eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Россия умыла руки там, где надо влезть по локоть

Невмешательство Москвы в киргизо-таджикский конфликт ослабляет ОДКБ, наносит урон безопасности Центральной Азии и дает шансы экстремистам.

13:30, 09.11.2021 // Росбалт, В мире

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.
Вводная картинка
© СС0 Public Domain

После недолгого затишья метание камней на границе Киргизии и Таджикистана возобновилось. Если не сегодня, то завтра стороны снова могут перейти уже в режим метания снарядов, как это было в апреле — мае. Тогда, напомним, с киргизской стороны погибли, по официальным данным, 36 человек и 190 получили увечья разной степени тяжести. Среди погибших — двое детей.

В Баткенской области в результате весеннего столкновения сожжено 100 зданий, включая жилые, три погранзаставы, 10 АЗС. Из зоны конфликта эвакуировали более 13 тыс. человек. Таджикские власти сообщили о 19 погибших и 87 раненых.

Столь серьезное кровопролитие не остудило горячие головы, и случаи задержания в приграничной зоне граждан и КР, и РТ, участились. А «камнепад» возобновился: по данным погранслужбы Госкомитета национальной безопасности Киргизии, на днях пятеро таджикских военных в Лейлекском районе забросали камнями автомобиль киргизского пограничника. Попытка его задержания не удалась, но автомобиль лишился стекол.

Почему соседи — киргизы и таджики — так ожесточенно воюют друг с другом, и что они не поделили? То воду, то пастбища, то погранпосты и т. д. А все потому (однако не только по этой причине), что между республиками, несмотря на 30-летний стаж жизни в постсоветских условиях, то есть государственной независимости, процесс демаркации и делимитации границы никак не может решиться.

Зачем Китаю нужна база в «подбрюшье» России КНР строит еще один военный объект в Таджикистане. Говорит ли это о ее стремлении отодвинуть РФ от доминирования в Центральной Азии?

Президент Киргизии Садыр Жапаров выразил уверенность в том, что «придет время, когда все решится». Но когда оно придет, это время? И сколькие еще погибнут, сколько сел будет сожжено; и как вообще вся эта заваруха, в свете событий в соседнем Афганистане, да и без них тоже, отразится на безопасности Центральной Азии — самой «горячей» точки на постсоветском пространстве.

Жапаров едва ли не клянется, что Бишкек готов решить вопрос спорных участков на границе с Таджикистаном, но, вероятно, склонности к компромиссам у него нет. Впрочем, как и у президента Таджикистана Эмомали Рахмона. Обе стороны предъявляют друг другу территориальные претензии, и Жапаров говорит, что Киргизия не потеряет «ни одного метра земли».

Тогда каким же образом они смогут «распилить», к примеру, критически важный для ирригационных систем Киргизии и Таджикистана водораспределительный узел «Головной» в верховьях реки Исфара, спор о принадлежности которого уже привел к жертвам.

Киргизию и Таджикистан разделяют более 900 километров государственной границы, и почти половина ее не демаркирована. Жапаров не скрывает, что пока процесс демаркации — делимитации не завершатся, «я не могу гарантировать, что конфликты на границе не повторятся».

Масло в огонь подлило и заявление киргизского лидера, в соответствии с которым Мургабский район республики в 1924 году перешел от Киргизии к Таджикистану, и его следует вернуть. Душанбе в прямой речи Жапарова усмотрел «с политической точки зрения нападение на территориальную целостность Таджикистана».

Горячие периоды конфликта между странами чередуются с «холодными». Так, Киргизия ввела ограничения на пропуск лиц, товаров и транспорта из Таджикистана. Сейчас в республику имеют право въехать этнические киргизы, несовершеннолетние дети граждан КР, имеющие гражданство РТ, студенты и преподаватели с таджикским гражданством, обучающиеся или преподающие в вузах Киргизии. Ну и представители дипкорпуса и аккредитованных в КР международных организаций.

Казахстан готов жить без «великого и могучего»? Власти в Нур-Султане (Астане) разворачиваются в сторону поэтапного вытеснения русского языка из оборота своего многонационального государства.

На прошлой неделе МВД Киргизии усилило охрану границы с соседней республикой, увеличило количество пеших патрулей, объяснив такую дополнительную меру назначенными на 28 ноября выборами в парламент КР. Словом, соседи не доверяют друг другу, и многие опасаются вооруженного конфликта между ними — «благо», стороны усиленно вооружаются.

Между тем оба государства являются членами военного блока ОДКБ, в состав которого, помимо них, входят Россия, Белоруссия, Казахстан и Армения. Вражда между Киргизией и Таджикистаном (кстати, на их территориях дислоцированы российские военные базы) ослабляет блок, мешает координации усилий по обеспечению безопасности региона, буквально находящегося на мушке у радикальных экстремистских группировок, сосредоточенных на границе Афганистана с государствами Центральной Азии.

Киргизо-таджикский раздрай создает также благоприятную почву для продвижения идеологии движения «Талибан» (признано террористическим и запрещено в РФ) и его физического проникновения в регион ЦА, начиненный «спящими ячейками» различных экстремистских групп.

Тут возникает вопрос: почему Россия, взявшая на себя ответственность за безопасность Центральной Азии, в конфликт между Киргизией и Таджикистаном не вмешивается? Вряд ли она не понимает, что «свято место пусто не бывает», и очень скоро пустующую нишу могут заполнить, на стороне таджиков, их «афганские братья». Повод есть — отчего бы не попробовать, хоть президент Рахмон внешне категорически настроен против талибов, в том числе и таджикского происхождения.

Таджики, заметим, составляют около четверти населения Афганистана, то есть это вторая по численности, после пуштунов, этническая группа, имеющая, к тому же, большое политическое и военное влияние в ИРА. Но она имеет влияние и в самом Таджикистане — «находится в родне» с местными. И встать на их защиту она почти наверняка попытается, в том числе, чтобы проникнуть окольными путями во весь регион Центральной Азии, далее в Россию и на территорию постсоветского пространства.

Отчего же не «навести порядок» там, где этого не делает Москва, снабжающая оружием и киргизов, и таджиков? Сейчас, по официальным данным, Киргизия размещает на границе свои войска, укомплектованные не только российским вооружением, но и закупленным в Объединенных Арабских Эмиратах. По данным государственного комитета национальной безопасности Киргизии, на подходе также российские и турецкие боевые беспилотники, в том числе такие грозные как Bayraktar TB2, оказавшие Азербайджану большую помощь в победе во второй карабахской войне; другое смертоносное вооружение.

Может ли «дохлый дитятя» стать «здоровым парнем»? За три десятка лет существования СНГ растворился миф о восстановлении СССР, оставив в осадке страх перед имперскими амбициями Москвы.

Похоже, Москва впадает в крайности. Либо она «предвосхищает» свое вмешательство, либо сильно запаздывает с ним в откровенно опасной ситуации, которую можно разрулить, действуя своевременно.

А что же Таджикистан, находящийся практически в экономической блокаде со стороны Киргизии, которая, не исключено, готовится к силовому, а не дипломатическому давлению на Душанбе? Россия серьезно тратится на укрепление обороноспособности РТ, но помимо нее республике перепадает военная помощь от США и Китая. Весь этот арсенал может в один не прекрасный день столкнуться на киргизо-таджикской границе, оставив России защиту оголенной границы с Афганистаном — так сказать, один на один.

Что же касается репутации ОДКБ, то и на внутреннем, и на внешнем треке она будет полностью дискредитирована. Собственно, как и репутация самой России, не сумевшей навести порядок как в военном блоке, фактическим главой которого она является, ни в регионе, за безопасность которого отвечает. И главное: своим бездействием Москва готовит благодатную почву для усиления влияния в регионе третьих сил.

А пока, как в насмешку, в Казани начались учения миротворческого контингента ОДКБ «Нерушимое братство-2021» с участием воинских подразделений России, Белоруссии, Армении, Казахстана, Киргизии и Таджикистана. РИА «Новости» цитирует командующего Центральным военным округом генерал-полковника Александра Лапина, пояснившего, что «сейчас как никогда» важны взаимодействие и сплоченность государств-членов ОДКБ для нейтрализации потенциальных угроз.

Командующий ЦВО также заявил о создании в кратчайшие сроки мощной разнородной группировки войск с единой системой управления, способной «оперативно выполнять весь спектр задач по борьбе с международным терроризмом, преодолению конфликтов и защите мирного населения».

Учитывая намеренную или всамделишную немощность России и блока в целом в примирении киргизов и таджиков, сдерживании их агрессии в отношении друг друга — цирк, да и только: «нерушимое братство» явно не работает.

Ирина Джорбенадзе

Подписывайтесь на канал Росбалта в Яндекс.Дзен

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -3°
Санкт-Петербург: -19°