eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

Макрон переодевается в камуфляж

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Францию ждет политическая стабилизация и экономическая милитаризация — таков наиболее ожидаемый исход парламентских выборов.

20:42, 15.06.2022 // Росбалт, В мире

Вводная картинка
© Фото с сайта www.kremlin.ru

Совсем недавно, 24 апреля, Эммануэль Макрон переизбрался на второй президентский срок. С куда большим трудом, чем в первый раз, он одолел Марин Ле Пен и сохранил пост главы французского государства. Но ему сразу же пришлось включиться в новую предвыборную гонку — парламентскую. Причем график получился весьма напряженный — практически на ходу надо было укрепить пропрезидентскую партию, придумать ей новое имя и сформировать на ее базе центристский блок. Все это, похоже, Макрону удалось.

В минувшие выходные макронистский блок «Вместе!» с минимальным отрывом выиграл первый тур парламентских выборов и рассчитывает на закрепление этой победы во втором туре, который пройдет 19 июня. Впрочем, разрыв с коалицией левых сил «Новый народный экологический и социальный союз» (NUPES) составила всего 0,1% (25,7% против 25,6%). Это очень условная победа, тем более что лидер левых Жан-Люк Меланшон и его соратники обвинили МВД, который занимается проведением выборов во Франции, в махинациях с целью обеспечить победу макронистам.

Так что говорить все же можно об одинаковом результате «Вместе!» и NUPES. Разрыв в примерно 21 тысячу голосов для 67-миллионой Франции — это, можно сказать, статистическая погрешность. Даже с учетом того, что явка на этих выборах была рекордно низкой.

Европа готовится к решающей схватке с США и Россией Украинский конфликт вызвал тектонические сдвиги в мировой политике, вопрос в том, кто будет солировать в «концерте держав».

По итогам первого тура парламентских выборов шансы попасть в Национальную ассамблею Франции сохраняют еще три партии. За блоками Макрона и Меланшона идет партия Марин Ле Пен «Национальное объединение» (18,7%), на четвертом месте — «Республиканцы» (10,4%). Наконец, пятые — соратники ультраправого экс-кандидата в президенты Эрика Земмура из партии «Реконкиста» с 4,2% голосов. Остальные партии и союзы не преодолели четырехпроцентный электоральный барьер.

Теперь пять наиболее удачливых партий агитируют тех избирателей, которые голосовали за аутсайдеров, набравших менее 4% голосов, и готовятся к скорому второму туру. Опыт предыдущих выборов при этом показывает, что шансы в нем выше всего у макронистов, поскольку чаще всего именно «партия власти» улучшает во втором туре свой результат. «Реконкиста» же имеет все шансы пролететь мимо парламента, как не раз случалось ранее со сторонниками Марин Ле Пен.

Впрочем, Эммануэль Макрон уже начал вести себя так, будто он окончательно победил. Если до этого ему надо было предельно дипломатично высказываться о любых проблемах, в том числе, о ситуации в Украине, то теперь же Макрон явно считает, что у него развязаны язык, а главное, руки. И вот французский президент уже заявляет о вступлении своей страны в период «военной экономики».

Те его избиратели, которые опасались, что Франция может быть втянута в крупный вооруженный конфликт, уже вряд ли изменят свои политические предпочтения. И Макрону можно высказываться заметно свободнее. Так что он уже сейчас, за 4 дня до второго тура парламентских выборов, спокойно сообщает о намерении пересмотреть закон о военном планировании на 2019–2025 годы.

США хотят начала сражения за Тайвань Вашингтон заинтересован в кризисе, способном серьезно сломать финансовые механизмы в Азии, полагает востоковед Алексей Маслов.

Тут важно помнить, что после Brexit Франция осталась единственной страной в ЕС, у которой есть собственное ядерное оружие. И теперь одной из главных целей Парижа, судя по всему, станет наращивание военного потенциала с прицелом на то, чтобы вернуть себе лидерские позиции внутри Евросоюза и в мире в целом (о том, как схожих целей добиваются Великобритания и Германия, читайте здесь).

Действительно, все это начинает походить на подобие гонки с Германией, которая уже заявила программу перевооружения армии стоимостью 100 млрд евро. Интересно, сколько на те же цели готов будет потратить Макрон, и сколько в реальности потянет Франция, которая, по его словам, «вошла в период милитаризованной экономики», причем «на долгую перспективу».

Видимо, не зря эксперты еще в начале весны отмечали, что именно европейский регион (куда они отнесли и Россию) за последние пять лет стал крупнейшим покупателем вооружений, и в ближайшие годы, скорее всего, останется лидером по этому показателю. Фабриканты оружия, в том числе во Франции, явно могут заказывать шампанское.

Георгий Ярцев

Нет сил читать? Смотри наши видео на Youtube

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: +18°
Санкт-Петербург: +21°