eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Почему Москва простила казахскому министру русофобию

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Для граждан, особенно «некоренных», в этой центральноазиатской стране мало что изменится и при Токаеве: идет рокировка элит, но не менталитета.

16:40, 21.01.2022 // Росбалт, В мире

Вводная картинка
© Фото с сайта www.kremlin.ru

Январские события в Казахстане, в ходе которых, по последним официальным данным, погибли 225 человек, включая 19 силовиков, и пострадали более 4 тысяч, положили начало концу двоевластия в республике (правда, до финиша установления полноценного режима президента Касым-Жомарт Токаева еще далеко, да и неизвестно, доберется ли он до него). Но действующий глава республики перестал быть «тенью» пожизненного лидера нации Нурсултана Назарбаева и усиленно, как водится, стал орудовать «новой метлой».

В частности, назначен ново-старый состав правительства: 11 из 18 министров сохранили свои посты. В числе «свежих» лиц — руководители силовых ведомств и министр информации Аскар Умаров, ранее отличившийся на ниве русофобии. Хоть официальный представитель МИД РФ Мария Захарова подчеркнула на брифинге в Москве, что назначение членов правительства является суверенным делом Казахстана, и его руководство «твердо следует курсу на всестороннее углубление дружественных отношений» с РФ, обеспечение прав всех без исключения граждан РК, но вместе с тем акцентировала внимание на неприемлемости высказываний националистического толка нового министра информации.

Они, сказала Захарова, «цитировались в СМИ … Любые националистические, ксенофобские высказывания, разжигающие чувство ненависти или неприязни между народами, народностями, национальностями неприемлемы, … это наша принципиальная позиция».

Но пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков «простил» носителя сомнительной национальной толерантности. По его словам, Россия готова работать с теми членами правительства Казахстана, которым оказал доверие президент Токаев — «глава нашего партнерского … государства». Разумеется, включая Умарова, со стороны которого, признал пресс-секретарь российского лидера, имели место «неловкие … некорректные высказывания». Однако «судить следует по тем заявлениям, которые он уже будет делать в своем новом статусе».

Выход из двоевластия был просто необходим Социальный взрыв, война кланов или продолжение «постсоветской весны народов»? Эксперты Политклуба «Росбалта» обсудили события в Казахстане.

Сам скандальный «герой» на своей странице в Facebook «оправдался» по части «демонизации его образа», заявив, что не является тем, кем его пытаются представить: «На всех предыдущих должностях старался вести плодотворную работу с российскими и другими партнерами. Делали совместные хорошие проекты. … Понимаю, насколько важны для нас союзнические отношения с Россией. Вызывает уважение и благодарность поддержка Российской Федерацией нашей страны». То есть, по его же словам, подтвердил свою приверженность «принципам толерантности и дружбы народов».

Назначение, конечно, странное, но это, в конце концов, дело Токаева. Вполне возможно, что выдвижением Умарова он хотел угодить национал-патриотам, дабы разбавить недовольство той части представителей титульной нации, которая считает, что власти пустили на самотек «дерусификацию» республики, создав «угрозу государственности Казахстана».

И в самом деле! В стране этнических казахов — 70%, а городское население сплошь и рядом говорит на русском, отдает своих детей (не массово, но часто) в русские школы. То и дело мелькают вывески на «великом и могучем», и Казахстан никак окончательно не перейдет с кириллицы на латиницу. Поможет ли такое «попустительство» Токаеву на президентских и парламентских выборах? Вряд ли, особенно со стороны молодой поросли, воспитанной отнюдь не на интернациональных ценностях. А ведь средний возраст жителей РК составляет 32 года, и у ратующих за «Казахстан для казахов» должен быть «свой человек» в правительстве. Но одной такой персоны явно мало, так что количество подобных во властных структурах будет, вероятно, расти. По большому счету, «своим» должен стать или сделать вид, что стал для соответствующей категории граждан, сам Токаев.

Между тем забот у него невпроворот. Главная — удержание власти при ограниченной численности преданной ему команды. Считается, что он свободен от старых клановых связей, националистических шор и в большей степени являет собой евразийца, а не восточного царька. Но Восток есть Восток, и разгребать унаследованные от Назарбаева «авгиевы конюшни» элит ему придется — для сохранения государства, собственной власти и предупреждения рецидива авторитарного правления по назарбаевской или иной, близкой к ней модели.

Назарбаев оказался живым, но пенсионером, а «конфликта в элите нет». В соцсетях расшифровали его послание А оно довольно парадоксальное: вроде остается много вопросов, а по сути — все ясно.

Что же касается пресловутого «русского вопроса», Токаев неоднократно подчеркивал преимущество двуязычия в контексте «конкурентности». Теперь ему придется придерживаться своих слов, но одновременно и поднимать казахские язык и культуру, вкладывая значительные средства в это дело. То есть стимулировать создание языкового баланса (почему бы не трехязычия — английский) на идеологическом уровне.

Что касается самого важного — «разбора полетов» с семьей Назарбаева и ассоциируемых с ним элит. Изгнание, аресты, война компроматов, изымание активов, передел собственности — это то, чем живет сейчас «Новый Казахстан», и от чего, включая политические убийства времен Елбасы, следует срочно отказаться.

Казахи подсчитывают «украденные» Назарбаевым деньги и, как говорят, возвращенная их часть будет аккумулирована в специальном государственном фонде, создаваемом по распоряжению Токаева. Что это — «грабь награбленное», откуп за свободу или «справедливая» экспроприация (без суда и следствия?) нелегальных доходов казахских богачей для их справедливого перераспределения. Это на Востоке-то!

Легко вообразить, сколько врагов наживет себе Токаев (по данным международных экспертов, половиной благосостояния Казахстана владеют 162 человека), и какие колонны двинутся к новой кормушке. Президенту в заданной ситуации предстоит удержать «новые элиты» от огромного и самого страшного искушения — легкими деньгами. Причем на фоне крайней бедности значительной части населения. По словам самого президента, доход половины проживающих в Казахстане слегка превышает $1300 в год: «На такие деньги практически прожить невозможно».

Если ситуация изменится в лучшую сторону, и с олигополией (определение Токаева) будет покончено, это станет некоторой гарантией того, что экономические требования, с которых начался «черный январь», стремительно не перерастут в политические, поддерживаемые даже теми, кто раньше о них и не помышлял. Но возможно ли такое развитие событий по определению? Ведь дело не столько в рокировке элит, сколько в изменении менталитета — очень длительного, крайне болезненного и даже взрывоопасного процесса, особенно на Востоке.

«До 1 января вся экономика Казахстана принадлежала одной семье» Главный редактор Орда.kz Гульнара Бажкенова считает, что «назарбаевцы» пока еще никуда не ушли.

Токаев уже выступил перед парламентом с множеством планов и обещаний. В частности, по реформированию правоохранительной системы, социально-экономического устройства республики; моратория на увеличение зарплат акимам, депутатам и министрам. Новое правительство, заверил он, будет активно работать на сокращение большого разрыва между богатыми и бедными. Словом, все «нужные» слова и обещания были сказаны и даны.

А новый премьер Алихан Смаилов назвал задачей правительства оправдание высокого доверия президента в этот трудный для всей страны момент. По его словам, правительство должно приложить все силы для повышения качества жизни населения, сохранения экономики, противостояния пандемии. Он упомянул об огромном уроне, нанесенном стране «террористами и мародерами», выводе страны из масштабного кризиса. Премьер заметил, что такие сложные и масштабные задачи еще не выпадало решать ни одному правительству. Кстати, ущерб, нанесенный казахстанскому бизнесу в ходе январских погромов, оценивается почти в 96 млрд тенге (порядка $221 млн).

Но что самое интересное, Казахстан, при условии стартовой честности, принципиальности и соответствующем менталитете ответственных лиц, грамотной внешней политике вполне, был способен не доводить себя до нынешнего состояния. Вспомним начало независимого развития этой богатой нефтью и газом страны — пока элиты не сформировались столь непробиваемо, и пока их алчность не стала набирать обороты с колоссальной скоростью. В страну, ставшую одним из центров нефтедобычи, повалили инвесторы, включая транснациональные компании; в темпе была создана необходимая инфраструктура, включая экспортные трубопроводы. Но при этом доподлинно неизвестно, уж не кое ли кто из крупных инвесторов помогал подтачивать основы казахской государственности.

Но Назарбаев зарвался, а потому многое проморгал. То, что в свое время именовали «казахским экономическим чудом», обернулось политическим крахом с вытекающими отсюда социально-экономическими последствиями, отсутствием элементарных демократических устоев — этого необходимого атрибута для уравновешивания массового сознания населения.

Надо думать, что чуда демократии в Казахстане не будет и при Токаеве, расставляющем на ответственные посты теперь уже своих, не нашептанных Назарбаевым людей. Сумеет ли он держать в руках элиты и умерить их аппетиты? Есть ли у него крепкие дипломаты и хозяйственники? И, наконец, удержится ли он от грубого развенчивания Назарбаева, чего нельзя делать ни в коем случае, чтобы не вносить дополнительного раскола в общество: ведь у Нурсултана Абишевича есть свои сторонники и несомненные заслуги, хоть и при очевидных грехах.

Напомним, казахская оппозиция была зачищена, но январские события показали, что всего лишь внешне, и это загнало проблему вглубь: в один не прекрасный день она буквально выстрелила. Оппозиция наличествует и за пределами Казахстана — это не только те, кто окрещен «экстремистами и террористами», но также другие серьезные круги в иностранных центрах силы и так называемые «беглые олигархи».

Эра Назарбаева закончилась. И что дальше? Беспорядки в Казахстане вызваны причинами, в которых предстоит разобраться. Еще одна «непонятка»: к чему приведет вмешательство России.

Внутреннюю оппозицию, конечно, стоит легализовать и удерживать ее в правовом поле — хотя бы для того, чтобы знать, чем она дышит, какие ошибки совершает, и что дельного можно у нее взять. Пока она себя не засвечивает — идет процесс выжидания действий нового режима или очередной подготовки к его свержению. «Сменщик» Токаева из не столь далекой Франции, бывший высокопоставленный чиновник и банкир Мухтар Аблязов пообещал скоро вернуться на родину и сформировать временное правительство. В настоящее время он возглавляет движение «Демократический выбор Казахстана», которое признано в РК экстремистской организацией, а сам он приговорен к пожизненному заключению за убийство бизнес-партнера.

Как сказал оппозиционер РИА «Новости», его политическая сила добьется смены режима в Казахстане, и если она победит на выборах, то он станет «легитимным премьер-министром». Ну а должность президента будет ликвидирована. За помощью в свержении власти в республике Аблязов, по его словам, намерен обратиться к мировым лидерам.

Заметим, начало новой «карьеры» беглого олигарха видится «многообещающим» — по сути, в определенном смысле он решил пойти по украинскому пути и полностью лишить свою страну независимости. И Токаеву не стоит отмахиваться от озвученных оппозиционером угроз — такого рода намерения на постсоветском пространстве довольно быстро воплощаются в жизнь. Что же, снова обращаться к ОДКБ?

Кстати, на митинги, к проведению которых Аблязов призывал на днях казахов посредством соцсетей (в центре столицы и на других локациях), так никто и не пришел, но силовики все же приняли превентивные меры — перекрыли доступ к центральной площади патрульными машинами. Тут же дежурили «скорые».

Между тем Токаев сам должен стать институтом «скорой помощи» для своей страны. Круг проблем, который ему предстоит решить, обозначен, и вышеупомянутая национальная политика занимает в нем далеко не последнее место, поскольку является, среди прочего, частью системы обеспечения государственной безопасности, к реорганизации которой президент уже приступил.

Но остается еще масса вопросов, в том числе: насколько быстро Токаев и его правительство проведут реформы; не будут ли они саботированы коррумпированными элитами; как отнесется зарубежная собирательная «княгиня Марья Алексеевна» к новому казахскому порядку. Или беспорядку, что тоже не исключено.

Ирина Джорбенадзе

Читайте Росбалт в Google Новости

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +13°
Санкт-Петербург: +16°