текстиль, продукция химической и металлургической промышленности, стройматериалы и прочее. И вообще, похоже, Россия занимает все больший промышленный сегмент в Узбекистане.

Это и «Ростсельмаш», наладивший в республике сборочное производство различных комбайнов, и совместное производство автотранспортных средств с «КАМАЗ»ом, и завершение проекта по выпуску в Узбекистане коммерческих автомобилей «ГАЗ», и т. д. В общем, перечень работающих проектов, находящихся в стадии разработки и в «портфеле», можно продолжить.

Но — что самое интересное: Россия уже конкурирует с другими странами за реализацию в Узбекистане инвестиционных проектов в банковской и нефтегазовой сферах. Sputnik со ссылкой на руководителя международного бизнеса ПСБ (Промсвязьбанк) Алексея Тюпанова информирует, что упомянутая структура уже профинансировала проекты в Узбекистане на сумму около $500 млн и планирует довести этот показатель до $1 млрд. Начиналось сотрудничество с кредитования узбекских банков, следующим этапом стало финансирование корпоративного сектора, прежде всего горно-металлургических комбинатов — НГМК и АГМК (две крупнейшие компании постсоветского пространства, обеспечивающие около 70% налоговых платежей в стране).

Евразийский союз жив, но сильно кашляет Все страны ЕАЭС пережили в прошлом году глубокий экономический кризис, а иные — и политические потрясения. Что ждет их в 2021-м?

Как отметил собеседник агентства, с либерализацией валютного курса рынок Узбекистана становится все более привлекательным для российских банков; в республику стали поступать достаточно серьезные международные инвестиции. Так что с точки зрения макроэкономических показателей она представляет собой интересный рынок. В дальнейших их планах, вероятно, развитие сотрудничества с банками, корпоративными клиентами и участие в различных инвестиционных проектах в Узбекистане, прежде всего, в нефтегазовой и металлургической отраслях.

Известно также, что как минимум банковская и нефтегазовая сферы республики интересует и крупные иностранные, в том числе китайские и европейские банки. Россия, разумеется, старается не отставать — на днях Госкорпорация ВЭБ.РФ, Газпромбанк и компания Surhan Gas Chemical Operating Company подписали базовые индикативные условия финансирования разработки крупнейшего газового месторождения «25 лет Независимости».

Проект включает в себя строительство газоперерабатывающего завода и объектов инфраструктуры в Сурхандарьинской области, добычу, транспортировку и реализацию природного газа. Российский бизнес готов выделить средства на реализацию проекта стоимостью около $2,9 млрд. Кроме того, по данным ВЭБ.РФ, Россия готова предоставить Узбекистану кредит в $ 618 млн на обновление системы транспортировки газа.

Как видим, «свободный полет» Узбекистана, то есть вне рамок ЕАЭС, на его положение отрицательно не повлиял. Очевидно и то, что из государств Евразийского союза Узбекистану прямая выгода есть только от сотрудничества с Россией и, возможно, Казахстаном. Так для чего Ташкенту обременять себя узкими рамками «евразийской семьи», члены которой далеко не равны по своим финансовым, производственным, экономическим и прочим параметрам?

Напротив, «узкосемейственность» может сильно ограничить возможность маневрирования Узбекистана на международном уровне и лишить его свободы выбора партнеров. Это при том, что у страны есть все основания стать флагманом государств Центрально-Азиатского региона: ажиотажный спрос на финансово-экономическое присутствие в нем со стороны капиталов различных центров силы налицо. Впрочем, не без политического прицела в среднесрочной перспективе.

Все эти обстоятельства и диктуют грезы Евразийского союза заполучить себе Узбекистан. Устоит ли он или «клюнет» на «большие преференции», причем кого бы то ни было.

Ирина Джорбенадзе

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +12°
Санкт-Петербург: +16°