eye best_1 best_2 best_3 best_4 best_5 doubledot dot

В мире

«Тегеран колеблется между Западом и Россией»

Настоящий материал (информация) произведен, распространен и (или) направлен иностранным агентом АО «РС-Балт» либо касается деятельности иностранного агента АО «РС-Балт». 18+

Жесткие заявления в адрес Ирана, прозвучавшие в ходе визита президента США Джо Байдена в Израиль, комментирует востоковед Александр Шумилин.

16:55, 15.07.2022 // Росбалт, В мире

В Белом доме уверены, что хуже Ирана в его нынешнем виде может быть лишь Иран, обладающий ядерным оружием.
© Фото с сайта Совета по внешней и оборонной политике

Первым важным событием во время визита президента США Джо Байдена на Ближний Восток, который начался с посещения им Израиля, стало подписание декларации о стратегическом партнерстве двух стран. Выступая после этой церемонии, премьер-министр еврейского государства Яир Лапид заявил, что «страны свободного мира» готовы применить силу против Ирана, чтобы остановить его ядерную программу.

В свою очередь, Байден пообещал, что США и Израиль будут сотрудничать в развитии нового лазерного оружия для обеспечения безопасности еврейского государства и американских военных. Президент США также заявил, что «хуже Ирана в его нынешнем виде может быть лишь Иран, обладающий ядерным оружием».

Совместная декларация, подписанная американским и израильским лидерами, гласит: «США подчеркивают, что не позволят Ирану приобрести ядерное оружие и что они готовы использовать для этого всю мощь страны». На совместной с Байденом пресс-конференции Лапид высказал похожее мнение: «Единственное, что остановит Иран, это осознание того, что в случае, если они продолжат развивать ядерную программу, свободный мир применит силу».

По словам американского президента, «мы изложили руководству Ирана, на что мы готовы согласиться, чтобы вернуться к СВПД (Совместный всеобъемлющий план действий по иранской ядерной программе, он же „ядерная сделка“). Мы ждем ответа. Когда это произойдет, когда это наступит, я точно не знаю. Но мы не собираемся ждать вечно».

О том, означают ли эти заявления американского и израильского лидеров конец надеждам на возобновление «ядерной сделки» с Ираном, обозреватель «Росбалта» поговорил с руководителем Центра Европа — Ближний Восток Института Европы РАН Александром Шумилиным.

— Можно ли говорить о новом этапе американской ближневосточной политики?

КНР идет к стагнации и кризису О том, как китайская экономика угодила в «ловушку среднего дохода», рассказывает экономист Сергей Хестанов.

— Этот новый этап наступил еще в последние месяцы президентства Дональда Трампа, когда были заключены соглашения между Израилем и арабскими монархиями. И сейчас задача Байдена — укрепить эту ситуацию, развить ее, еще больше имплантировать Израиль в арабский сегмент Ближнего Востока.

Именно в этом главная идея Иерусалимской декларации. Она направлена не только на укрепление стратегического партнерства между США и Израилем, что является константой на протяжении десятилетий, но также и против Ирана, против предотвращения появления ядерного оружия в этом регионе.

Третье направление этой декларации — взаимодействие США и Израиля в гуманитарной поддержке Киева, где констатируется право Украины на суверенитет и территориальную целостность.

В целом эту декларацию уже называют большим политическим успехом Байдена.

— На ваш взгляд, может ли третья часть Иерусалимской декларации подразумевать, что Израиль снимает запрет на продажу Киеву своего оружия третьими странами?

— Это очень тонкий вопрос. Из декларации этого не следует. Там говорится о «правомерности позиции Украины с точки зрения международного права» и «поддержки ее в гуманитарном плане». Подразумевать это можно, но это уже относится к другой сфере — негласного взаимодействия.

Иран ищет пути повысить свой статус Решение Тегерана присоединиться к БРИКС, помимо прочего, вызвано желанием найти пути для обхода санкций, полагает востоковед Владимир Сажин.

— Вернемся к теме Ирана. Заявления по поводу Тегерана в декларации и выступлениях лидеров США и Израиля очень жесткие. Не означают ли они, что на «ядерной сделке» с Исламской республикой поставлен крест?

— Нет, здесь нет такой жесткой констатации такой идеи. Дело в том, что эти переговоры последнее время велись очень тяжело, но тем не менее, европейцы на них смогли сформировать ситуацию сближения позиций США и Ирана. Правда, потом эта тенденция была несколько подорвана позицией Москвы.

Напомню о требовании министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова от 5 марта дать письменные гарантии на уровне госсекретаря США, что взаимодействие РФ с Ираном будет выведено из-под санкций ООН. Переговоры после этого застопорились. Тегеран был недоволен: нет сделки — нет выхода иранской нефти на мировой рынок. Подписание соглашения, о готовности которого заявлял, например, верховный представитель Европейского Союза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель, застопорилось.

Тем не менее, Москва не рассталась с надеждой сохранить и развивать двусторонние отношения с Ираном. Ожидается, что в ближайшие дни состоится визит президента РФ Владимира Путина в Тегеран.

Появился новый элемент во всей этой ситуации. Сделка с Ираном в новой версии заморожена, Тегеран продолжает колебаться между Западом и Россией. Москва будет стараться поддерживать эти колебания и тенденцию дальнейшего отхода Исламской республики от Запада в контексте отношений вокруг Украины.

Похоже, что США и Израиль решили ужесточить тон в отношении Ирана, хотя сама сделка была готова еще в апреле–мае. Однако это не означает ее конец, это означает появление новых тенденций. Как это все может выглядеть, мы узнаем после визита Байдена на саммит государств Персидского залива, где, как мне кажется, тема противостояния Ирану будет поднята обязательно, но не будет ужесточена. Возможно, мы увидим попытки смягчения отношений между арабскими монархиями и Ираном.

Беседовал Александр Желенин

Нет сил читать? Смотри наши видео на Youtube

Статьи

Топ за неделю


Новости

Все новости

Погода

Москва: -3°
Санкт-Петербург: +1°