eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Эра Назарбаева закончилась. И что дальше?

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Беспорядки в Казахстане вызваны причинами, в которых предстоит разобраться. Еще одна «непонятка»: к чему приведет вмешательство России.

16:59, 10.01.2022 // Росбалт, В мире

Вводная картинка
© Фото с сайта akorda.kz

По распоряжению президента Казахстана Касым-Жомарт Токаева 10 января в республике объявлен днем общенационального траура по жертвам трагических событий последней недели. О том, что происходит в этой, как считалось, едва ли не самой благополучной республике бывшего СССР, СМИ информируют постоянно. Но что стало причиной беспрецедентных по масштабам и жестокости беспорядков, как далеко они могут зайти; почему Токаеву понадобилась помощь ОДКБ, реально же — российских военных, участие которых в казахских событиях может выйти боком как самой РК, так и РФ?

Сразу оговоримся: протесты начались внезапно, однако нельзя сказать, что они не были ожидаемы. При той системе государственного управления, внедренной первым президентом республики Нурсултаном Назарбаевым, передавшим власть Токаеву, но сохранившим за собой все ее рычаги; высочайшем уровне авторитаризма и коррупции при очевидном двоевластии; грызне элит и т. д. ситуация была обречена на взрыв. Однако мало кто ожидал столь скорой и масштабной детонации, «причиной» которой стало повышение цены на газ в отдельно взятом городе и переросшей в жестокую вооруженную бойню с мародерством, убийствами, насилием во всех его возможных выражениях. Это уже не похоже не то что на мирный протест, но даже на «современную» революцию с целью свержения авторитарного правления и установления демократии.

Токаев, отправивший в отставку правительство и сам возглавивший Совбез, попросил, как известно, у ОДКБ помощи «в преодолении террористической угрозы» и нормализации обстановки в стране. Он заявил, что террористы, в том числе прибывшие из-за рубежа, будут уничтожены. ОДКБ тут же отправила своих миротворцев, преимущественно российских, в Казахстан. К этому шагу президента, предпринятого, вероятно, в состоянии крайнего отчаяния, мы еще вернемся. Здесь же попытаемся очертить круг явных и возможных побудительных причин казахского криминального беспредела и фактического конца эры Назарбаева в стране. Кстати, достоверной информации о его местонахождении с семьей нет — то ли он остался в столице, недавно переименованной в его честь, то ли находится в ОАЭ, Китае или еще где-то, глядя, возможно, по ТВ, как на родине скидывают поставленный ему памятник.

Казахстан: бунт или уже революция? Правительство уволено, люди на улицах кричат «старик, уходи» и берут штурмом административные здания — так взорвалась самая спокойная страна в Центральной Азии.

Вопрос первый: отчего после экономических претензий, прозвучавших в Жанаозене и удовлетворенных Токаевым, появились требования политического характера, и едва ли не всю страну, с акцентом на Алма-Ату, захватили вооруженные криминальные элементы? Ведь президент, в принципе, шел навстречу так называемому «гражданскому обществу» во избежание волнений, что в последнее время было весьма заметно. А это наводит на мысль, что бунт готовился давно и достаточно квалифицированно — много оружия, «коктейлей Молотова», хорошо организованных жестоких молодых людей. А коли так, в стране своего часа ждала глубоко законспирированная и достаточно проплаченная террористическая организация.

Вопрос второй: если информация властей о «тысячах террористов» верна, кто их «прозевал», если не спецслужбы? Сделали они это намеренно или место имело «головотяпство». В последнее верится с трудом, поскольку Комитет национальной безопасности в Казахстане отслеживал чуть ли не полет каждой птицы в стране, и проворонить внутренних или пришлых террористов он не мог.

Заметим, что по подозрению в государственной измене задержаны уже бывший глава Комитета нацбезопасности Карим Масимов и некоторые другие сотрудники спецслужб. Против кого они работали — против Токаева, Назарбаева или обоих? И кого, вместо них, «назначили» бы после пока неудавшегося государственного переворота. Предполагаемый новый «лидер нации» еще не обозначен.

Еще один момент. Ни для кого не секрет, что в Казахстане давно уже утвердилась межклановая борьба за власть, и элиты, созданные Назарбаевым, вышли из-под его же управления, став опасными для страны и «пожизненного лидера нации» лично. В борьбе за власть засветились даже родные племянники Назарбаева. Накануне от имени последнего распространилось заявление, в соответствии с которым он сам передал руководство Совбезом Токаеву, и что всегда был «по одну сторону баррикад» с действующим главой государства. Так ли это на самом деле? Ведь по факту силовики, которые, как считалось, были подчинены Назарбаеву и представляли собой хорошо организованную силу, хотя внутри нее тоже шла борьба за власть, пошли против Токаева, вынуждая его уйти в отставку. Впрочем, как и против самого Елбасы.

Конец евразийского мифа Даже если Россия не введет войска в Казахстан, она потеряет очень много.

Соображение, в соответствии с которым беспорядки в Казахстане могли быть спровоцированы спецслужбами, основано, в том числе, на захвате аэропорта, нападениях на административные здания, военные объекты, грабежи в больших масштабах — и все это при четкой организации. Вряд ли такое было возможно без участия спецслужб.

Весьма интересный «след» — британский — в казахских событиях представил Фонд стратегической культуры. Если коротко, логика такова: проект «Глобальная Британия» получил новую точку приложения в Казахстане. «О серьезности намерений Лондона свидетельствует новейший 5-летний контракт на 460 млн фунтов стерлингов на поддержку военных операций Великобритании „от склада до линии фронта“, выигранный компанией Boeing Defense UK. … Как заявил британский министр оборонных закупок Джереми Куин, этот контракт гарантирует, что вооружённые силы Великобритании будут быстро развернуты для операций как внутри страны, так и за рубежом», — разъясняет автор вышеуказанной версии.

По его утверждению, британские военные уже осваиваются на Украине и у границ Белоруссии. Что касается юга, то информация о создании британцами в постсоветской Средней Азии своей инфраструктуры появилась сразу после смены режима в Афганистане: «Лондон оставил в Центрально-Азиатском регионе военных советников из Специальной авиадесантной службы и прочих спецподразделений ВС Великобритании. По информации Times, в их состав вошли 4000 коммандос».

Отмечается также, что протесты в Казахстане начались за 8 дней до начала важных переговоров между Россией, США и НАТО. И что за событиями в Казахстане «очень внимательно» следит член альянса — Турция, считающая республику важной составной частью тюркского, а не постсоветского мира: «В этом туркам … помогает по линии „мягкой силы“ British Council, дирижирующий на пару с USAID (запрещено в России) легионами НКО, которых в Казахстане зарегистрировано свыше 22 000 (из них более 16 000 — активно действующие)».

Хуже будет и России, и Казахстану В обеих странах вероятно еще большее сворачивание свобод.

Чем объясним такой интерес к Казахстану? Его экономика — это нефть, газ, цветные металлы, золото, уран (обладает 12% мировых запасов последнего, 42% мировой добычи, занимает первое место в мире по экспорту природного урана). При этом 11 из 13 уранодобывающих и ураноперерабатывающих предприятий принадлежит иностранцам. Отмечается, что 5 января в результате кризиса, охватившего Казахстан, цены на уран и акции компаний, владеющих этой отраслью, поднялись на 9%. В переработке на Степногорском горно-химическом комбинате участвуют владеющие этим комбинатом британские фирмы Ganberg UK Ltd. (60%) и Gexior UK Ltd. (40%), которые определенным образом выигрывают от происходящего. Фактически происходит передел уранового рынка: «Протесты ударили по акциям компании „Казатомпром“ (падением почти на 10%), а цена на „англосаксонский“ уран поднимается».

Вывод автора статьи таков: «В определенном смысле дестабилизация Казахстана — это попытка Южного Казахстана (английские корпорации + канадская Cameco + американцы), где находится больше половины рудников и ГОКов по добыче урана и уже давно идёт процесс ликвидации русских школ, перехватить власть у пока еще условно пророссийского Северного Казахстана».

Ну а на внешнем треке англосаксам нужен «выход „обновленного“ Казахстана из ОДКБ и вхождение в военную кооперацию с Турцией, а через нее — с НАТО. В придачу к сотням километров границы с Украиной Россия должна получить джихадистско-пантюркистский фронт протяженностью в несколько тысяч километров с перспективой дестабилизации Урала, Поволжья и Западной Сибири. Предполагается, что волна нестабильности накроет также Киргизию и Узбекистан».

Представленная версия может быть спорной, однако ее вряд ли стоит считать пустым фрагментом всего калейдоскопа казахских событий. Равно как и фигуру Мухтара Аблязова — бывшего министра энергетики, индустрии и торговли РК, возглавляющего в эмиграции оппозиционное движение «Демократический выбор Казахстана». В интервью агентству «Рейтер» он заявил, что «Запад должен оторвать Казахстан от России», в противном случае президент Владимир Путин втянет республику в «структуру, подобную Советскому Союзу, … и она превратится в Белоруссию». Ввод в РК войск ОДКБ он назвал «оккупацией со стороны России».

Китай «прогонит» Россию из Казахстана? Выступления против экспансии КНР и гонений на мусульман не смущают Нур-Султан: большие деньги от Пекина теперь нужнее гарантий безопасности от РФ.

Примечательно: заочно осужденный в Казахстане за мошенничество, растрату и организацию убийства, беглый бывший чиновник, он же — банкир, заявляет из Франции, предоставившей ему политическое убежище, что видит себя «лидером оппозиции» и готов возглавить временное правительство. Токаева он считает предметом «президентской мебели» Назарбаева. Только вот «мебели» помогает ОДКБ, а кто подсобляет Аблязову, остается домысливать. Запад? Но, по словам беглого олигарха, он ему «только мешает», хотя, по его же признанию, он «был бы счастлив быть американским или европейским „шпионом“, потому что тогда мы жили бы как люди в Америке или Европе — и все бы радовались».

Еще один вопрос: действительно ли в Казахстане много экстремистов, участвовавших в кровавой бойне? Тут экспертные мнения расходятся: одни считают, что в республике дееспособных центров религиозного экстремизма нет, хотя некоторые граждане РК числятся в рядах боевиков «Исламского государства» (запрещено в России). Иные же полагают, что все страны Центральной Азии напичканы «спящими ячейками» террористических организаций разных мастей, и в Казахстане их «крышевали» спецслужбы, а содержали — некие иностранные «центры».

Бесспорно, повышенное внимание забугорья к РК имеется, но еще не факт, что именно оно, то есть группы интереса мировых центров и ряда иностранных государств, осуществляли руководство казахскими беспорядками. Между тем официально озвученное давление на республику извне стало очень удобным и, главное, легитимным предлогом для приглашения в нее сил ОДКБ, которые впервые за историю своего существования отправились восстанавливать порядок во взбунтовавшейся стране собственного ареала ответственности. Это очень не понравилось США, которые тут же потребовали у Казахстана разъяснений по поводу такого решения.

Тут возникает еще один вопрос: а что Токаев, как ему следовало поступить? Была ли необходимость вмешательства ОДКБ, и почему казахские власти не смогли навести порядок самостоятельно? Ведь фактически президент переложил собственную ответственность за ситуацию в республике на Россию, что может выйти боком как РК, так и РФ.

Заметим, хоть Назарбаев и Токаев толкали проникновенные речи, воспевающие российско-казахскую дружбу, ее, как таковой, не было: русофобские настроения и действия в стране, состоящей с РФ в общих военном и экономическом блоках (ОДКБ, ЕАЭС), власти РК не особенно ограничивали, давая тем самым возможность их наращиванию. Казахстан был горд тем, что проводит суверенную «многовекторную» внешнюю политику, но при этом, при откровенной синофобии местных жителей, делал ставку на большие деньги от Пекина, финансово-политические преференции от Запада. Создавалось впечатление, и об этом писал «Росбалт», что безопасность, обеспечиваемая Россией Центральной Азии вообще и Казахстану — в частности, отошли для последнего на более дальний план.

Особенности казахстанского транзита В стране досточно денег, а у правительства достаточно инструментов для того, чтобы демонстративно выполнить требования граждан.

Как оказалось, он просчитался: за помощью Токаев обратился к ОДКБ, а по факту — к России. Казахские «патриоты» и «зарубежные друзья» РК вопят, что присутствие военных из РФ равносильно оккупации Казахстана, власти которого сами могли бы справиться с кризисом, но они предпочли (разумеется, «предательски») вывести его на межгосударственный уровень. И «теперь русские никогда не уйдут», а только усилят свое влияние во всем регионе.

Но, заметим: России, несмотря на всю важность для него Казахстана, очень некстати было вмешательство, хоть и приглашенное, в беспорядки в соседней стране, поскольку внешне оно приобрело геополитическое измерение с близкой перспективой усиления русофобских настроений. Потому как разворот Казахстана в сторону Москвы — сугубо витринный, и последняя, скорее всего, будет за него расплачиваться: вне зависимости от того, сохранит ли Токаев власть на ближайшую перспективу или его все же сметут. Пока же он остается в выигрыше от помощи ОДКБ, миротворцы которой, скорее всего, после восстановления конституционного порядка в Казахстане не задержатся.

А будущее этой страны сегодня темно, как никогда. На данном этапе ясно лишь то, что эпохе Назарбаева, но не автократии, пришел конец; что Казахстан, ввиду конфликта различных сил внутри страны и внешних «интересантов», не в состоянии самостоятельно защитить собственную государственность и ему нужна союзническая помощь. Думается, к ней еще обратятся — как к внешнему гаранту безопасности. Однако уже с меньшей надменностью.

По состоянию на сегодня обстановка в Казахстане такая: ситуация относительно стабилизировалась и находится под контролем. Очаги террористических угроз, по официальным данным, «нейтрализованы» (не поспешно ли такое утверждение?). Захваченные террористами административные объекты в Алма-Ате, Талдыкоргане, Таразе и Кызылорде освобождены. Обеспечена безопасность особо важных стратегических объектов, складов хранения оружия и боеприпасов. Задержаны и привлечены к ответственности более 1,5 тыс. человек. Военные патрулируют все улицы в особенно напряженной Алма-Ате.

По информации мэрии города, около 80 торговых объектов, три крупных продовольственных рынка, около 70 АЗС и более сотни аптек возобновили работу. Интернет восстановлен не повсеместно. Силовые структуры работают в «особом режиме несения службы и в повышенной боевой готовности». Авиасообщение постепенно возобновляется.

Что дальше? Можно ли считать некоторую стабилизацию «на штыках» (конечно же, «российских») долговременной? Если Токаев сохранит власть хотя бы до следующих президентских выборов, скрытая (в отличие от открытой назарбаевской) автократия усилится: действующему президенту придется жестко заняться чисткой элит, переделом собственности, усилением силового блока, нейтрализацией «экстремистских» и «террористических» элементов и т. д. Справится ли он с этой задачей в таком политико-финансовом, криминальном и националистическом «серпентарии», каким по факту оказался Казахстан как государство? Есть ли у него для столь сложного и нечистого дела своя команда?

Сейчас очевидны три факта. Первый: Казахстан утратил статус лидера в регионе Центральной Азии, которым он так незаслуженно кичился. Второй: на штыках конституционный порядок страны в долгосрочной перспективе не удержать. И третий: заказчик, воспользовавшийся всей суммой причин, приведших к трагическим событиям в Казахстане, не назван. Видимо, засвечивать его (или их) пока опасно.

Ирина Джорбенадзе

Читайте Росбалт в Google Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -5°
Санкт-Петербург: -3°