eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Лукашенко может превратиться в «белорусского Елбасы»

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Назначенное на февраль всенародное голосование по новой Конституции способно спровоцировать небольшую «гражданскую войну» — но в стане оппозиции.

15:59, 01.12.2021 // Росбалт, В мире

Вводная картинка
© Фото с сайта president.gov.by

Несколько дней назад глава одного из самых жестоких и одиозных подразделений белорусского МВД — ГУБОПиК (управление по борьбе с оргпреступностью в ходе прошлогодних протестов максимально жестко «прессовало» противников режима) в телеэфире «раскрыл» планы оппозиции по срыву референдума по Основному закону. Вячеслав Орловский в эфире государственного телеканала СТВ заявил: «Нами установлено, что лидеры сбежавшей за границу оппозиции ставили для себя задачу создать условия для непризнания западными странами итогов референдума по Конституции».

По его словам, неназванные активисты оппозиции обсуждали различные варианты реализации этого плана: от бойкота до организации провокаций на участках для срыва голосования. А приняли они в итоге единую стратегию, как говорит Орловский, — «срыв голосования путем массового вброса недействительных бюллетеней».

Разумеется, один из главных белорусских силовиков пригрозил «коварным подстрекателям» и «пособникам подобных действий» уголовным преследованием. «Все находящиеся в стране подстрекатели к совершению подобных антигосударственных действий и их активные пособники будут нами изолированы и привлечены к ответственности», — заявил начальник ГУБОПиК.

Предстоящий референдум, на который Александр Лукашенко хочет вынести новую версию Конституции страны, пока назначен на конец февраля 2022 года. Эту дату называли и председатель Совета республики Национального собрания (верхней палаты белорусского парламента) Наталья Кочанова, и бессменная глава ЦИК Белоруссии Лидия Ермошина. А сам Александр Лукашенко во время недавнего заседания по кадровым назначениям перед телекамерами предупреждал руководство КГБ о том, что, по его информации, в период проведения конституционной реформы произойдет очередная попытка «белорусской революции».

«Однозначной поддержки со стороны Москвы Минск не получает» К решению России убрать Лукашенко может привести кумулятивный эффект от разных событий, полагает эксперт Андрей Казакевич.

Здесь важно понимать, что на референдум выносится один единственный вариант новой Конституции, подготовленный под руководством администрации Лукашенко и при его личном деятельном участии. Сам этот вариант еще не опубликован, но известно, что в нем ключевая роль в стране отводится странному органу, составленному из «лучших людей страны» — Всебелорусскому народному собранию (ВНС).

Получается этакий «курултай», который, как предполагается, возглавит лично Лукашенко после (в случае) ухода с поста президента. При этом ВНС будет иметь практически неограниченные полномочия, включая право менять Конституцию. Получается даже не казахстанский вариант для отставного «отца нации», а нечто намного круче.

А вот альтернативы — нет. Ни про какой вариант Конституции, подготовленный оппозицией, речь даже не велась. Получается, если белорусы на референдуме проголосуют «за» — будет хорошо для Лукашенко. Если проголосуют «против» — тоже неплохо, ныне действующую Конституцию он сам много раз называл «суперпрезидентской».

Кое в чем прав и человек, считающий себя президентом Белоруссии, и многочисленные силовики, расположившиеся у его трона. В среде белорусской оппозиции, в самом деле, уже несколько недель интенсивно кипят страсти по вопросам референдума, запланированного на февраль 2022 года.

С одной стороны, все противники действующей власти вроде как едины во мнении, что текущая цель белорусов, желающих демократических перемен, — это срыв «так называемого» референдума, демонстрация его незаконности. Здесь солидарны все, но вот спор о способе, которым можно это сделать, своей остротой уже рассорил даже многих вчера еще друзей.

Лидеры оппозиции (сами, надо сказать, отлично воюющие не столько с Лукашенко, сколько друг с другом), предложили белорусам несколько вариантов действий.

Первый — пассивный бойкот. Его смысл в том, чтобы вообще не принимать участия в этой затее властей, просто отсидеться дома. Мол, если на участки никто не придет, то и нельзя будет сказать, что референдум вообще состоялся. Тут, правда, непонятно, как предотвратить использование административного ресурса (массовое голосование подневольных — военных, студентов, чиновников, бюджетников), а также вбросы бюллетеней.

Операция «Миграция»: Лукашенко получил, что хотел? Похоже, белорусский «бацька» в очередной раз обвел вокруг пальца европейских политиков, хотя они это категорически отрицают.

Сторонники пассивного бойкота увлеченно доказывают оппонентам, что нельзя садиться играть с шулером — он все равно обыграет. Надо просто отказаться от игры — не прийти на участки для голосования.

Другой вариант — его, кстати, продвигает штаб Светланы Тихановской, — заключается в том, чтобы прийти во время референдума на избирательный участок и сделать бюллетень недействительным. Мол, так мы покажем, что народ не согласен с Лукашенко и предложенными им вариантами, а также, что таких несогласных — много.

Правда, здесь нет ответов на вопросы о том, что помешает власти обнародовать свои результаты референдума, а бюллетени просто сжечь — как быстренько сожгли бюллетени голосования на президентских выборах 9 августа 2020-го. Да и вообще, как обеспечить доказательства фальсификации результатов референдума? (В том, что будут фальсификации, не сомневается никто.)

Есть еще одна стратегия, пока наименее популярная в кругах белорусской оппозиции. Некоторые активисты предлагают политически активным гражданам страны прийти на участок для голосования с заявлением (в двух экземплярах) о недоверии председателю ЦИК и на основании этого — об отказе от участия в голосовании. И обязательно получить подпись на своем экземпляре, что в перспективе может стать реальным доказательством фальсификации результатов референдума.

Идея хорошая и юридически правильная, но есть большая вероятность, что из-за прокатившейся волны репрессий люди побоятся это делать. В конце концов, все помнят слова Лукашенко, сказанные им на пике «белорусской революции»: «Иногда не до законов!»

Именно обсуждение перечисленных вариантов сейчас, кажется, составляет процентов 90 всей активности белорусских оппозиционеров. Причем на всех уровнях — от небольших, но очень многочисленных дворовых групп активистов — и до штабов, обосновавшихся в Варшаве и Вильнюсе. Причем градус взаимной нетерпимости сторонников разных стратегий — просто зашкаливает.

На самом же деле — и сторонники референдума, и его противники из разных лагерей — все они действуют в парадигме, которую задал Лукашенко. Они делают выбор между вариантами, которые предлагает тот самый политик, которого они называют «узурпатором». То есть следуют его повестке. После этого не стоит спрашивать, как так вышло, что Александр Лукашенко уже 27 лет находится у власти.

Вячеслав Гордиенко

Подпишитесь на нас в Яндекс.Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -8°
Санкт-Петербург: -2°