eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

«Разногласия между Ираном и талибским Афганистаном — довольно серьезные»

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Новой власти в Кабуле невыгодно нападать на соседей, но она может не контролировать ситуацию на местах, полагает эксперт Владимир Сажин.

23:25, 02.12.2021 // Росбалт, В мире

Вводная картинка
© Фото ИА «Росбалт»

На границе Ирана и Афганистана в районе западной афганской провинции Нимроз произошло ожесточенное вооруженное столкновение. Из информации СМИ вырисовывается следующая картина. Афганские талибы перешли границу и захватили два иранских контрольно-пропускных пункта Дост-Мохаммад и Бала Сиа Чешман. В бою стороны применяли не только легкое стрелковое вооружение, но и артиллерию.

На данный момент ситуация вроде бы стабилизировалась. Официальный представитель признанного террористическим и запрещенного в РФ движения «Талибан» Билал Карими ограничился заявлением о том, что бои прекратились, отметив, что в них никто не погиб, во что верится с трудом, учитывая, что имело место вторжение на территорию соседнего государства с применением артиллерии.

Тегеран в шаге от сверхоружия: что дальше? США не зря бьют тревогу, заявляя, что Иран вот-вот создаст свою первую ядерную бомбу, но ситуация еще сложнее, говорит востоковед Владимир Сажин.

Иранские СМИ прокомментировали ситуацию в духе известной песни «Все хорошо, прекрасная маркиза…», однако мимоходом упомянули, что атака талибов была отбита, а КПП возвращены под контроль Тегерана, подтвердив таким образом сам факт нападения.

О том, насколько все серьезно и не перерастут ли эти пограничные столкновения теперь уже в ирано-афганскую войну, обозревателю «Росбалта» рассказал старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, эксперт по проблемам Ирана Владимир Сажин.

— Насколько все серьезно на афгано-иранской границе, если учесть, что у Тегерана традиционно непростые отношения с талибами?

— Они всегда были сложными. Однако надо сказать, что еще до нынешнего захвата Кабула талибами Тегеран имел с ними контакты, вел переговоры. С другой стороны, Иран всегда выступал против присутствия американцев и их союзников по НАТО в Афганистане и в какой-то степени поддерживал талибов, во всяком случае в западных провинциях этой страны. В то же время среди специалистов идут споры, в какой степени Исламская республика может оказывать какое-то давление на талибское руководство.

— А что от талибов хотел бы добиться Тегеран?

— У иранцев есть хороший козырь. Это живущая в Афганистане группа шиитов — хазарейцы. Их там довольно много. Больше того, воюя против ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация) в Сирии и Ираке, иранцы использовали и ополчения афганских хазарейцев.

— Насколько я знаю, талибы сильно прессовали хазарейцев…

— Да, этот так. Но недавно, в середине ноября, Кабул посетил специальный посланник Ирана Хасан Каземи Коми. Было достигнуто несколько договоренностей с талибами. Сразу после этого их руководство встретилось с группой хазарейцев. После этого шииты в Афганистане вроде бы были взяты под защиту «Талибана».

— Это было официально объявлено?

— Ну, нет. Официально в Кабуле ничего не объявляется. «Талибан» довольно сложная структура…

Конечно, разногласия между Ираном и талибским Афганистаном продолжают оставаться довольно серьезные. У них достаточно разные взгляды на многие вопросы. Иран — это та держава, которая тысячи лет имела довольно сложные отношения с афганцами. Тем не менее, Тегеран хотел бы использовать нынешний момент для того, чтобы каким-то образом укрепить свое влияние в этой стране. Дело в том, что язык дари (фарси-кабули) — афганский вариант персидского языка — наряду с пуштунским является вторым официальным языком Афганистана. По сути, там он — язык межнационального общения, учитывая, что это многонациональная страна. В условиях полуфеодальной структуры общества и крайне низкой грамотности в Афганистане (на 2000 год грамотными были только 43% мужчин и лишь 12% женщин) многие там не знают пуштунского и общаются именно на фарси-кабули. Поэтому Иран всегда имел тесные отношения с рядом народностей, проживающих в Афганистане.

Заигрывания с «Талибаном» России дорого обойдутся Разговоры, что Америку в Афганистане поставили на колени, приведут лишь к росту престижа радикального ислама внутри страны.

— Могут ли военные столкновения на ирано-афганской границе, с которых мы начали разговор, перерасти в афгано-иранскую войну?

— Я думаю, что, скорее всего, это местный инцидент. Дело в том, что сейчас новой афганской власти совершенно не выгодны какие-то военные действия против соседей и тем более против такой страны как Иран. Ситуация в Афганистане в экономическом, финансовом плане сегодня чрезвычайно сложная. Главное, чего хотят сейчас в «Талибане» от международного сообщества, это если не полного признания, то хотя бы благожелательного отношения к их режиму. В то же время надо отметить, что уровень талибов довольно низкий, и в военном, и в политическом, и в идеологическом плане. По сути, это уровень исламистских группировок. Кроме того, пока не очень понятно, насколько новая власть в Кабуле контролирует ситуацию во всей стране.

Беседовал Александр Желенин

Подпишитесь на нас в Яндекс.Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -8°
Санкт-Петербург: -2°